21.04.2019, Москва, Валентин Филиппов
 
interview, Выборы, Одесса, Политические репрессии, Права человека, Преследования журналистов, Россия, Сюжет дня, Украина
Просмотров:

«К Украине приходит отрезвление. Но это не поворот к России»

Отпустить всех политзаключённых – то, что Владимир Зеленский может сделать без ущерба для своего кармана. Украина должна прекратить геополитическую работорговлю. О настроениях в Киеве, где преобладает хорошее отношение к россиянам и Русским, но всё ещё считается, что «Путин напал», обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал киевский публицист Владимир Скачко, находящийся в розыске СБУ за злостный групповой сепаратизм по предварительному сговору.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Мало кто знает, что во время строительства метро в Киеве была проложена специальная ветка до московского метро. Именно благодаря этому мы можем приветствовать в Москве знаменитого, выдающегося, знакового, культового, киевского публициста, Владимира Скачко.  Владимир, здравствуйте.

Владимир Скачко: Здравствуйте. Назовем это так: свободный зэкопровод, тянущийся из Киева в Москву и, возможно, наоборот

Валентин Филиппов: Да, пусть они теперь ищут этот туннель. Я не буду спрашивать ползком или вплавь, чтобы не подставлять тот пограничный отряд, который отвечал за тот участок границы.

Владимир Скачко: Спасибо, я рад встретиться с моими московскими друзьями, коллегами и товарищами. И с крымскими.

Валентин Филиппов: Рад, что вы сейчас не в тюрьме, а в Москве. Мы конечно не будем ломать психику украинцам и говорить, что в Москве лучше, чем на Украине. Но лучше, чем в тюрьме – точно. Скажите, состоялись дебаты, выборы в воскресенье проходят. Скоро мы узнаем официальный результат. На вашем положении, на положении заключенных на Украине, может как-то сказаться итог гонки?

Владимир Скачко: Я только на это надеюсь. И надеюсь не только потому, что Зеленский гораздо умнее, чем многие о нем думают. Это первый момент. А второй момент, снять с порошенковской Украины эту скверну репрессивности, антидемократичности, абсолютной дебильности в преследовании инакомыслящих. Это самое дешевое, что можно без удара по собственному кошельку, по собственному имиджу, по собственному реноме сделать Зеленский. Ему это ничего не стоит, он может распорядиться правоохранительными органами, генпрокуратурой, даже не меняя их. Сказать: «Прекратить все политические дела, высосанные из пальца, потому что Украина не может предстать перед миром не демократическим государством … не за то стоял Майдан», и вот вся вот эта туфта, в которой он поднаторел.

И вот если это произойдет, это и будет началом обновления на Украине. Градус демократичной критичности, как я говорю, значительно может повыситься.

Повторяю, я не очаровываюсь, чтобы не разочаровываться, я говорю все в незавершенном будущем времени. Может быть. И я надеюсь на то, что Зеленский умеет считать, как и Петр Алексеевич Порошенко, и поймет, что придать лик Украине более демократический – это ему ничего не стоит, и он это сделает.

А благодарны ему будут, например, я. И огромное количество людей. Киевские, донецкие, они более или менее раскручены, а проблема же Украины в том, что в ней сидят сотни, а, может, даже тысячи людей, которые попали по этим политическим гнусным, гныдным статьям, использованным для защиты режима Порошенко. А в регионах, где об этих людях мало кто знает…

Валентин Филиппов: На самом деле в той же Одессе несколько раз в неделю кого-то арестовывают по каким-то идиотским обвинениям, ну типа терроризм, покушение.

Владимир Скачко: … сказал, написал не то, а ему пришивают эту статью и все, поскольку по ней другой меры пресечения, кроме как содержания в камере нет, его сразу в кутузку.

А какая разница, страдания раскрученного человека и страдания не раскрученного человека? Мы все люди, и если нас помещают из обычной жизни, пусть и сложной, но более-менее свободной, помещают в этот ад тюремный, украинская тюрьма, украинское СИЗО – это Ад.

Валентин Филиппов: А если по-другому немного на это посмотреть. Украинское общество, часть его, достаточно сильно зазомбировано. Со слезами на глазах они искренне верят в то, что им наговорили, в то, к чему их подготовили психологически. Для них отпустить нас всех, ну наших товарищей, это достаточно дико, потому что они считают, что вначале «Путин должен отпустить всех свободных украинцев, которых он захватил».

И каждый из наших заключенных – за ним тянется шлейф слухов. А почему он сидит? Ну, он сидит, во-первых, потому что он покушался на Украину, а, во-вторых, что пока не отпустят того-то, того-то в России или в ДНР мы этого отпустить не можем.

Владимир Скачко: Глупость. Мне кажется, если кто-то первый, например, Зеленский начнет это делать, это сначала будет шок, а потом это будет подтверждение того, что по большому счету, политические репрессии на Украине – это абсолютно надуманный фактор. Это использование закона как кистеня. Вот как дышло – туда повернули, и этим законом просто убирали людей, которые критиковали власть.

Валентин Филиппов: Вот ваш подельник, допустим, с которым вы преступление замыслили и совершили….

Владимир Скачко: Кирилл Вышинский. Но какое преступление?

Валентин Филиппов: Вот есть твердое такое мнение, что его отпустить можно, во-первых, после того, как он признается и покается, а, во-вторых, после того, как в России выпустят Сенцова.

Владимир Скачко: Какое отношение имеет гражданин…. Ну вот я понимаю…

Валентин Филиппов: Это мы понимаем.

Владимир Скачко: Не, ну так я надеюсь только на это…. Когда шок пройдет и станет понятно, что по большому счету все надумано раз, второе – кто милосерднее, тот и сильнее…. Это первый момент. Второй – пора прекратить между Украиной и Россией эту геополитическую работорговлю, хватать людей как ценный материал. Чем мы отличаемся от предков крымских татар, которые заходили в Украину пограбить…

Валентин Филиппов: Крымские татары за Украину, а москали против Украины.

Владимир Скачко: Это надо спросить у крымских татар, которые живут не под Херсоном, а…

Валентин Филиппов: Надо спросить у моральных авторитетов. У таких великих, как этот забыл как его…

Владимир Скачко: Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев, они такие же авторитеты, как и… Это они так говорят, а у меня на сарае известно, что из трех букв написано, я подхожу, а там дрова, вот в чем дело.

Ребята, Зеленский двадцать второго апреля в день рождения дедушки Ленина, он либо Грааль, в котором помещаются надежды украинцев, либо баночка, сука, для анализов, и кто первый  побежит и туда нагадит, вот это и будет наша Украина и Зеленский президент.

Валентин Филиппов: Вспомнили день рождения Владимира Ильича Ленина, а мне вспомнилось, что 20 апреля, в день рождения Адольфа Гитлера, на Украине был «день тишины», кандидаты молчали. Это как-то связано, что они молчат в день рождения своего кумира?

Владимир Скачко: Наверное, чувствуют. Им «день тишины» напоминает, что Гитлер тоже хотел построить тысячелетний рейх, а он продлился с тридцатого января тридцать третьего года по девятое мая сорок пятого – двенадцать лет.

Валентин Филиппов: Да, но без Красной армии не обошлось.

Владимир Скачко: Красная армия научила новой арифметике и, я не хочу тут говорить пафосно, но мне чем-то нравится вот этот лозунг, как это говорят милитаристский: «Мы можем повторить». Мне чем-то нравится, мне кажется, что, бравировать не надо, но и забывать его не надо. И периодически, если кто-то….

Вот французы прислали нам двадцать танков к границам России в Прибалтике. Забыли, как Наполеоне Бонопарте переходил границу, забыли, чем это кончилось.

Ну а как можно остановить дебила? Иногда даже санитары что делают в дурдоме? Совершенно недемократично надевают рубашечку и завязывают вот так вот рукавами. Так, конечно, недемократично, с точки ЛГБТ-сообщества совершенно нетолерантно.

Валентин Филиппов: Владимир, вы с Украины вот недавно, по сравнению с нами со всеми, недавно. Скажите мне, что там за настроения?  Иногда показывает социология, что отношение к России начало улучшаться. Иногда мне кажется, что это просто такая хитрость.

Владимир Скачко: Я понял вопрос. Это обратная реакция. Слишком долго давили и объяснили, что все беды в Украине именно от российских происков, путинских хотелок и бурятско-нанайских агрессивных действий. И когда год говорят, два говорят, больные люди зомбируются, а нормальные люди вдруг понимают, что это не Путин нагадил у них в подъезде, не Путин обобрал их кошелек, не Путин поднял невероятно цены на коммунальные услуги, а коммунальные услуги стали хуже в двадцать раз. И пошла обратка, естественная обратка.

Да, народ запуган, да, пока шугается говорить о том, что «придурки помолчите». Но, тем не менее, это поворот, не к России, я не хотел бы сейчас говорить о том, что сейчас украинцы соберутся и дружно побегут обниматься с москалями, нет. Это приходит реальное отрезвление, которое заключается в том, что Россия – не враг. И она никуда не денется, и с таким соседом лучше не желать, чтоб у него корова сдохла, а лучше с ним вести нормальные торговые отношения.

Да, кроме того, по любому вот эта пропаганда, даже майданная пропаганда начала давать прорехи, начались вот эти скандалы с тем, как живут на самом деле херои майдана в лице Порошенко, Грановского, Каноненко, того же Ахметова, и когда все вдруг поняли, что «Ребята, как так получилось то»?

Самая нищая страна – пусть простят меня молдаване – живем хуже молдаван, а президент за год в девяносто пять раз кубышечку так пух-пух-пух. Все заметили, что общественные туалеты стали переделывать в магазины Рошен, да они красивые, да это вылизано, да это все сделано…

Валентин Филиппов: Но общественных туалетов теперь нету.

Владимир Скачко: Но получается ситуация, сука, и Рошен жрать дорого, и поссать уже негде по той простой причине, что тут Рошен ….

Валентин Филиппов: Не, ну а что? Зашел и поссал.

Владимир Скачко: Ну, это да, но я повторяю, по большому счету восемьдесят пять процентов против Порошенко – это ещё и свидетельство такой сублимированной ненависти и неприятия к этому человеку. Это не победа Зеленского. Нужно видеть нечто нутряное. Люди шли … те, которые пришли 67 с чем-то там процентов …

Валентин Филиппов: 63

Владимир Скачко: И говорили: «Парень, Петя, все. Досвидос. Свободен ты». И самое интересное, в это можно поверить, потому что антирейтинг Порошенко где-то 83-87%. Вот она социология, абсолютно демократичная.… Даже с подтасовками, с учетом всего, цифры совпали, против фактов не попишешь.

Валентин Филиппов: Владимир, с Россией понятно. Понимают ли на Украине рядовые граждане, что на Донбассе идет война не с российскими войсками, что воюют с собственным народом?

Владимир Скачко: Здесь посложнее, это реально посложнее. Даже, казалось бы, умная молодая часть населения, от 25 до 35, которым Украина достанется, если достанется, в ближайшее время, они в значительной мере зомбированы. Кровь рождает некие настроения. Половина людей приходит из войны пацифистами-антипорошенковцами, а другая приходит анти-порошенковцами, но уверенными, что они защищали страну.

Валентин Филиппов: Ну, они же там воевали, они же там не видели российских войск?

Владимир Скачко: Они не видели, слава Богу, и ополченцев. Если бы они увидели и драпали, как в котлах, то там прозрение пришло бы быстрее.

В чем ещё гибридность этой войны? В том, что люди пуляют через головы друг друга, страдают мирные люди, это уже не гражданская война, это уже гражданский конфликт.

Но в основе его граждане одной страны, номинально, не номинально, пока будем говорить, что они убивают друг друга, а над всем этим возвышается, вроде бы, Путин. И вот люди приходят, они приходят анти-порошенковцами, но уверенными, что они защищали свою страну. Потому что это естественная защитная реакция.

Представим такую картину: я два года провел в АТО, я возвращаюсь, и оказывается, работу я потерял, семья стала нищей, я потерял свои нервы, где-то там получил осколок. И что, оказывается, я выбросил два года на помойку?

А тут есть всегда удобная раковина: я защищал свою страну. И вот этот удивительный комплекс чудовищного материального положения, страшное зомбирующее воздействие, и отсутствие вразумительной альтернативной точки зрения создает этот удивительный конгломерат. И это нужно признать, кто бы там что ни говорил. Оно уйдет когда-то. Но, с другой стороны, огромное количество людей, которым для собственного спокойствия лучше считать себя защитниками Отечества от внешнего врага, нежели братоубийцей, который был послан …

Валентин Филиппов: То есть, таким образом, получается, что в принципе население Украины не готово на то, чтобы власти пошли на переговоры с Донецкой и Луганской республиками?

Владимир Скачко: Да, мне кажется да.

Валентин Филиппов: Но при этом они поддерживают идею, что Зеленский поедет разговаривать с Путиным. Они считают, что война идет с Россией, и надо с Россией договариваться.

Владимир Скачко: Да, надо с Россией договариваться.

Валентин Филиппов: Я считаю, вот честно, что мы не должны обманывать украинцев. Я считаю, что Россия должна принять в состав Донецк и Луганск, выдать гражданство, ввести ополчение в состав Вооруженных Сил Российской Федерации, и тогда все будет по-честному, и можно вести переговоры.

Владимир Скачко: Ну, есть такая точка зрения, и если взять референдумы, которые проводили в 14-м году Донецкая и Луганская область, то они за этот вариант и голосовали изначально. Он лежит в основе всех устремлений и всего, что произошло там. Это факт, и его можно игнорировать, как это делается в Украине, а можно рассматривать, как один из вариантов выхода из кризиса.

Я говорю сейчас не об этом, есть ещё украинская жаба. Вот представьте себе 26 регионов, ну уже без Крыма, 25. И вдруг 2 региона выбивают себе особый статус, особые экономические преференции и условия новые, не кабальные отношения с центром. Все остальные регионы говорят: «А мы?»

Валентин Филиппов: Надо всем дать.

Владимир Скачко: Потому и Минск-2 не работает. Потому что никто не хочет создавать прецедент. Все прекрасно понимают, и люди, засевшие в Киеве, они не мыслят себе, что они вдруг не будут обладать …

Валентин Филиппов: Это столичная фигня, это есть в любой столице. Все регионы презирать, считать, что ты их кормишь, но при этом говорить «Куда? Стоять! Как я сказал, так и будет!»

Владимир Скачко: И эти настроения, если их не принимать во внимание при формировании каких-то раскладов, это глупая штука. Она не лицеприятна, но если врач будет, щадя больного, рак лечить зеленкой, человек окочурится, а врач останется добрый.

Я мог бы найти другие сравнения, но я не хочу дойти до крайности. Патриотизм журналиста, патриотизм политолога, патриотизм человека, который, так или иначе, работает с обществом, заключается, с одной стороны, в «не навреди», а, с другой, в постановке точного диагноза с целью не поковыряться в ране, а попытаться найти лечение.

Я вот попытался, мне сказали, что я сепаратист. Не благодарное это дело говорить обманутым украинцам, пребывающим в каком-то состоянии безнадеги и стресса, правду о том, как их, грубо говоря, взули, надули, продолжают дурить.

Это все, что делает власть – она насилует в грубой извращенной форме, но при этом не извиняется, а просит благодарности. Мы тебе порвали жопу, но ты поднимись, подотрись, замажь зеленкой и скажи мне спасибо. Вот это вот самое страшное, что происходит. Удивительная склонность к мазохизму приводит вот к этому.

Огромное количество при виде Порошенко плывут, как говно по Енисею и вот так: «А, а, наш Петро, наш Петро». Это есть. И, опять же, и этого не видеть – это не говорить всей правды.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо, я не для того, чтобы возразить, но я очень много общаюсь с одесситами.… Вот, слава Богу, в Одессе народ немного по-другому настроен.

Владимир Скачко: Самый большой оксюморон украинской жизни – это словосочетание в порошенковском смысле: «Одесса – украинский город».

Валентин Филиппов: Одесса – бандеровский город, он говорит.

Владимир Скачко: Когда они вот это говорят, я не хочу пугать словом «оксюморон», но вот это он и есть. Но я повторяю, одно спасение убийцы Стерненко от одесситов сделало больше, чем какая-то российская или ватно-колорадская пропаганда.

Другое дело, что военные не нашли и не замочили его, этого козла. Я повторяю, для Одессы, они вдруг увидели, человек может зарезать одного, ранить другого на глазах у жены, а потом поехать в Киев, получить индульгенцию. И, более того, стать суперактивистом, который сам определяет, сажать или не сажать руководство Херсонской области, ходить или не ходить, принимать конституцию или не принимать. Стерненко…

Валентин Филиппов: Моральный авторитет

Владимир Скачко: Превратился в морально-государственный авторитет, за которым стоят классные папики-крышеватели. И что, Одесса тупая и она не понимает?

Валентин Филиппов: Одесса все поняла 2-го мая. Как убийцы, которых знали все поименно, до сих пор гуляют.

Владимир Скачко: Списали на дураков, которые где-то делись.

Валентин Филиппов: Почему, не списали, есть доказательства, есть видеозаписи…

Владимир Скачко: Куратор поджога Дома профсоюзов Андрей Парубий, по кличке Логопед, руководит украинским парламентом, о чем тут можно говорить? Одесса-мама, возвращайся к Киеву-папе, а тут сидит этот человек, не произносящий 44 буквы из 32 букв украинского алфавита. И он тебе расскажет, какой Бандера … шаланды полные фекалий в Одессу Бандера привозил. Как? И это даже самый не продвинутый одессит поймет, что его пытаются поиметь и попросить за это благодарность.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Я ещё раз хочу поздравить с прибытием в столицу нашей Родины, нашей общей Родины, одну из европейских столиц.

Владимир Скачко: Как принято говорить, что мы в Европу идем через  жопу. Спасибо, я рад беседовать, я готов объяснять всем, потому что я всегда всем говорил: «Ребята, не мешайте мне заниматься моей журналистикой». А  тут пришли и говорят: – «Ага». Как сказала Янина Соколовская: «Ты что, не понимаешь, что ты бросаешь вызов нам?». Кому, я  так и не понял. «Украине и президенту». Я их этих «мы» найду поименно, и дальше пусть уже история рассудит, куда они делись.

Но теперь я уже не прощу. Вот они взяли и разбудили лихо. И таких людей, как я, становится все больше и больше. Но, все что я сказал, не имеет никакого отношения к выбору 21 апреля. 21 апреля украинцы должны понять главное. Раз уж получилось, что это должен делать Зеленский – пусть он делает. Пусть он уберет это чудище с его прибамбасами с украинской верхушки, станет на его место, а там мы будем посмотреть – как ему помогать, или как с ним начинать бороться уже 22 апреля.

Я умоляю, украинцы, жители Украины, граждане Украины, дорогие сограждане, не очаровывайтесь, дабы в очередной раз не разочароваться. Даже к водочке во избавление нужно подходить трезво. Вот так я скажу.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , , , , ,








За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Июль 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.