Подпишись на рассылку
12.04.2021, Тирасполь, София Русу
 
interview, Дзен, Молдова, Политика, Приднестровье, СССР
Просмотров:

Освобождение Приднестровья. Как сохранить память о войне?

Большая часть Приднестровья отметила в эти дни 77-ю годовщину освобождения от немецко-румынских захватчиков. В...

Большая часть Приднестровья отметила в эти дни 77-ю годовщину освобождения от немецко-румынских захватчиков. В марте – апреле 1944 года измотанные части Красной армии, прорвавшись по непролазной весенней грязи к Днестру, очистили от оккупантов населенные пункты левобережья, захватили плацдармы и начали подготовку к дальнейшему продвижению с днестровских рубежей на запад. Лишь спустя несколько месяцев, в августе 1944-го, удалось освободить правобережный город Бендеры, завершить освобождение советской Молдавии.

Для Приднестровья каждая годовщина освобождения от оккупантов – свой маленький День Победы: земля эта вдоволь настрадалась от гитлеровцев. Но годы войны, имена и подвиги уходят все дальше в историю. О событиях 1944 года, проблеме сохранения и популяризации исторической памяти о Великой Отечественной войне беседуем с директором Института социально-политических исследований и регионального развития Игорем Шорниковым.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber, ленту Parler и Яндекс.Новости

ПолитНавигатор: 12 апреля Тирасполь, Дубоссары, Григориополь и еще целый ряд населенных пунктов Приднестровья отмечают 77-ю годовщину освобождения от немецко-румынских захватчиков. Расположенные севернее Каменка и Рыбница уже встретили очередную весну освобождения в конце марта. Оккупанты были изгнаны с этой земли в ходе Уманско-Ботошанской и Одесской наступательных операций. Какими силами освобождалось левобережье Днестра весной 1944 года, в каких условиях сражались советские воины на днестровских  плацдармах? 

Игорь Шорников: К началу Уманско-Ботошанской операции войска 2-го Украинского фронта превосходили противника в людях и танках в 1,5 раза, в артиллерии – в 2,5 раза, силы авиации были примерно равны. Этого перевеса сил было недостаточно для решительного наступления. Однако успех операции был предрешен неготовностью немцев к обороне. Противник не ожидал, что после завершения боев Корсунь-Шевченковской операции Красная армия без всякой передышки снова пойдет в наступление. Тем более, в условиях весенней распутицы и разлившихся рек. Меньше чем за месяц боев советские войска продвинулись на 250-300 километров, преодолели три крупные водные преграды. Главное направление удара шло по направлению от Умани до Могилева-Подольского, а потом – на Бельцы и Яссы. Север Приднестровья освобождался передовыми разведывательными отрядами 2-го Украинского фронта, которые двинулись вдоль Днестра на юг на соединение с войсками 3-го Украинского фронта, освобождавшими Одессу.

Жители приднестровских городов и сел оказались готовы к подходу передовых частей Красной армии. В Каменке подпольщики взяли под охрану склады с зерном и табаком, которые были подготовлены оккупантами к вывозу, и смогли отбить несколько атак противника. 19 марта в поселок вступил партизанский отряд, который четыре дня вел бой с немцами. 23 марта в критический момент боя к Каменке вышли четыре советских танка – разведывательный дозор. При их поддержке немцы были изгнаны из поселка и окрестных сел. А потом партизаны помогли частям Красной армии переправиться на правый берег Днестра.

В Рыбнице подпольщикам удалось разминировать эшелоны с военным снаряжением и топливом, предотвратить угон скота, а также захватить в плен немецкого офицера, которого потом передали военной разведке.

Дубоссарские подпольщики повредили мост через Днестр, в результате немцам не удалось переправить на правый берег 9 своих танков, они вынуждены были их сжечь.


Еще до прихода советских войск партизаны изгнали оккупантов из Григориополя.

Войска 3-го Украинского фронта с боями продвигались к Одессе.  В районе железнодорожного узла станции Раздельной подразделения 37-й и 57-й армий встретили сильное сопротивление, немцы пытались вырваться из окружения. Части из них удалось уйти за Днестр, но закрепиться в Тирасполе они уже не смогли. Рано утром 12 апреля войска 37-й армии под командованием генерала Шарохина вошли в город. В Тирасполе был проведен митинг, на котором собрались почти все жители города – около 5 тысяч человек, менее 10% от довоенной численности горожан. Но основная часть армий в Тирасполе не задержалась, воинские подразделения форсировали Днестр и с боями занимали плацдармы в районах сел Кицканы и Варница.

Тяжелые и кровопролитные бои в апреле и мае шли за город Бендеры и за Шерпенский плацдарм, важность которого определялась задачами будущей Ясско-Кишиневской операции. Только на Шерпенском плацдарме Красная армия потеряла более 7 тысяч бойцов, а под Бендерами – до 3 тысяч.

Так получилось, что территория нынешнего Приднестровья в 1944 году оказалась на долгие пять месяцев прифронтовой полосой. Север Приднестровья был освобожден в конце марта, в ходе заключительных ударов Уманско-Ботошанской операции, юг – в ходе Одесской операции, в апреле, а город Бендеры – в первые дни Ясско-Кишиневской операции, в конце августа. Столь длительное прифронтовое положение, безусловно, оставило свой отпечаток: многим местным жителям пришлось на время эвакуироваться глубже в тыл, а молодежь массово вступала добровольцами в ряды Красной армии. В этот период Приднестровье стало местом концентрации сил 3-го Украинского фронта. Отсюда готовился удар одной из самых успешных военных операций в мировой истории – Ясско-Кишиневской.

ПолитНавигатор: Что увидели бойцы Красной армии на освобожденной территории?  Чем обернулась для края оккупация, длившаяся почти три года, каковы последствия Холокоста в «губернаторстве Транснистрия»?

Игорь Шорников: Разрушенные города, обезлюдевшие села, разграбленные и уничтоженные предприятия, взорванные мосты – такова была общая картина. В Тирасполе было уничтожено 40% жилого фонда, в Бендерах – 80%. Чтобы создать условия для распространения эпидемий, оккупанты взорвали в Тирасполе очистные сооружения, повсеместно вывели из строя водопровод.

Но не это было самым страшным. Перед уходом фашисты проводили массовые казни. 19 марта в Рыбнице прямо в камерах тюрьмы было расстреляно 270 политических заключенных. В Тирасполе румынские власти расстреляли около 500 узников тюрьмы. Казнить всех они не успели, 5 апреля оставшиеся в живых 280 узников поднялись на восстание. Внутренняя охрана тюрьмы была перебита, и большинству восставших удалось спастись.

Но истинные масштабы преступлений оккупантов только предстояло оценить. Самые массовые убийства производились в первые месяцы оккупации и коснулись, прежде всего, еврейского населения. Число жертв крупнейшего в регионе массового захоронения – в городе Дубоссары – превышает 18,5 тысяч человек. Это в четыре раза больше довоенной численности населения города.

Захоронения со многими сотнями и тысячами жертв оказались почти в каждом приднестровском городе – в Рыбнице, в Каменке, в Тирасполе и в Бендерах. В концентрационном лагере в селе Колбасна Рыбницкого района было уничтожено более 3000 евреев. В целом территория между Днестром и Южным Бугом, названная румынскими оккупантами «Транснистрией», была превращена буквально в кладбище для евреев Румынии и Бессарабии. По разным оценкам в лагерях и гетто Транснистрии за годы оккупации было уничтожено от 250 до 400 тысяч евреев.

ПолитНавигатор: Румыния признала свое участие в Холокосте относительно недавно, около 15 лет назад. Предпринимаются ли там какие-то шаги по восстановлению исторической памяти? Ведь не секрет, что некоторые историки и политики оправдывают действия стоявшего во главе румынского фашистского режима Иона Антонеску.

Игорь Шорников: Румыния действительно признала свое участие в Холокосте в 2004 году под давлением международных еврейских организаций. До этого всю вину за геноцид Бухарест возлагал на Германию. Но слишком много имеется фактов и свидетельств, которые невозможно игнорировать. За год до этого Международная комиссия во главе с писателем Эли Визелем подтвердила чудовищные масштабы преступлений, совершенных румынскими оккупантами преимущественно в Транснистрии.

Однако после символического признания своей вины и проведения нескольких научных конференций и семинаров, посвященных Холокосту, этот позорный эпизод своей истории Бухарест предпочел забыть. Мне ничего не известно о разработке проблематики Холокоста румынскими историками. Не ведутся такие исследования и в Молдове. В последнее десятилетие в свет вышли только два издания о румынских преступлениях, причем оба были изданы в Приднестровье. Это мое небольшое исследование о Дубоссарской трагедии – «Зондеркоманда в Дубоссарах» (Тирасполь, 2012 год) и фундаментальный труд выдающегося советского и молдавского историка Изяслава Левита «Шоа-Холокост-Катастрофа» (Тирасполь, 2015 год – том 1, 2017 год – том 2).

Двухтомник был издан на спонсорские средства. Тиражи обоих изданий незначительные и, к сожалению, какого-либо ощутимого воздействия на массовое сознание в Молдове и в Румынии оказать не могут. Новых исследований на эту тему за последние четыре года так и не появилось.

Невежество – главная причина попыток реабилитации румынского диктатора Антонеску. Молодые люди, воспитанные в духе румынизма, видят, что максимальное расширение границ так называемого «румынского пространства» произошло именно при Антонеску. Но какие задачи решали тогда румынские правители, – например, по расовому очищению нации, – на этом акценты никто не расставляет.

Незнание истории своей страны даже некоторыми ведущими политиками в Молдове, возглавлявшими в свое время систему просвещения, приводит к досадным казусам, когда им приходится брать свои слова обратно и оправдываться. Однако процессы героизации оккупантов и возвеличивания военных преступников будут только нарастать, если молодежь в Молдове будет по-прежнему узнавать о своем прошлом по учебникам «истории румын», в которых о событиях 1941 – 1945 гг. и о Холокосте упоминается вскользь, чтобы ни в коем случае не уязвить национальную гордость потомков оккупантов.

Двусмысленную позицию по вопросам сохранения исторической памяти занимает в Молдове официальный Бухарест. В октябре прошлого года разгорелся скандал. Посол Румынии в Молдове, почтив память «геройски павших 14 июля 1941 года за освобождение Бессарабии от советской оккупации», заявил, что румынские солдаты, погибшие на этих землях, «сражались за воссоединение страны, за справедливость и свободу, за этот кусок земли между Прутом и Днестром». Причем этот демарш он совершил в присутствии молдавских официальных лиц.

Извлекать уроки из своей истории в Бухаресте явно не хотят. Но почему в Кишиневе так покорно отрекаются от собственной истории? Что это – глупость или предательство?

ПолитНавигатор: Как обстоят сегодня дела с сохранением памяти о войне в Молдове? О чем свидетельствуют участившиеся акты вандализма в отношении памятников советским воинам?  

Игорь Шорников: Случаи разрушения и осквернения памятников советским солдатам в Молдове как раз и являются плодом многолетней ущербной политики в области образования. Пока такие случаи единичны, но мы видим тенденцию на их увеличение. Причем акты такого рода вандализма встречают протесты разве что со стороны посольства России в РМ и немногочисленной общественности. Адекватной реакции со стороны властей мы не видим.

При этом нельзя сказать, что в Молдове борьба за сохранение исторической памяти полностью проиграна. Старшее поколение помнит и чтит подвиг советского солдата, и среди молодежи есть энтузиасты, которые следят за поддержанием памятников в достойном виде, есть отряды поисковиков.

ПолитНавигатор: Достаточно ли внимания уделяется проблеме сохранения памяти о Великой Отечественной войне в Приднестровье? Здесь и памятники берегут, и ветеранов чтят, и Бессмертный полк горячо поддерживается, но все-таки есть ощущение, что что-то мы упускаем.

Игорь Шорников: Да, в Приднестровье относительно благополучно в этом плане. Но мы не видим развития. Историческая память не может сохраняться только уходом за памятниками и обустройством мемориальных мероприятий. Память о былом должна постоянно актуализироваться и обновляться. Для этого, в первую очередь, необходимо проводить исторические исследования, обобщать вновь открывающиеся факты, организовывать научные форумы, издавать научную литературу, поддерживать и наполнять конкретным содержанием международные контакты в научной сфере.

Причем, для открытия новых сведений о своей истории сегодня не обязательно совершать дорогостоящие командировки в зарубежные архивы. Многие документы уже есть в свободном доступе в глобальной сети. К примеру, уже несколько лет реализуется проект Минобороны РФ – публикация документов военного времени на портале «Память народа». Портал предоставляет всем пользователям возможность получить достоверную информацию об участниках Великой Отечественной войны и о ее крупнейших сражениях.

К 75-летию Ясско-Кишиневской операции Институтом социально-политических исследований и регионального развития было подготовлено специальное издание, в котором, в частности, размещена подборка документов о действиях различных родов войск на территории Приднестровья в августе 1944 года. Документы мы получили на портале «Память народа». Это издание в прошлом году нами было распространено среди приднестровских школ.

Разумеется, усилий нашего небольшого коллектива недостаточно. Организацией исторической науки должно заниматься государство, а не представители гражданского общества или любители-одиночки. Государство должно воспитывать молодых ученых, стимулировать и поощрять их исследования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Май 2021
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Апрель  
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31 
  • Subscribe2



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.