Гуманитарная программа
по воссоединению народа Донбасса
23.10.2017, Киев, Александр Ростовцев
  9 520 просмотров
Авторская колонка, История, Сюжет дня, Украина

 Операция «Запад»


70 лет назад, в октябре 1947 года началась операция советских спецслужб под кодовым названием «Запад», в ходе которой удалось в значительной мере ослабить социальную и экономическую базу организации украинских националистов на Западной Украине и полностью ликвидировать упашню и бандеровщину на Левобережье, куда те проникли и пустили корни во время гитлеровской оккупации.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, FacebookОдноклассниках или Вконтакте

По такому поводу, срочно зажевав свежий перегар щепоткой чайной заварки и временно «позабыв» ради «святого дня» о противостоянии с бандеровскими последышами, на голубых экранах нарисовался скорбный «гарант» Порошенко, распространивший дежурное заявление в СМИ о «незламанности украинского духа кремлёвскими репрессиями». Боль нетрезвого сердца босса подхватили  и выдавили свой стакан «слезинок упаша» всевозможные околовластные холуи и лояльные хунтарям СМИ. Заголосили и завыли на все лады о «геноциде» майданные блогеры.

Незамутнённые и получившие за последние 25 лет целый пучок инъекций антисоветизма в мозг граждане, слушая подобные завывания, часто начинают задумываться: «а ведь западенцам есть за что не любить нас, москалей, – ведь это мы их гнобили и выселяли».

Если воспринимать всерьёз бандеровский агитпроп – безусловно. Но если рассматривать дело с поправкой на любимый аргумент «свидомых» – «а нас за що?» – история представляется «не столь однозначной», как сказала бы знаменитая «крымчанка – дочь офицера».

У советского руководства были все основания для проведения операции «Запад», в ходе которого были высланы за можай родственники активных членов ОУН. Лукавые украинские «историки» также умалчивают, что значительную часть вынужденных переселенцев составили не одни только родственники бандеровцев, но и уголовный элемент, а также селюки, лояльные не только по отношению к УПА, но и к гитлеровцам, да ещё и принимавшие участие в геноциде польского, русского, еврейского населения Западной Украины до, во время и после гитлеровской оккупации. Кроме того, «свидомые» утверждают, что ссыльных высаживали едва ли не голой дупой в тундру, «погибли почти все», а это совсем уже наглая ложь.

Но обо всём по порядку.

Прежде всего следует уяснить, что репрессивные действия СССР в 1930 – 1950 годы в отношении нелояльного населения были обычной мировой практикой. Более того, как показывают исследования западных историков из группы «Советское наследие», основанные на изучении советских архивных материалов, подаваемая в СМИ «информация» о тех событиях носит преимущественно фольклорный характер и основана на недостоверных слухах, а то и откровенно политических спекуляциях.

Депортационные мероприятия на Западной Украине были напрямую связаны с полученной органами НКВД – НКГБ информацией о подготовке сотрудничавшей с нацистскими спецслужбами ОУН вооруженного восстания.

Весной 1941 года советские органы внутренних дел получали сигналы о постоянно увеличивающейся активности националистов. Они справедливо полагали, что в случае войны оуновцы выступят на стороне гитлеровской Германии. В начале апреля было установлено, что ОУН вела подготовку вооруженного восстания, приуроченного к вторжению Германии. НКВД регистрировал «значительный рост убийств и бандпроявлений со стороны украинских националистов» – 47 нападений в апреле и 58 – в мае 1941 года, в результате которых 98 человек, в основном – местных активистов, было убито и 46 ранено. С 1 января по 15 июня 1941 года советскими силовыми органами в Западной Украине было уничтожено 38 националистических повстанческих групп, а также 25 уголовных банд, общей численностью 273 человека. К 15 июня они занимались ликвидацией еще 51 отряда ОУН, общей численностью 274 человека.

22 мая 1941 НКВД выселил 11 329 человек из Западной Украины. 13 июня им было арестовано 5 479 человек в Молдавии и в Черновицкой и Измаильской областях УССР. На Западной Украине, во время спецоперации, некоторые из оуновских нелегалов явились с повинной, чтобы спасти от ссылки свои семьи. В ответ органы госбезопасности освободили сельских бедняков и тех членов ОУН, которые не были уличены в террористических актах. Однако очень быстро стало понятно, что эти депортации не смогут уничтожить подполье ОУН. 21 июня Всеволод Меркулов, народный комиссар государственной безопасности, подписал приказ на проведение еще одной депортации членов ОУН и их семей. Вторжение немецких войск помешало этим планам.

Как видим, действия НКВД и НКГБ перед войной имели ответные и превентивные цели – обезопасить приграничные районы страны от бандитских и откровенно враждебных элементов.

Примем во внимание и ещё один немаловажный факт – если за сотрудничество с советскими властями оуновцы убивали не только «зрадников», но и по возможности членов их семей, то советские силовые органы наносили точечные удары по врагам государства: ликвидации подлежали только «крещеные» кровью преступники, а членов их семей отправляли в ссылку, да и то не всегда. Кроме того, за явку с повинной следовала амнистия.

Далее на нашу страну навалилось военное лихолетье и оккупация значительной части европейской территории, во время которого оуновцы проявили себя не только прекрасными исполнителями грязной работы на службе у гитлеровцев по уничтожению людей, но и самостоятельными организаторами геноцида, тем самым поставив себя вне закона.

Во время войны ОУН-УПА успели нажить себе массу врагов, что их ликвидацией занимались не только спецслужбы СССР, но также Польши и Чехословакии. Оставленная германскими нацистами материальная база и западная помощь после войны позволяли бандеровцам некоторое вести войну против СССР, но только участие местного населения могло сделать эту войну затяжной.

И упашня в полной мере задействовала фактор «народной войны», посчитав всё украинское население, особенно западных областей, своим резервом и помощниками. Главари УПА полностью проигнорировали усталость населения от войны и нежелание основной массы воевать против советской власти, из-за чего в практику вошли насильственная мобилизация в «повстанческую армию», «крещение» кровью и круговая порука. На одних только немецких «закладках» упаши не могли продержаться в лесах целых три года. На руку оуновцам сыграла общая забитость и безграмотность западенцев, лишь короткое время до войны находившихся в составе УССР и недостаточно окультуренных.

Советское правительство вполне справедливо полагало, что «семьи бандитов представляли собой серьезную укрывательско-пособническую базу для буржуазно-националистических банд», ядро их гражданской инфраструктуры. Перемещение этих сочувствующих с постоянного места жительства разрушало эту инфраструктуру без применения мер крайней жестокости, отделяли рядовых мятежников от убежденных противников, принуждали рядовых боевиков принять амнистию.

10 января 1945 года была выпущена директива «Об усилении борьбы с украинско-немецкими националистами», которая систематизировала действия силовиков. В  ней предлагалась стратегия, которая, в скором времени, оправдала себя.

Органы госбезопасности должны были: «провести в сельских местностях западных областей УССР учет жителей в возрасте от 15 лет и выше. При проведении учета населения точно установить, где находится тот или иной гражданин или гражданка. Родственников тех лиц, точное местонахождение которых не будет установлено, предупредить под расписку, что если эти лица не явятся в органы советской власти, то они будут считаться участниками банд и к их родственникам будут применены репрессии, вплоть до ареста и выселения».

«Не пропускать ни одного случая бандпроявлений без ответных мер, усилить высылку семей бандитов и кулаков, оказывающих какую бы то ни было помощь бандитам». Эта директива привела к регулярным выселениям семей упашей.

Советская власть не лукавила, не обещала кренделей небесных, заранее предупреждая боевиков о надвигающихся репрессиях против их семей, и шла на значительный, но оправданный риск, предполагая, что данная форс-мажорная мера выведет людей из лесов и схронов.

Идентифицировав семьи оуновских боевиков, власти выслали только некоторые из них и угрожали депортировать остальных в ответ на нападения националистов. В конце 1940-х годов в ссылку отправлялись сразу несколько семей националистов в ответ на каждое нападение боевиков. Если упашня убивала представителя власти, вроде секретаря райкома, в ссылку шли все семьи националистов, проживавшие в данном районе. Это было эффективное средство убеждения.

Истории известны многочисленные факты, когда власти не трогали членов семей боевиков. Были нередки случаи, когда из одной семьи старшие братья сидели в схроне, «мобилизованные» Шухевичем в 1943 – 44 годах, тогда как младшие воевали в Красной Армии.

Угроза ссылки и ее умеренное, но незамедлительное применение в связке с амнистиями тех, кто являлся с повинной, были эффективным методом усмирения лесного воинства. Это заставило разоружиться и вернуться к мирной жизни многих «воякив», кто не хотел воевать: крестьян, мобилизованных упашами, или присоединившимися к ним дезертиров из Красной Армии. Фактически, этот метод спас тысячи западенских селян от неминуемой гибели (таблица 1).

Боюсь, что сегодня никакие архивные документы и исследования историков не раскроют в полной мере такое явление среди западенцев, как сознательный уход мужского населения в ряды УПА с целью уклонения от службы в Красной Армии, а затем добровольную сдачу властям и даже отправление в безопасную ссылку. Человечкам просто хотелось жить любой ценой.

Необходимо отметить, что перед высылкой органы госбезопасности на некоторое время задерживали в райцентре семьи западенцев, в которых отсутствовал кто-либо из родственников, давая «повстанцам» еще одну возможность явиться с повинной. Если они подчинялись, власти освобождали их семьи и амнистировали тех упашей, за которыми не было убийств. Так, в Дрогобычской области из 2 557 задержанных семей 1 356 были освобождены после того, как их родственники из УПА сдались. Высылка семей повстанцев и подозреваемых пособников заставляли гражданское население, сочувствующее националистам, задуматься, прежде чем помогать мятежникам. После того, как власти вывезли из Западной Украины 14 535 подозреваемых пособников повстанцев с июля до октября 1947 года, было замечено, что «отношение местного населения к бандитам изменилось; они начали отказываться снабжать бандитов и укрывать их».

Напомним, что советские силовые органы не преследовали людей за то, что они западенцы. В их поле зрения находились люди, являвшиеся родственниками и симпатизантами мясников, устроивших Волынскую резню (30 – 80 тысяч убитых), нацистских карателей и подручных, воевавших против Красной Армии и советских партизан, мрази, убившие героя войны и освободителя Киева генерала Ватутина. Нелюди, зверски уничтожавшие лояльных советской власти украинцев, школьников, врачей, учителей, инженеров и других специалистов с Востока. Более 30 тысяч человек за период с 1944 по 1955 годы.

Что касается «голой дупы западенца в тундре», то «свидоменькие» и здесь брешут. Расселение членов семей оуновцев (примерно 175 тысяч человек за всю войну с бандеровцами) шло от Омска до Красноярска с заездами на благодатный Алтай, южный Казахстан и Киргизию. Во всех случаях ссыльных снабжали продовольствием и денежным пособием на дорогу, а на месте людей селили в жилища. За колючую проволоку, как канадских и американских японцев, западенцев никто не селил и в правах не поражал. Их дети могли свободно учиться в школах и университетах, идти служить в армию, занимать начальственные должности в государственных и хозяйственных учреждениях, и по достижению совершеннолетия покидать место поселения.

Задачей депортации было выкорчевать бандеровцев и сочувствующих им лиц из Западной Украины и расселить их подальше друг от друга на бескрайних просторах Советского Союза в надежде, что мир и время всё перетрут и излечат. Насколько обоснованы были такие действия показывает день сегодняшний, когда идейные потомки карателей из ОУН-УПА зверствуют на Донбассе, сжигают людей и похищают неугодных по всей Украине.

«Когда говорят, что ОУН УПА – преступники, потому что сотрудничали с нацистами, в этом есть рациональное зерно, однако это утверждение несколько дезориентирующее. Сотрудничество ОУН УПА с нацистами – это только вишенка на торте. Сам торт – это самостоятельные массовые преступления, совершенные этой кровожадной организацией по собственным планам, собственными руками», — обращает внимание историк Александр Дюков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Комментарии для сайта Cackle
Все новости за сегодня
  • Ноябрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.