20.04.2019, Киев, Валентин Филиппов
 
interview, ЕС, Колониальная демократия, Политика, Россия, США, Украина
Просмотров:

«Иногда возвращаюсь из Москвы и думаю: За что я там рву глотку?»

Многочисленные западные грантоеды, действующие на Украине, поспешили присягнуть Владимиру Зеленскому, как только поражение Петра Порошенко стало неизбежным. Поджигатели переворота 2014 года и гражданской войны заблаговременно перебежали в лагерь сторонников кандидата Зе. Какое влияние они будут оказывать на нового президента? Какую роль сыграли в предвыборной гонке на Украине?

Об этом обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал частый гость российских ток-шоу – Кирилл Животовский, глава украинской общественной организации «Европейский выбор».

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Изначально эта организация также работала на западные гранты. Однако, как утверждает Животовский, финансирование иностранными фондами было прекращено 12 лет назад.

Теперь, несмотря на название, «Европейский выбор» хочет участвовать в процессе примирения Украины, России и Донбасса.

Животовский говорит, что в последнее время объем грантов, выделяемых ЕС и США для Украины, стал значительно меньше, чем, например, был накануне «революций». Впрочем, сейчас, в условиях, когда советское наследие оказалось «проедено», бывшей УССР срочно нужны сотни миллиарды долларов, а не бюджеты на организацию конференций и фуршетов.

Валентин Филиппов: Привет Украина, привет Кирилл. Рады вас видеть, Крым с вами на связи. Завтра Украина выбирает нового президента. Но мы видим, как представители различных западных НКО уже обхаживают Владимира Зеленского. Каково влияние всяческих неправительственных организаций западных, всяких фондов на происходящее сегодня?

Кирилл Животовский: Традиция вмешиваться во внутренние дела других стран заложена достаточно давно. Сразу же после окончания Второй Мировой войны фактически началась Холодная война, появилось такое понятие как «мягкая сила» – действие через неправительственные организации, через фонды.

И здесь, безусловно, американцы, как главные противники российской и советской в то время империи разработали достаточно много действенных механизмов.

Мы знаем и американское агентство международного развития и IREX и MBA, много разных таких аббревиатур, которыми обычно пугают нашего советского человека, когда говорят о том, что американцы вмешиваются во внутренние дела.

Какие интересы, прежде всего, преследуют эти фонды: конечно же, они заинтересованы в продвижении тех, так сказать, «материнских ценностей» для Америки, как «демократия».

Для Европейского Союза – это «разнообразие» и, снова, та же «демократия».

Сейчас, если вот мы говорим за выборы, международные фонды везде помогают украинской власти и украинскому обществу организовать «прозрачный процесс»…

Говорить о том, что прямо из этих фондов чемоданами выносят деньги, как это могут делать украинские олигархи или олигархи других стран, и подкупать кандидатов, вести какие-то нечестные игры, я бы об этом не стал бы говорить.

Но то, что международные фонды проводят конкурсы грантов, которые направлены на мониторинг выборов, на организацию работы избирательного процесса непосредственного…

Давайте вспомним «оранжевую революцию», когда это премьерой использования иностранного влияния. Не секрет, что «оранжевая революция», да и любая революция, – это привнесенная технология: сначала появляется кучка маргиналов, потом появляется больше, потом появляются оранжевые или конкретного цвета флаги, потом начинается истерия в средствах массовой информации «независимых», и потом это все переливается в уличные манифестации.

Валентин Филиппов: Вы упомянули, что западные фонды продолжали помогать Петру Порошенко в этой избирательной кампании. Двадцать процентов осталось этих сторонников Порошенко. Но при этом идет накачка: «либо будет так, как хотят эти двадцать процентов, либо демократия погибла».

Кирилл Животовский: Сейчас уже, мне кажется, народ отрезвел. Давайте ещё тоже брать очень важный фактор – Порошенко (по официальным свидетельствам ЦИК и данным, которые есть в средствах массовой информации) потратил на выборы около трех сотен миллионов долларов. Очень мало международных и иностранных фондов, которые вообще располагают такого порядка цифрами и бюджетами.

То есть, речь чаще всего идет о двух, трех, пяти, десяти миллионах евро, долларов на год, то есть, говорить о том, что этими деньгами сейчас можно кардинально повлиять на политическую ситуацию в Украине, ну это было бы, мне кажется, преувеличением.

Я наблюдаю за тем, что происходит сейчас в Украине, я хочу сказать что наоборот, мне кажется, внимание международных доноров и фондов в текущем положении к Украине – оно немножечко, ну, не соответствует нынешнему моменту.

Олигархи окрепли за пятнадцать-двадцать-двадцать пять лет, у них уже есть свои мешки денег, они сами уже способны нанимать качественных политтехнологов, которые им потом придумывают эти флаги, которые создают потом истерию.

Практически все СМИ уже, так или иначе, аффилированы в Украине к тем или иным финансовым группам, а, следовательно, и кандидатам. Если мы говорим за президентский пул средств массовой информации, ну это десяток телеканалов. Какой сейчас телеканал в Украине ни включи, фактически там собираются, как их называют, порохоботы, любители Порошенко, которые нам ярко и красочно рассказывают, почему же мы, дурной украинский народ, не можем увидеть эти могучие 144 реформы.

Валентин Филиппов: Если финансирование со стороны западных фондов сейчас на Украине действительно несколько иссякло – не связано ли это с тем, что Украина уже идет в том направлении и не сворачивает, в котором было нужно?

Потому что основные тезисы на вступление в НАТО, на отрыв от России, на обязательную  украинизацию общества, они и так выполняются.

Практически каждый кандидат клянется на Библии, на Коране, на «Капитале» Маркса, что будет так и никак иначе.

Кирилл Животовский: Я понимаю ваш вопрос. Это часто я слышу в эфире русского телевидения, когда бываю на эфирах, что Украина – это как бы проект «анти-Россия». И вы имеете в виду, что в данный момент прокачивать Украину западными деньгами нет большой необходимости, потому что и так уже анти-российская истерия и настрой на классические американские демократические ценности, такие как там, свобода, они уже укоренились.

Я хочу сказать, что наступает момент, когда уже те деньги, которые выделяют международные доноры.… Мы проводили в 15-м году исследование по международной технической помощи Украине и идентифицировали порядка 200 проектов на общую сумму около 1,5 млрд. долларов. Это не кредиты, это именно то, что дается государству на разные проекты министерств, агентств, ведомств, которые просто предоставляются Украине. Кому-то надо, например, обновить пограничные переходы на границе между Украиной и Польшей.

Валентин Филиппов: Забор построить.

Кирилл Животовский: Забор построить. Где-то на модернизацию безопасности атомной электростанции, где-то проект введения новых правил в ветеринарном секторе по охране здоровья животных.

Я к чему хочу подвести вас, что сейчас наступает момент, когда семинарами, конференциями и майданами Украину уже не изменить. Уже просто физически нужны деньги на дороги, на инфраструктуру, на все то, что у нас было забыто. То, что мы получили в наследство от Советского Союза, который мы часто проклинаем.

Но, то, что мы создали за 25-30 лет независимой Украины – это сотая часть того, что мы получили в наследство от Советского Союза.        Поэтому и здесь, если мы говорим, что в год международная техническая помощь Украине составляет миллиард евро, то это практически не влияет на ситуацию в стране.

Нам нужно порядка 300 миллиардов евро инвестиций для того, чтобы вернуть тех людей, которые уехали в Польшу, чтобы восстановить экономику нашей страны.

А эта международная техническая помощь – это поддержка фуршетных организаций и предоставление конференц-услуг в наших отелях, это тот уровень, к которому мы сейчас пришли.

Валентин Филиппов: Вчера информация была, что Россия вложит в инфраструктуру Крыма 14 миллиардов долларов. Здесь население 2 миллиона человек – сравним с Украиной.

Кирилл Животовский: Почему я и называю эти цифры 100-200-300. Это то, что должны, в принципе, обсуждать сейчас кандидаты в президенты. Но у нас все свелось к беганью друг к другу с баночками для анализов. Ну, может и через это нужно пройти, но 22 апреля встанет вопрос «Зина, где деньги?».

Валентин Филиппов: С помощью баночек для анализов удается изменить результат олимпиад целых. А уж выборы на Украине…

Мне вот что в голову  пришло. Мне один олигарх украинский рассказывал, вот ты говоришь, что приезжают наблюдатели.… Он мне рассказывал, что все эти замечательные западные товарищи приезжают с надеждой заработать, что наши олигархи отслюнявят хорошо, и они тогда скажут, что выборы прошли нормально.

Кирилл Животовский: Валентин, ну мы с тобой взрослые люди. Давай не будем забывать, что – да.  Кто девушку кормит, тот её, в конце концов, и танцует.

Валентин Филиппов: Не хочешь сказать, что украинские олигархи Европу переделают?

Кирилл Животовский: Ну да, но это было бы каким-то романтичным веянием, если бы мы думали, что  даже те западные фонды, которые работают здесь в Украине и тратят деньги своих налогоплательщиков, они уж очень сильно хотят помочь украинцам решить свои проблемы или сделать страну сильной.

Опосредованно – да, но в первую очередь они решают свои национальные проблемы. Они решают промоцию своей страны, они решают промоцию своего языка, они решают промоцию своей дипломатии, своего президента, своих интересов. Но никак они не ставят задачу сделать украинский народ богатым и счастливым.

Это только мы сами можем поставить перед собой такую задачу. А таких действительно, как мне кажется, политических, общественных движений сейчас, которые бы ну как то реально, без истерии смотрели на происходящее, последние двадцать-десять и самое главное пять лет, их ещё так и не появилось, потому что ну мы знаем политику и риторику нашего президента: «Армия, мова, вира», «Все в будущем», «Борьба с биднистью», ну, то есть, уже доборолись до того, что страна самая бедная и самая коррумпированная. Куда дальше!

Валентин Филиппов: В Крым по-прежнему ежегодно ездят миллионы жителей Украины. Еще несколько миллионов на заработки ездят в Россию. Все эти люди видят, что Россия побогаче, значительно побогаче Украины на сегодняшний день. Вот откуда с помощью этих лозунгов «Армия-мова-вира» удается все-таки какие-то проценты себе накрутить? Что, есть такая прослойка, которая действительно ужасно боится что «Завтра у вас будет как в Москве»?

Кирилл Животовский: Во-первых, они, если говорить о каких-то рейтинговых колебаниях, надо смотреть внимательно на то, кому принадлежат эти социологические компании.

Если мы говорим о том, что агрессивные лозунги против Росси и русского всего, что они добавляют рейтинг ярому националистическому кандидату, то возможно, потому что восемьдесят процентов людей, которые будут голосовать за Порошенко, за вот эти его лозунги «Мова, армия, вира» и «Россия – агрессор», они же действительно живут в двух областях: Львовской там, Тернопольской, то есть, где фактически действительно есть ядерный электорат, который, назовем это на генетическом уровне неприязнью. «Нашу Ивановку европейскую мы никогда Москве не отдадим».

Даже не смотря на то, что в Москве уже 5G вводят, а мы тут ходим, и у нас 3G не везде ловит, но зато «Россия – агрессор». Я иногда приезжаю, возвращаюсь после Москвы и так, задаю себе вопрос, то есть я вот очень активно защищаю украинскую реальность, украинский уклад, украинский быт, украинскую демократию, а потом приезжаю, смотрю на нашу украинскую грустную реальность и понимаю «Блин, я вот это вот там защищаю? Я за вот это вот там рву глотку?».  Я часто себе задаю уже этот вопрос.

Ты знаешь немножко мою историю, что я в Донецке постоянно бываю, я один из немногих экспертов, которые в Крыму были за это время, потому что у нас же местечковые эксперты – «мы не были ни в Крыму, ни в России, ни на Донбассе, но мы хорошо знаем, что там происходит». Как там живут люди и почему они очень сильно хотят вернуться в Украину.

Поэтому, я бы тебе сказал, что вот это вот пугание Россией, ну я хочу верить, и я все делаю для того, чтобы оно закончилось. Ну, потому что, действительно, пусть, ладно, мы не один народ, мы два народа, но то, что мы одинаковые люди и поставь нас двоих рядом – ещё не поймешь, какой из них украинец, а кто русский.

На Украине, когда ты скажешь что «Украина и Россия – братские народы», то у некоторой части будет агрессия. Знаешь, Валентин, другой момент, когда сейчас мы, «Европейский выбор», организация, которую я возглавляю, мы работаем по направлению диалога с Донбассом, нормализации отношений с Россией.

Поэтому я и очень аккуратно использую эти термины «один народ», потому что, как бы, идея классная, когда один народ, но они не должны вести агрессивные, в том числе и военные действия друг против друга.

В ближайшее время, надеюсь, все возможные площадки, платформы, будем использовать, и вашу – для такого диалога, понимания, возвращения к общечеловеческим ценностям.

В России давно депортировали американское агентство международного развития, IREX, Internews, то есть все вот эти вот американские кусты ЦРУшные, как их называют. То есть там, в России, этого всего нет, у нас же это все есть. Вот эту всю, как бы, язык ненависти…

А общие интересы на каком-то там славянском подходе – мы к этому сейчас можем подойти, и вопрос встанет, готовы ли мы к диалогу? Просто на человеческих ценностях.

Валентин Филиппов: Ну, вот те 20% не готовы, я думаю.

Кирилл Животовский: Ну, я думаю что 20% и в России не готовы. Но большинство-то. … просто люди хотят работать, жить, путешествовать, растить детей, ездить на автомобиле, наслаждаться летом морем, зимой горами. Никто ж не хочет каких-то грандиозных целей. Но и  мы должны, как средства массовой информации, как журналисты, как лидеры общественного мнения помочь им хотя бы расслабиться и выпустить эту агрессию. Что нам надо? Забухать вместе, двум народам?

Валентин Филиппов: Вот, вот, вот она, дорожная карта!

Кирилл Животовский: Ну, согласись, надо же идти от простоты. Давайте дружить, давайте как-то нормализовывать отношения. Это трудно конечно будет.

Валентин Филиппов: Ну, нам с тобой не трудно, чего.

Кирилл Животовский: Да ну где ж, Валентин, только коснемся, начнется «А чей Крым? Крым – наш, Крым – ваш».

Валентин Филиппов: Ну, елы-палы, ворота открыты, в чем сложность приехать в Крым, пожалуйста.

Кирилл Животовский: Надо открывать сердца, Валентин, мы этим будем заниматься.

Валентин Филиппов: Российская армия? Так она и раньше тут была. Ничего не изменилось. Ну, только дороги стали ровнее.

Кирилл Животовский: Для вас – к счастью, а для нас – к сожалению

Валентин Филиппов: Сейчас ГАИшники не берут взяток. Оказалось, что не надо делать переворота, не надо идти в Европу для этого. А Украина, хоть и пошла в Европу, – а продолжают.

Кирилл Животовский: Есть вопросы и давайте обо всем этом говорить с улыбкой на лице.

Валентин Филиппов: Хорошо, приезжайте.

Кирилл Животовский: Да, Валентин, спасибо

Валентин Филиппов: Пока-пока.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , ,








За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Июль 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.