Гуманитарная программа
по воссоединению народа Донбасса
08.07.2016, Москва, Валентин Филиппов
  964 просмотров
Политика, Россия, Сюжет дня, Украина

«Ситуация необратима. Украина идёт к полномасштабной гражданской войне»


Российский предприниматель Алекс Крепчинский стал настоящей звездой социальных сетей после истории с семьей девочки Насти из Киева, которой  он помог уехать с мамой из Украины после нападения на них националистов 9 мая из-за Георгиевской ленты на одежде. В беседе с «ПолитНавигатором» Крепчинский рассказал о необходимости помощи оставшимся на Украине соотечественникам и неизбежности нового витка конфликта в бывшей советской республике.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, Facebook, Одноклассниках или Вконтакте

10400103_918339598279738_7997046077747907725_n

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Алекс! Если коротко, та знаменитая история с девочкой и мамой, которых Вы вывезли в Россию, защищая от нацистов. У них всё в порядке? Работа, учёба?

Алекс Крепчинский: Не без административных трудностей. Обживаются в России. Настя идёт в школу.

Валентин Филиппов: Вы проявили интерес не только к пострадавшим, но и к их обидчикам. Скажите, а у обидчиков какие-то трудности возникли? 

Алекс Крепчинский: Правосудие неизбежно для любого преступления.

Валентин Филиппов: Даже несмотря на то, что сегодня Верховная Рада приняла амнистию для нацистов?

Алекс Крепчинский: Сама формулировка смешна для любой власти. Амнистия для нацистов? Если ты нацист, делай все, что хочешь?

Валентин Филиппов: Они это называют «участник АТО». Просто я привык сразу по-русски говорить.

Алекс Крепчинский: Тем более. Чудовищно, когда функции государственных силовых структур в стране исполняют неформалы, да ещё и с индульгенцией за свои преступления.

Валентин Филиппов: Я к чему об этом всём. Нацисты или бессмертны, или недальновидны. Сейчас в Одессе нацисты добиваются увольнения с работы преподавателя университета. Елены Радзиховской. Она — мать одессита, погибшего Второго Мая от рук нацистов. Что у них в голове? Почему они уверены в своей безнаказанности? Вот в той же Одессе?

Алекс Крепчинский: Я в курсе этой ситуации. Случай не единичный. Свободная охота на ведьм — признак слабеющего государства и полного безвластия.

Валентин Филиппов: Но где-то они должны харчеваться? Как Шариков утверждал.

Алекс Крепчинский: Вопрос не ко мне. Украина сегодня — дикие джунгли и право сильного.

Валентин Филиппов: А, кто же там сильный?  Хозяйничают нацисты на нижнем уровне, но они же идут в услужение чиновникам, против которых, якобы, борются. Кто на Украине сильный? Кто управляет ситуацией?

Алекс Крепчинский: Глобально — никто.  Гуляй-Поле. У меня есть знакомые в сегодняшних силовых структурах Украины. Они жалуются на то, что после ареста за реальное преступление, идёт команда отпустить. А судьи боятся осудить преступника со статусом «герой АТО».

Валентин Филиппов: Такая территория представляет опасность не только сама для себя. Как считаете, Россия, как государство, осознаёт опасность, исходящую с территории бывшей Украины? Способна ли РФ противостоять этим угрозам, этому хаосу?

Алекс Крепчинский: Никакой опасности для России не вижу. Структуры Украины сейчас настолько продажны, что вся информация моментально попадает в компетентные службы России. Думаю, что там учтены все, по головам.

Валентин Филиппов: Вы не верите, что хаос может перекинуться на Россию?

Алекс Крепчинский: Хаос в России? После событий 1991, 1993 года и постоянной борьбы с терроризмом на Кавказе, у спецслужб России достаточный опыт для недопущения малейшей возможности хаоса.

Валентин Филиппов: Скажите, как бизнесмен, когда крупные компании начнут вкладывать деньги в Крым?

Алекс Крепчинский: Знаю несколько значимых проектов, которые реализованы в Крыму. Инвестиции в Крым — вопрос времени и законодательства.

Валентин Филиппов: Есть ли способы принуждения Украины к «Минску»?

Алекс Крепчинский: Я не политик, но знаю одно: Украина, отпустив ситуацию внутри страны, не реагируя на количество оружия на руках, на сформированные бродячие банды, запустила процесс Гражданской войны. Моё мнение — ситуация необратима. Украина идёт к полномасштабной гражданской  войне.

Валентин Филиппов: Всех против всех.

Алекс Крепчинский: Именно так. И это неизбежно.

Валентин Филиппов: Что можно делать нам. Здесь, в России. Можем ли спасти хоть кого-то или что-то? Ведь потом всё равно отстраивать это всё России.

Алекс Крепчинский: Это необходимо.  Тут вопрос к жёсткостям миграционной политики России. Трудно, но возможно.

Нужно спасать людей.

Люди с возможностями обязаны протянуть руку нуждающимся.

Я неравнодушен к судьбе Украины. После истории с девочками из Киева, у меня сотни призывав о помощи, поддержке и просьб о переезде в Россию. Многие помогают, но этого мало. Важно, чтобы в России поняли: Донбасс остановил огонь войны. Люди должны это понять.

Валентин Филиппов: Так от себя скажу, что не совсем это в РФ понимают.

Алекс Крепчинский: Я вижу. Поэтому говорю об этом.

Валентин Филиппов: Надеюсь, Вас услышат и осознают. Спасибо. Всего доброго.

Алекс Крепчинский:  Спасибо, до свидания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Комментарии для сайта Cackle
Все новости за сегодня
  • Ноябрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.