16.11.2020, Тирасполь, София Русо
 
Авторская колонка, Выборы, Молдова, Политика, Приднестровье, Россия
Просмотров:

После выборов Молдову ждет обострение борьбы за власть


Молдавские президентские выборы 2020 года примечательны вдвойне: во-первых, результатом – многими политологами и социологами прогнозировалась победа Игоря Додона, а не Майи Санду, а во-вторых –  беспрецедентной активностью, которая во втором туре (хотя порога явки для него нет) оказалась выше, чем в первом. Люди словно в едином порыве вышли к избирательным урнам.

Эксперты комментируют ПолитНавигатору результаты выборов, активность граждан Молдовы внутри страны и за ее пределами, а также дальнейшее развитие событий на молдавской политической сцене.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber и Яндекс.Новости

Александр Кориненко, политолог: 

– Игорь Додон в ходе кампании избрал тактику обороны, так как социологи и эксперты предсказывали его победу, даже в первом туре. Во втором туре было некоторое оживление, но опять же, Игорь Додон не сделал ничего конкретного, чтобы жестко переломить ситуацию в свою сторону.

Молдавская диаспора за четыре года получила сильные удары: это проигрыш их кандидата на президентский пост в 2016 году, затем местные выборы, выборы Генерального примара Кишинева и, конечно же, парламентские выборы 2019 года. Молдавская диаспора на западе хорошо организована, имеет поддержку своих кураторов, поэтому на выборы и вышло столько людей. Полиция европейских городов ради «европейского» кандидата закрыла глаза на некоторые ограничительные карантинные меры.

Майя Санду победила исключительно за счет критики действующего президента Игоря Додона. Население по-прежнему связывает все происходящие в стране с лидером страны, несмотря на то, что Молдова – парламентская республика. Вся электоральная кампания Санду была построена на критике Додона. Да, просчетов было сделано немало, далеко не все обещания были выполнены, народ слишком разочарован, поэтому голосовали не за Майю Санду, а против Додона.


Дальше нас ждет затяжной политический кризис. У Майи Санду нет поддержки в парламенте, у ее партии там всего 12 депутатов, а другие правые не будут спешить ей помогать. Правительство тоже не уходит по Конституции в отставку со сменой президента, поэтому теоретически правительство Иона Кику может спокойно работать до следующих парламентских выборов. К тому же Игорь Додон контролирует силовой блок, государственные предприятия, поэтому у него есть рычаги для блокирования любой деятельности президента.

Игорь Шорников, директор Института социально-политических исследований и регионального развития: 

– Эти выборы не были обычными для Молдовы выборами с геополитическим оттенком, когда противоборствующие стороны эксплуатируют тему евроинтеграции или дружбы с Россией. На этих выборах речь шла о смене всем надоевших проворовавшихся молдавских элит. Майя Санду за последние годы стала символом перемен – символом альтернативного развития Молдовы по европейскому пути. За ней стоят западные посольства в Кишиневе, многие европейские политики. У новой проевропейской команды еще не было возможности по-настоящему показать себя в деле – пять месяцев правительства Санду все же были не в счет.  Поэтому те, кто хотел в Молдове перемен, вышли, чтобы поддержать ее. Они не вышли против России или за Евросоюз, они вышли за слом лживой системы.

Молдавская диаспора на Западе – это традиционный электорат Майи Санду. Эти люди уже сделали свой выбор ногами, но социализация в западное общество проходит нелегко. Поэтому они, конечно, предпочли бы не искать свой дом в Европе, а чтобы Европа была у них дома. Они и голосовали за это.

Безусловно, такое количество людей удалось вывести благодаря хорошей организации и, наверняка, поддержке местных властей. Интересно, что, несмотря на ужесточение карантина, власти европейских стран где-то даже приветствовали появление многотысячных очередей к избирательным участкам.

Майя Санду в молдавской политике уже пять лет. За это время она успела наделать немало ошибок, но ей удалось сохранить главное – имидж своей непричастности к действующей молдавской элите. Конечно, главную роль в ее победе сыграла западная поддержка – это и политтехнологии, и финансы, и открытая поддержка Брюсселя. Ее президентская кампания тоже не отличалась оригинальностью – только критика своего оппонента, а попытки обращения к русскоязычному электорату были запоздалыми и фальшивыми. Тем не менее, она обещала перемены, и в этом избиратель ей поверил.

Игорь Додон, надо отметить, тоже предлагал альтернативный путь развития – укрепление отношений с Россией – но его проблема в том, что он все же принадлежит к старой элите, доверия к которой нет ни у кого. У него был год с небольшим, чтобы реализовать хотя бы часть из тех обещаний, которые он эксплуатирует, по меньшей мере, с 2014 года. Но за то время пока он действительно находился у власти, он не сделал ничего.

Додон предлагал стабильность. Но та «стабильность», которая была у молдаван последние десять лет – а это постоянные политические потрясения – их явно не прельщает.

Впереди – продолжение борьбы за переформатирование молдавской власти. Президентство – это только символическая и психологическая победа. Майя Санду, а точнее те силы, которые за ней стоят, найдут способ отправить в небытие действующий парламент и создать подконтрольное проевропейское правительство.

Правы те, кто пишет, что Майе Санду предстоит столкнуться с «глубинным государством», которое попытается игнорировать присутствие чуждого элемента. Но они не правы, что «глубинному государству» удастся поглотить Санду. За ней стоят ЕС и США, она выполняет их волю и действует по их инструкциям. Поэтому дальнейшие катаклизмы в Молдове неизбежны.


Андрей Моспанов, заместитель директора Института социально-политических исследований и регионального развития: 

– В последние дни перед вторым туром избирательная кампания достигла кульминации, пошло много агрессии и «черного пиара». Игорь Додон попытался мобилизовать избирателей через митинги. Люди были эмоционально заряжены и можно было с закрытыми глазами сказать, что явка будет выше, чем в первом туре. Но все же активность избирателей превзошла даже эти естественные ожидания. Молдавские граждане очень хотели что-то изменить в своей стране. Дай бог, чтобы их надежды сбылись.

Массовый выход на выборы за границей произошел по той же причине. Масла в огонь тут подлил еще и Игорь Додон, который после проигранного первого тура с досадой назвал проголосовавшую против него молдавскую диаспору в Европе «параллельным электоратом». Это могло только оскорбить и раззадорить диаспору, а также остающихся в Молдове родственников тех, кто уехал.

У Майи Санду кампания была удачнее, а в работе Игоря Додона за  четыре года ничего особенного не запомнилось, кроме того, что президент путешествовал по миру, налаживал связи с российским бизнесом в личных интересах и демонстрировал свою комфортную жизнь – ту жизнь, которой у большинства граждан Молдовы нет. Одновременно он попал в коррупционные скандалы с участием олигарха Владимира Плахотнюка.

Во время избирательной кампании команда Додона так и не смогла сформулировать главного посыла – чего-то такого, что бы побудило избирателей голосовать именно за него. Во втором туре все вообще свелось к беспомощным абстракциям – стабильности, семейным ценностям, осуждению гей-парадов и т.д. Но граждан Молдовы волнуют не гей-парады, а совсем иные проблемы.

Кампания Майи Санду была построена более предметно – она использовала свои преимущества оппозиционного кандидата и критиковала власти за «кумэтризм» и коррупцию, экономические провалы, непоследовательность в сфере здравоохранения. Это дало результат.

Майя Санду победила с заметным отрывом от своего оппонента – на момент подсчета всех избирательных бюллетеней он может составить 14-15%. Это больше, чем мы предполагали. Такой отрыв, а также высокая явка на выборах обеспечивают ей сильную легитимность. Однако проблема в том, что новый президент не имеет достаточных позиций в молдавском парламенте – ее сторонники там в меньшинстве.

В то же время Игорь Додон и Партия социалистов, видимо, будут пытаться создать новое парламентское большинство, что даст им возможность сохранить контроль над правительством. Эти исходные позиции и определяют планы сторон. Майе Санду желательно добиться достаточно быстрого роспуска парламента и назначения досрочных парламентских выборов. Тогда ее победа на президентских выборах трансформируется также и в сильную фракцию в парламенте.

Партии социалистов, напротив, необходимо потянуть время, прийти в себя и вовлечь Майю Санду в позиционное противостояние, где она может совершить ошибки и потерять часть своего рейтинга. Вокруг всего этого, как нам кажется, и будет развиваться ситуация в Молдове в ближайшие полгода.

Владимир Ястребчак, экс-министр иностранных дел Приднестровья:  


– Как представляется, высокая явка во втором туре связана с тем, что штабы кандидатов изменили свою тактику: если в первом туре ставка была на ограничение явки, то ко второму туру оба кандидата постарались максимально мобилизовать свой электорат. Каждый из кандидатов старался найти ресурсы для того, чтобы привлечь максимально большое число своих сторонников на избирательные участки. Кроме того, кандидаты сами повысили уровень политической дискуссии, возведя выборы президента в ранг общенационального стратегического «баттла», от которого зависит будущее всей страны. Эти и некоторые другие факторы и обусловили такую достаточно высокую политическую мобилизацию населения.

Что касается голосования диаспоры, есть несколько факторов, повлиявших на ее позицию. Во-первых, диаспора традиционно ориентирована на прозападных кандидатов, причем «европейцы» и «американцы» оказываются более мобильными и организованными, чем «россияне». Во-вторых, у Майи  Санду сохранились достаточно устойчивые связи и механизмы работы с диаспорой – не следует забывать, что в 2019 году г-жа Санду была избрана членом парламента (одномандатником) именно по округу от диаспоры. В-третьих, есть основания предположить, что и в первом, и во втором туре для диаспоры на Западе были созданы весьма комфортные условия, вне зависимости от национальных режимов борьбы с COVID-19.

Ведя кампанию, Майя Санду очень умело использовала «скелеты в шкафу» Игоря Додона. Пресловутый «кулек» стал тем «черным лебедем», который «накрыл» всю кампанию действующего президента. Он не нашел внятного, четкого ответа на «кулек», на обвинения в своих связях с Плахотнюком и в коррупции (хотя, наверное, такие же или более серьезные обвинения легко могли бы быть предъявлены самой г-же Санду как члену правительства при Владимире Филате, голосовавшей за резонансные «миллиардные» решения). Санду смогла саккумулировать в себе тот огромный запрос на перемены, который есть в молдавском обществе, и добиться того, что она не ассоциировалась ни с Плахотнюком, ни с созданной им политической системой Молдовы.

Еще один очень важный момент: г-жа Санду нашла в себе силы и мудрость довериться своим политическим советникам. Отсюда – месседжи русскоязычному электорату, России и т.д. Но в этом и «развилка»: где именно сама Санду, а где – ее советники. Теперь г-же Санду предстоит сделать выбор между своим «скрепоносным» электоратом и теми новшествами, которые появились в ходе кампании.

«Что же из этого следует? – Следует жить. Шить сарафаны и белые платья из ситца». Примерно так. Надо наблюдать за развитием ситуации в Кишиневе. Очевидно, что с таким процентным разрывом вряд ли Игорь  Додон пойдет на обострение ситуации. Но у него достаточно возможностей «показать зубы», и это вполне логично. Его так часто «выключали», что теперь и он может что-то сделать. Было бы любопытно понаблюдать, как Игорь Додон станет лидером парламентского большинства, отстаивающим российские интересы.

Возможно, сторонники Игоря Додона правы в том, что с проигрышем в битве есть шанс зацепиться за кампанию. Вот только будет очень сложно предсказать шаги Майи Санду – пойдет ли она на роспуск парламента (к чему ее активно подталкивают) или же она выберет свой сценарий. В любом случае Майя Санду лишилась комфортного статуса лидера оппозиции, который мог всех критиковать и не брать на себя ответственность за политические решения.

Как представляется, теперь Майя Санду будет более последовательной и откровенной – ведь ее победа была обеспечена не только и не столько грамотными советниками, но и «глубинным» электоратом. И гораздо реже теперь она будет говорить на русском языке. Все закончено, занавес. Или начинается. Тоже занавес.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Декабрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Ноябрь    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.