Эксперт рассказал о ходе и перспективах газовой войны Европы с Россией

09.08.2022  00:13 (Мск), Москва
Иван Добровольский.  
Просмотров: 7247
 
Газ, Дзен, ЕС, Интервью, Китай, Конфликт, Кризис, Общество, Политика, Россия, США, Украина
Новости Украины

И страны Европы, и Россия смогут диверсифицировать свои газовые рынки лишь через несколько лет. При этом, если РФ может перебросить объемы, поставляемые сегодня в Европу, на страны Азии, то европейские государства будут вынуждены сокращать свою промышленность и повышать тарифы для населения.

Об этом в интервью «ПолитНавигатору» рассказал ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Эксперт также пояснил, почему Россия не остановила транзит газа через Украину и что стоит за нежеланием Китая запускать новую нитку газопровода «Сила Сибири».

И страны Европы, и Россия смогут диверсифицировать свои газовые рынки лишь через несколько лет....

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости.


ПН: Почему Россия до сих пор не остановила транзит газа через Украину?

И.Ю: Российская позиция заключается в том, что мы не политизируем энергетику, и если у нас есть контракты на поставку газа, мы их выполняем. Российская позиция как раз исходит из того, что политического решения о прекращении поставок газа в Европу или прекращении транзита через какие-то отдельные страны не принималось. То есть, каждый случай, когда сокращается объем поставок из России в Европу, вызван индивидуальными причинами.

Например, газопровод «Ямал-Европа» не работает потому, что Польша, по сути, национализировала долю «Газпрома» в компании-операторе. Они заблокировали выплату дивидендов, запретили «Газпрому» участвовать в управлении компанией. Это значит, что у тебя нет этой доли. А у «Газпрома» там было 48%. В ответ Российская Федерация ввела санкции против этой компании «EuroPol», запретив какие-либо сделки с ней. Значит, «Газпром» не может платить за транзит, значит, транзита нет.

Сокращение объемов поставок по «Северному потоку» вызвано проблемами с турбинами – с ремонтом, возвратом, оформлением. Соответственно, через Украину Россия подавала газ, пока Украина не стала нарушать этот контракт. По контракту «Газпром» обязан поставлять в сутки 109 миллионов кубов. Он это делал, пока Украина не потеряла контроль над участком границы, где проходит газопровод «Союз», через газоизмерительную станцию «Сохрановка».

Теперь получается, что тот газ, который проходит через «Сохрановку», попадает на территорию ЛНР. А Киев традиционно проповедует стратегию, что как только он теряет контроль над какими-то территориями, он всячески пытается их блокировать и отчуждать. Поэтому он запретил поставлять газ через «Сохрановку». Если «Газпром» подаст там газ, то дальше по течению этот газопровод все равно выходит с территории ЛНР и попадает на территорию, подконтрольную Киеву. И там Киев закрыл вентиль. Если «Газпром» попробует подать туда газ, создастся давление в трубе и где-то она взорвется. Хотя по контракту он обязан принимать там, где «Газпром» хочет прокачать.

В том числе, в контракте прописана газоизмерительная станция «Сохрановка». Поэтому оператор газотранспортной системы Украины не выполняет контракт, и «Газпром» просто говорит, что по другим направлениям, в частности, через газоизмерительную станцию «Суджа», которая севернее находится, «Газпром» говорит, что технически подать больше газа не может. 42 миллиона кубов в сутки подает и все.

На своей территории «Газпром» оптимизировал газотранспортную систему, то есть, разобрал газопроводы, потому что считал, что они ему больше не понадобятся, потому что есть «Северный поток-2», у него «Турецкий поток» есть, поэтому для исполнения контракта, ему не нужно было качать много через «Суджу». Но политического решения об остановке поставки газа в Европу Россия не принимала. Зачем качать через Украину? С одной стороны, правильно или нет, здесь сложно сказать, но «Газпром» исходит из того, что он должен выполнять взятые на себя обязательства.

Насколько это важно для сохранения отношений с европейцами – сказать сложно. Понятно, что фактически все, кроме поставки газа, между нами попало под санкции и разорвано. Но, как минимум, чтобы продемонстрировать Китаю, куда мы собираемся увеличивать объемы поставок, и с которым ведем переговоры, что Россия даже в условиях жесткой конфронтации все равно исполняет контракты. И это наше конкурентное преимущество в глазах потенциальных покупателей. Как минимум, чтобы Китаю продемонстрировать такой подход, «Газпром» хочет сохранять поставки газа в «Европу».

ПН: Можно ли сделать это зимой – каковы будут последствия, сделает ли это Киев более сговорчивым?

И.Ю: В целом Киев не будет более сговорчив – это вопрос, скорее к европейцам, это их проблемы, потому что – что будет к началу отопительного сезона с Украиной в плане обеспечения газом, сказать сложно. С одной стороны, у них радикально падает потребление в промышленном секторе, с другой стороны, они теряют все больше территорий, а, значит, там не нужно заботиться о снабжении и том, как население перезимует. У них сразу выпадает две категории потребителей – это промышленность, потому что она обрушилась, и второе – это любые потребители: социальные объекты, население и так далее на территориях, которые они потеряли.

То есть, они сразу же бросают все эти территории, которые Киев потерял. Он не будет заниматься вопросами газоснабжения там. И вполне может оказаться, что к началу зимы у него потребление сравняется с собственной добычей. Собственная добыча у Украины порядка 20-ти миллиардов кубов, это довольно много, а потребляет он, как правило, 30 миллиардов кубов. Если за счет падения потребления в промышленном секторе и отказа от поставки газа на юго-восточные территории, над которыми потерян контроль, может быть, он придет к объему потребления 20 миллиардов кубов.

Таким образом, может быть, не самым позитивным, он выйдет на самообеспечение. И в этом плане ему поставки газа из Европы вообще не нужны будут – ни в реверсном режиме, ни виртуальный реверс – все равно. В этом плане, будет ли у Европы газ или не будет, Украине будет все равно, а в какой-то степени даже выгодно, чтобы Европа, условно говоря, замерзала. Киев будет говорить: «Смотрите, агрессивная Россия, вы нам плохо помогаете и лишаетесь поставок газа». В этом плане чем ситуация хуже, тем лучше для Киева. Поэтому для него вопрос транзита не так актуален.

ПН: Можно ли использовать «Северный поток-2» в нуждах Калининграда и области?

И.Ю: Нет, «Северный поток-2» нельзя использовать для нужд Калининградской области. Все эти разговоры являются спекуляцией – никакого смысла даже пытаться в море соединить какую-то трубу, ответвление пустить на Калининград нет, потому что это технологически сложно, дорого и непонятно зачем. Во-первых, в Калининград остается транзит газа через Литву, во-вторых, система резервного газоснабжения в Калининграде уже создана за счет плавучего СПГ-терминала. Там стоит плавучий СПГ-терминал «Маршал Василевский», который по приемной мощности своей может полностью обеспечивать всю Калининградскую область в случае отказа от поставок трубопроводного газа через Литву.

Зачем «Северный поток» гнать туда, тем более, все потребление Калининградской области – несколько миллиардов кубов, а «Северный поток-2» построен мощностью 55 миллиардов кубов. Качать пару миллиардов кубов по нему – это очень сложно и нерационально, поэтому никто этим заниматься не будет.

ПН: Правда ли, что Китай пользуется моментом и покупают российский газ с большими скидками?

И.Ю: Нет, не правда. У Китая основные объемы, которые он покупает, – это поставки по газопроводу «Сила Сибири». Там есть долгосрочный контракт, в котором прописана формула ценообразования. В этой формуле стоимость газа привязана к стоимости нефти. И в этом плане, да, действительно, газ по «Силе Сибири» сейчас идет значительно дешевле, чем стоимость его на спотовом рынке. Но это не потому, что Китай нам сейчас выкручивает руки, а потому, что, когда заключали контракт в 2014-м году, Китай выбрал такую формулу ценообразования.

Есть еще поставки СПГ, но в основном сейчас весь СПГ с Ямала идет, он все отправляет на европейский рынок, в Китай отправляют небольшие партии с Сахалина.

ПН: Нынешние российские меры по ограничению поставок топлива в ЕС, как, например, вывод в ремонт мощностей, помогут сделать Европу более сговорчивой?

Мы меньше прокачиваем, «Газпром» объявляет форс-мажор и говорит, что «я просто не могу по независящим от меня обстоятельствам прокачивать газ в больших объемах». Вы же, европейцы, соблюдаете санкции, вот и я тоже соблюдаю». В итоге получается, что у европейцев дефицит, причем, текущих поставок. 80% заполненности газохранилищ у них будет к 1-му ноября. Да, они сейчас очень медленно закачивают, по сравнению с тем, как они закачивали с апреля по середину июня, когда отопительный сезон закончился, а сезон кондиционирования еще не начался, у них не было засухи и, что самое главное, у них все газопроводы из России работали.

А теперь проблемы с другими источниками энергии и с поставками из России. Поэтому темпы поставок сократились. На 80% они, скорее всего, выйдут к 1-му ноября, но если ничего не делать с тем же «Северным потоком», он вообще остановится. Может быть, Украину окончательно перекроют. Поэтому либо с такими же маленькими объемами они войдут в отопительный сезон, либо с еще меньшими, чем сейчас.

И тут вопрос – ежесуточно им хватит газа даже при условии заполненности около 80%, даже 90% подземных хранилищ газа? Смогут ли они пройти сезон без отключения абонентов? Это все будет очень для них сложно, и, действительно, они вполне могут пойти на более интенсивные переговоры с Россией, как-то подначивать Соединенные Штаты, чтобы они вышли на переговоры с Россией, потому что весь этот конфликт может закончиться только договоренностями между Россией и США.

В этом плане мы ждем, когда США созреют для переговоров. А американцы в расслабленном состоянии находятся. В целом США получают выгоду от нынешнего конфликта. Они отвязали Европу от поставок российских энергоносителей, по огромным ценам американские углеводороды идут в Европу. В этом плане они зарабатывают, Европа идет по пути деиндустриализации из-за высокой стоимости энергоносителей и, соответственно, больше не будет конкурировать с американскими производителями на глобальном рынке. То есть, много плюшек от того, что идет конфликт, и завершать его Соединенным Штатам сейчас, наверное, не выгодно. Поэтому европейцы, да, к отопительному сезону будут, наверное, сговорчивее или, по крайней мере, готовы к какому-то диалогу.

ПН: Сможет ли Европа полностью отказаться от российского топлива?

И.Ю: Здесь вопрос времени и видов топлива. Уже с 10-го августа они не должны покупать российский уголь, и с середины 23-го года вводится запрет на покупку российских нефтепродуктов. Там есть свои исключения – Венгрия и некоторые другие страны могут закупать российскую нефть через нефтепровод «Дружба». С углем и нефтью ситуация получше для всех, потому что ее легко перевозить – ты загрузил в сухогрузы или танкеры и отправил на другие рынки. А с этих других рынков производители пришли в Европу, что и происходит.

С газом все гораздо сложнее, потому что его, как минимум, сложно перевозить, нужна инфраструктура, европейцам нужны дополнительные мощности для приема СПГ, плюс нужны сами заводы для сжижения газа. Сейчас в мире таких заводов недостаточно для того, чтобы удовлетворить спрос. Европейцы скупают большое количество СПГ по всему миру, но все равно этого недостаточно, поэтому им нужно время для того, чтобы полностью отказаться от российского газа, и нам тоже нужно это время, чтобы создать инфраструктуру, чтобы была возможность поставлять тот же газ в Азию.

В этом плане и нам поменять рынки сбыта, и им найти альтернативных поставщиков гораздо сложнее в газе, чем в других видах энергоносителей. Но теоретически все это возможно – они и сейчас могут отказаться от российского газа, но при условии, что упадет потребление, а оно может упасть только при том, что закроются предприятия, промышленный сектор сократится. Сейчас, конечно, говорят о том, что, мол, Испания и южная Европа как-то живет, поэтому немцы могут пожертвовать всей своей промышленностью, чтобы сократить объем потребления газа, и тогда они смогут отказаться от российских поставок. Так же вся Европа – пожалуйста, проводите деиндустриализацию, и все будет нормально. Такие версии звучат, но готова ли Европа к подобному развитию событий? Наверное, она не хотела бы идти по подобному пути.

Пока что мы не видим деиндустриализации, и все проходит довольно болезненно для европейцев. Ну, придет к вам альтернативный поставщик, но откуда будут брать поставки? Из ЮАР, США, Австралии, Колумбии, Индонезии. Это увеличение транспортного плеча и, соответственно, потребитель должен будет заплатить за это. Нефть для европейцев станет дороже, соответственно, все это ударит по их экономике и их потребителю. Та же подготовка к отопительному сезону – чтобы им выплатить свои обязательства и планы, все это будет стоить примерно 51 миллиард долларов, при нынешних ценах. Раньше это стоило пять миллиардов долларов.

ПН: Уже сейчас европейские правительства призывают своих граждан сокращать потребление, прикручивать конфорки – поможет ли это пройти сезон без проблем?

И.Ю: Все, что заявляют европейские власти, призывая людей экономить, все это полная профанация – это не поможет и не приведет к какому-либо вменяемому сокращению потребления. Для этого придется нормативно регулировать подачу горячей воды, электроснабжение населению или отключать промышленные предприятия.

Призывы мыться три минуты холодной водой раз в неделю – это все ерунда. Все, что возможно, и так исполняется, потому что тарифы очень высокие, и люди экономят не потому, что их призвали, а потому что просто дорого. И это «дорого» настало не сейчас, это было и в предыдущем отопительном сезоне. Газ и так был дорогой, и тарифы были высокими. Цены на газ и энергию растут в Европе не с 24-го февраля, как кто-то хотел бы себе представить, а весь 21-й год шел кризис.

ПН: В случае полной остановки транзита в Европу, как Россия может компенсировать потерю рынков – есть ли возможность «развернуть» потоки, кто может стать покупателем?

И.Ю: Это очень проблемная вещь, здесь нужна инфраструктура, поэтому перенаправить на какие-то другие рынки здесь и сейчас мы не сможем. Если у нас падает экспорт в Европу, мы сокращаем добычу – только так, никуда этот газ не перенаправляется. У нас месторождения западной Сибири, Ямала подключены только к газопроводам, которые идут на внутренний рынок и в Европу. Сейчас идут переговоры с Китаем о строительстве газопровода «Сила Сибири-2», который как раз должен будет поставлять западносибирский газ, который сейчас идет в Европу, в Китай.

Но Китай – очень жесткий переговорщик, он считает, что время на его стороне, и в этом плане контракта пока не заключено на поставку, соответственно, газопровод пока не строится. Но даже, если он будет заключен, построить его займет какое-то время. То есть, европейцам понадобятся годы, чтобы полноценно заменить российский газ на какой-то другой, а нам понадобятся те же самые годы на то, чтобы куда-то еще начать поставки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,





Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Октябрь 2022
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.