02.06.2020, Одесса, Валентин Филиппов
 
interview, Выборы, Одесса, Оппозиция, Политика, Украина
Просмотров:

Предвыборный расклад в Одессе. Раскол ЗаЖОПа. Интервью депутата Ирины Ковалиш


В Одессе продолжается раскол между антимайданными политиками. Глава оппозиционной фракции Николай Скорик находится в союзе с лидером порошенковцев Алексеем Гончаренко. Украинские националисты – это люди с низкой социальной ответственностью, занятые рэкетом. Сергей Гриневецкий, предложенный Леонидом Кучмой Владимиру Зеленскому на пост мэра Одессы, – интересная фигура для перекрасившейся номенклатуры. Но градоначальником будет переизбран Геннадий Труханов, если его не устранят физически.

О продаже стадиона Черноморец, застройке парковых зон и пляжей, о том, что Одесса уже не та, и за пять лет потеряла многое, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказала последний романтик одесской политики, депутат Одесского областного совета Ирина Ковалиш.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Мы приветствуем Одессу. В нашей импровизированной студии блистательная Ирина Ковалиш.

Хочу напомнить, что Ирина в прошлом – теледива. Лицо одесских новостей, шеф-редактор ведущих каналов.           

Ирина Ковалиш: Помнишь!


Валентин Филиппов: Помню, королевна, помню. А ныне – депутат Одесского областного совета от политической партии то ли Оппозиционный Блок, то ли Оппозиционная Платформа.            

Ирина Ковалиш: Я внесу ясность. В 2015 году я была избрана в Одесский областной совет. Я была членом партии, и являюсь до сих пор, членом партии Оппозиционный Блок. В 2019 году ряд моих коллег по фракции, по партии, отсоединились от Блока, организовали Платформу. Я туда не пошла.

Но потом меня мои же бывшие коллеги официально исключили из фракции за нарушение партийной дисциплины. Это долгая Санта-Барбара.

Валентин Филиппов: Оппозиционный Блок, Оппозиционная Платформа…. Ирина, а какая разница? Там идеологические противоречия, или что там?            

Ирина Ковалиш: Идеологических противоречий нет. Но, как за любой партией, как у вас, так и у нас, по-прежнему стоят люди, которые банкуют, которые финансируют. Назовите их олигархами, назовите их финансово состоятельными политическими лидерами, без разницы.

Оппозиционный Блок в 2019 году таки раскололся на две группы, как раз из-за сфер влияния, из-за возможности договариваться с администрацией тогдашнего президента Порошенко, или отсутствия желания коммуницировать с ним напрямую.

Так, Бойко и Лёвочкин примкнули к Рабиновичу с Медведчуком, к Оппозиционной Платформе. А я решила, что я партийность менять не собираюсь.

Меня смущало в этом расколе как раз взаимоотношения моего тогдашнего партийного руководителя Николая Леонидовича Скорика с Рабиновичем.  Они конфликтовали. И очень сильно. Это была публичная ругань. Очень неприятная. И я не могла понять, почему можно ругаться, а потом мириться, жать руки ради политической выгоды. Поэтому я тогда не поддержала тогдашнего своего руководителя.

По сути, это тоже было одним из поводов официальных расстаться. Я долгое время была пресс-секретарём Николая Скорика. Ну и вот. Я осталась в не очень популярном Оппозиционном Блоке, но осталась со своей позицией.

Валентин Филиппов: Оно похвально. Но со стороны выглядит немножко странно. Санта-Барбара. А люди ждут объединения.              


Ирина Ковалиш:  Людям не объяснишь. Мы столкнулись с этим расколом уже на президентских выборах. От Оппозиционного Блока шёл Вилкул. Мы столкнулись на парламентских выборах уже после президентской кампании, когда Зеленский победил. Мы шли отдельным Блоком. Наши бывшие коллеги шли своей Платформой. Людям на местах было сложно объяснять, чем мы отличаемся. Но тут больше говорилось о конечных бенефициариях, Медведчук, Рабинович, связи Медведчука и так далее. А нам было проще, мы как были, так и остались Блоком. Никуда не перебегали, это был основной наш козырь. Если это можно назвать козырем.

Валентин Филиппов: Хорошо, но этот год, он опять год выборов. На этот раз местных советов. И мэра Одессы. Всех всегда интересует мэр Одессы.            

Ирина Ковалиш: Конечно. Ключевая фигура в регионе.

Валентин Филиппов: Был упомянут Скорик, был упомянут Рабинович, ходили слухи – они оба хотели баллотироваться в мэры Одессы. Безусловно, будет баллотироваться Труханов, куда он денется.

Скажите, а почему все топчутся на ватном электорате? Что у нас, свидомый электорат в городе кончился?               

Ирина Ковалиш: Если чётко понимать, что такое «ватный», то я тоже такая. Я люблю сине-белое, вот. У меня такая сине-белая политическая окраска. Мне в ней комфортно. Не потому, что оно мне даёт какие-то бонусы, нет. Это логически связано с моим мировоззрением.

«Ватный» мне не сильно нравится слово. Но Одесса – такая. Одесса, несмотря на то, что она за последние пять лет очень сильно изменилась в части какого-то атмосферного настроения, какого-то флёра, она немножко другая.

Это достаточно сине-белый город на берегу Чёрного моря. Поэтому здесь будут топтаться, выражаясь вашей фразой, будут топтаться все, кто хочет быть кандидатом и выиграть выборы мэра, и в городской совет пройти, и занять большинство кресел, будут все. И это так.

И Геннадий Леонидович Труханов сформировал в то же время эти настроения, потому, что много можно говорить о его бизнес-партнёре, о реальном хозяине города Одессы, но он действительно сплотил такой вот сине-белый электорат вокруг себя.

И если новая власть не устранит Труханова, не выбьет его из этой предвыборной гонки либо физически, либо, запретив участвовать по решению суда, закроет его в СИЗО, в тюрьму по делу «Краяна» или ещё чего-то, я уверена, у него есть прекрасные шансы продлить мэрскую карьеру.


Потому что, по сути, если отделять его от «Доверяй Делам», отделять его от Галантерника, отделять его от застройки пляжей, от проблем с пожарами и прочим, он достаточно такая симпатичная для большинства одесситов фигура.

А Скорик-Рабинович, ну…. Я не буду жалеть своих бывших коллег, но мне кажется, они наступают на те же грабли, что и в 2019 году с развалом Оппозиционного Блока.

Ведь выборы – это не только битва лозунгов, идей и кандидатов, кто лучше, кто хуже. Мы прекрасно понимаем, что за каждой предвыборной кампанией, и местной, и парламентской, и президентской, стоят большущие бабки. И депутаты, и люди, которые хотят избираться, хотят войти в политику, хотят продолжить свою политическую карьеру, им нужна будет партийная принадлежность. Законодатель украинский в эти местные выборы ограничил всех кандидатов. Самовыдвиженцем ты не можешь быть. У тебя должен быть партбилет. Тебя должна выдвинуть партия. Поэтому все кандидаты в депутаты побегут к каким-то партийным лидерам. И тут нужна чёткая договорённость, чёткая платёжеспособность и возможность отвечать того партийного лидера за то, что он пролоббирует чьи-то интересы.

И тут, конечно, развал в Одесском регионе, намечающийся развал, а он будет однозначно, Оппозиционной Платформы, не сыграет на пользу этого, как называют, ЗаЖопье  я называю, пусть простят….

Валентин Филиппов: Мы все так называем.            

Ирина Ковалиш: Оппозиционная Платформа. Они наступят на те же грабли. Потому, что внутренний раскол, это внесение смуты. У них высокий рейтинг по Одессе, если говорить про рейтинги. Достаточно высокие рейтинги по области. Но, местные выборы, они специфичны. Тут все местные сельские головы, сельские депутаты начнут вскрывать кубышки и пытаться продлить себе политическое существование. И они будут думать, с кем договариваться. Кто у нас по Одесской области рулит за Оппозиционную Платформу? Скорик или Рабинович? К кому идти? Это если мы говорим примитивным языком.

Мэр Скорик? Ну…. Ну – нет. Ну…. Нет. Это не его. Мне кажется, его звёздный час был в 2015 году, глава облсовета. Хотя, он с Гончаренко сейчас очень неплохо себя чувствует, в Одесском областном совете за кулисами управляя, по сути, двумя крупными фракциями, которые теперь сдружились навсегда. Я говорю про Платформу и про БПП бывшую. Они сейчас в областном совете достаточно…..

Валентин Филиппов: Скорик и Гончаренко теперь партнёры? Да?            

Ирина Ковалиш: Ну, конечно. Они вдвоём всегда приходят на сессию. Они очень слаженно работают. Если вы видели, если кто-то наблюдает за тем, как проходит сессия областного совета, то все политические решения, в принципе, принимаются совместно….

Валентин Филиппов: Я не знаю. Понимаете, Ирина, мы же смотрим из России. Мы не знаем, что там, в кулуарах облсовета. Мы смотрим иногда по телевизору. Смотрите, что было: показывают, что Гончаренко  что-то на украинском «бу-бу-бу». К нему Скорик поворачивается и говорит: «Закрой рот, дебил!». И все такие (аплодисменты).            

Ирина Ковалиш: Это было давно. Валентин, вы смотрите видео двухлетней давности. Или трёхлетней. Это был телеканал Интер, «Чёрное зеркало» два или три года назад.

Сейчас то, что вижу я, как депутат областного совета. Приходят два нардепа, их фрапкции, которые они курируют, тютелька в тютельку голосуют, за исключением совсем узких вопросов, никаких разногласий нет. И можем только позавидовать. Завидная любовь. Политическая. Царит в областном совете.

Валентин Филиппов: Я просто устал удивляться.            

Ирина Ковалиш: Чему удивляться, да?

Валентин Филиппов: Давно, причём. Ну, я с 2014 года.              

Ирина Ковалиш:  Моя последняя политическая симпатия, такая искренняя, очень искренняя по-юношески, по-девичьи искренняя, моя политическая  симпатия умерла в 2014 году. Я, после поражения Сергея Тигипко на выборах президента, больше никому такой преданной не была. Я имею в виду и партию Сильная Украина, в которой я состояла до Оппозиционного Блока.  Больше у меня нет никаких партийных принадлежностей в моей жизни. Для меня это и дружный коллектив, мы были, и лидер нам всегда нравился. Это была моя последняя романтическая история в политической моей жизни.

А всё дальше видишь. Видишь насквозь, что …. Я же говорю, могут просто поругаться вдрызг, а тут жмут руки, и всё это кошерно.

Валентин Филиппов: Тут Леонид Данилович Кучма произнёс фамилию Гриневецкий в разговоре с Зеленским. Сергей Рафаилович Гриневецкий. Именно в связи с тем, что в Одесской области не хватает управленцев.

Я помню Гриневецкого зрелым опытным политиком. Теперь он молодой-начинающий. Ирина, насколько это всё серьёзно? Я помню, что перед каждыми выборами в соцопросах появляется фамилия Гриневецкий.            

Ирина Ковалиш: Хотя он уже сколько лет не при делах.

Валентин Филиппов: При этом, он всегда во всех опросах на лидирующих позициях. Но лотерейный билет так ни разу и не купил.

Сегодня это может быть всерьёз?              

Ирина Ковалиш: Ну, смотрите, я не представительница партии Слуги Народа, не представительница ни Кучмы, ни Зеленского, я не знаю. Но, как и многие одесситы, тоже слышала эту новость.  Я считаю, что у Гриневецкого есть реальные шансы. Очень реальные. Но только в случае, когда Труханова не допустят до выборов.

Гриневецкий – у него хорошее реноме. В большинстве вся партийная номенклатура на местах, в виде сельских голов, депутатов, другой политической элиты, прекрасно с тех времён сохранилась. Партийность поменяла, перекрасилась, начала говорить на украинском языке, вышиванку регулярно надевает, но, по сути, они все прекрасно помнят времена Сергея Рафаиловича Гриневецкого, которые совпадали с правлением Кучмы, который тоже неплохо запомнился стабильным долларом и ростом в экономике.

Какого-то конфликта интересов здесь нет. Я считаю, что интересная фигура. А вот сможет ли эта фигура Гриневецкого как-то отвечать каким-то запросам якойсь свидомои «элиты» украино-национально-озабоченной, вот это – вопрос. Не знаю, как Зеленского не поднимут на смех представители Одессы, которые националисты….

Валентин Филиппов: Ты сама упомянула про активистов украинских. Была новость, что Зеленский отдал распоряжение разработать документ, наделяющий полномочиями волонтёров и активистов в деле контроля соблюдения самоизоляции и карантина.               

Ирина Ковалиш: Пипец в стране.

Валентин Филиппов: Может они хотя бы кошмарить казино перестанут и начнут просто людей на улице ловить?            

Ирина Ковалиш: Ну, это бред. Вот, чтоб не углубляться сейчас вообще в теорию, что такое патриотизм или насколько я патриотична.   Я очень люблю свою страну. Безумно люблю. И мне больно смотреть на то, что с ней происходит. И я стараюсь, глядя на всё это, не молчать и не бездействовать в силу своих полномочий. Моё отношение к националистам, национально-озабоченным людям.  Есть среди одесситов такие, кто сильно уж верят и выражает свою веру во всём украинском. Мова, одяг, якысь думкы, я не хочу переходить на родной украинский, чтобы не путать зрителей.  Среди всех этих активистов большинство – это люди с низким уровнем социальной ответственности.

Валентин Филиппов: Даже мальчики?            

Ирина Ковалиш: Все! Даже мальчики! Тем более, мальчики. Сегодня национальный активист в Украине, в Одессе, это человек, для которого законы не писаны, для которого украинская Конституция, украинское законодательство, это так, мусор. Это человек, который ради какой-то идеи сам себе устанавливает правила игры. В большинстве эти правила не мирные, а радикальные. Мусорная люстрация. Зелёнка. Любители спрашивать: «Чей Крым»?  Любители задавать вопрос: «Когда вы последний раз ездили в Россию»?  Для меня это всё – охлократия, которая топчется и бродит нашими улицами, сея хаос. Вилкул, кстати, когда шёл на выборы, я сейчас не рекламирую….

Валентин Филиппов:  Ну, он в мэры и не пойдёт.           

Ирина Ковалиш:  Ну, только в Кривом Рогу, уже тогда пожелаем удачи. У него был один из пунктов – убрать этих националистов и посадить в тюрьму всех, кто бродяжничает по улице облепленный флагами с ультра-национальной символикой. Им не место на улицах. И законодатель в лице Верховной Рады, КабМина, президента, должен был бы навести порядок.

Они же просто устраивают произвол, что хотят, то творят. Срывают сессии. Ногами открывают чиновничьи двери. Я не сторонница возводить культ «дяди в кресле». Но есть какой-то этикет. Есть норма поведения.

У нас в Украине есть масса возможностей законным образом реализовывать свои инициативы. Пожалуйста! Хочешь – копай! Но если ты пойдёшь на госслужбу или удосужишься выиграть выборы, ты же будешь отвечать по закону.

Поэтому им удобно быть такими, как есть. Как они возмущались, когда речь шла о Е-декларировании. О том, что активисты и общественные деятели должны задекларировать своё имущество. Они с 2014 года во всех областных администрациях сидели на должностях советников. Ходили по всем кабинетам, работали политическими и экономическими рэкетирами.  Договоряшками. И сейчас ездят на хороших машинах, живут лучше нас и имеют всех остальных в виду.

Валентин Филиппов: Несколько лет назад в Одессе построили стадион «Черноморец». Четыре миллиарда вгрохали. Сейчас продали за 139 миллионов какой-то американской фирме. Я понимаю, разорились. Но, 139 миллионов. Тот же облсовет больше вложил в строительство этого стадиона. И горсовет  вложил больше. Как могло получиться, что местные власти не выкупили стадион «Черноморец» за эти копейки?           

Ирина Ковалиш: Когда-то в 2015 году, когда я руководила пресс-службой партии Оппозиционный Блок и, в том числе, вела в информационном плане предвыборную кампанию, я лично прописала пункт, что стадион «Черноморец» должен быть в коммунальной собственности. Тогда все скептически к этому отнеслись, хотя этот пункт был включён в программу. Но это нафиг никому не надо. Может никто не хотел бодаться с Климовым. Хотя, политически не так уж он силён. Уже и Гончаренко его на последних парламентских по Котовску, Подольску ныне, обставил. Не знаю.

Честно тебе скажу, вас волнует этот вопрос по Черноморцу, а я такой реакции гневной  по Одессе не видела. К сожалению. Просто ушёл ещё один объект в никуда.

Валентин Филиппов: Ты не болельщица.            

Ирина Ковалиш: Вот уж Черноморца – точно нет. Я за Шахтёр.

Валентин Филиппов: Для нас это – детство. Понимаешь? Люди болеют поколениями за Черноморец.            

Ирина Ковалиш: Ну, честно, оно как-то не зацепило. Потому, что в Одессе уже сложно чему-то удивляться, что какая-то крупная территория или объект ушёл не понятно кому. И можно было надеяться на какой-то резонанс, если из коммунальной собственности его за копейки продали. А так он был, по сути, частной собственностью, так в частные руки кому-то и перешёл.

Валентин Филиппов: Не появится ли там ещё одна «жемчужина»-высотка? На поле можно построить гостиницу 30 этажей. А вокруг комплекс с ресторанами и торговыми центрами.            

Ирина Ковалиш: Удивляться сложно чему-то. Насколько это убьёт, удивит большинство одесситов? После застройки парка Юбилейный, после точечной застройки парка Победы? Я не удивлюсь.

Валентин Филиппов:  Ну, Аркадии уже нету.             

Ирина Ковалиш: Аркадии нету. Ну, слушай, посмотри на всё побережье. Ну, это же убого всё. Но одесситы-то молчат. Валентин, давай честно говорить.

Валентин Филиппов: Ну, что значит «молчат»? Ну, люди могут выйти один раз. Нашуметь. Может получится, может не получится. А может их сожгут.            

Ирина Ковалиш: Вот где ты видел за последнее время, у адекватных рационально настроенных одесситов вот такой бум-возмущение?

Валентин Филиппов:  Ирина. У меня, на самом деле, есть своя теория на эту тему. Я поэтому сейчас не живу в Одессе. Я считаю, что всё это кончилось в 2014. Что Одессу оккупировали. Что сейчас оккупационная власть. И я наоборот, много раз обращался к одесситам с призывом, не выходить ни на какие протесты, не провоцировать, ну его нафиг. Потому, что не известно, чем это кончится.

И, на самом деле, ты говоришь – гори оно всё огнём, всё застроили. И они точно так же. Ты же такая же одесситка. И они так же сидят, им уже не понятно, какую ещё гадость можно было бы одесситам сделать.

Когда перелом наступает, ты говоришь – это уже не моё. Всё.           

Ирина Ковалиш: Ты прав. И по настроениям тоже прав. Но тут ситуация, выехал из Одессы, не выехал из Одессы, она тоже двоякая. Мне много чего не нравится, я для себя избрала такой путь депутата, и я стараюсь этим способом отстаивать свои внутренние убеждения. Свою правоту. А ты вот уехал и можно посмотреть так, что «нету тела – нету дела». Уехал из Одессы, и всё. Не принимаешь непосредственное участие. Если ты считаешь, что сейчас оккупационная власть, то надо что-то противопоставлять и бороться с этим.

Валентин Филиппов:  Ирина. Не корректно. Я в розыске.           

Ирина Ковалиш: Тогда перейду в то русло, что, несмотря на авторитет Труханова среди одесситов, очень много есть, за что его подёргать. Умело пиарщики переводят стрелки на команду Геннадия Леонидовича, которая бесчинствует, пока Царь справедливо правит. Пока рано говорить про застройку стадиона Черноморец в парке Шевченко. Парк Шевченко и я в своей карьере защищала в рядах той же Сильной Украины. Со Светланой Фабрикант. И, слава Богу, удавалось это сделать. Говорить, что будет, это гадать на кофейной гуще. Посмотрим. Разберёмся.

Валентин Филиппов: Стадиона жалко. Ещё жалко, что Черноморец в первую лигу вылетел.              

Ирина Ковалиш:  Ну, команда Черноморец сейчас просто убила все фанатские мечты.

Валентин Филиппов: А вот про болельщиков. Одно время у нас были болельщики очень пророссийские. С имперскими флагами ходили. А потом появились ультрасы-националисты среди болельщиков.

А я, как старый болельщик, помню 1991 год. Тогда распадался Союз, и была мысль сохранить чемпионат СНГ. Болельщики помнят, что тогда почти весь состав Черноморца уехал играть за московский Спартак. Мы все долго спорили. Я был сторонником того, чтобы Черноморец участвовал в общем первенстве СНГ. А была часть болельщиков, которые говорили, что нужно играть в отдельном чемпионате Украины. 

А главный аргумент был такой: Хотя бы на Украине мы станем чемпионами! Прошло 30 лет. Черноморец до сих пор не стал чемпионом Украины!

Ради чего развалили чемпионат? Я к чему это говорю…. Очень грустно мне, что Одесса осталась без футбола.              

Ирина Ковалиш: По большому счёту, я согласна. Это же одна из тех цепляшек, которая заставляет гордиться. Грудь шире, я ж из Одессы.

Валентин Филиппов:  С Одессы.           

Ирина Ковалиш: Да. Ну….. Грустно ты сейчас говоришь. Я понимаю, что это тоже один из кусочков в калейдоскопе одесском убран, потерян и разбит.

Валентин Филиппов: Ладно. Так. Есть для концовки анекдот?              

Ирина Ковалиш:  Я и анекдот?

Валентин Филиппов:  Курьёзный случай. Я тебя, как депутата не знаю. Расскажи мне курьёзный случай из политической жизни.           

Ирина Ковалиш:  Да какой курьёз? Какой анекдот? Саакашвили вернулся на политический олимп Украины. Курьёз. Кто-то может поржать, а мне плакать хочется. Что идиотски смешного у нас?  Сейчас время такое, сейчас все перекрасятся. Начнут опять шапки менять. Сине-белые на оранжевые условно. Не знаю, Валя, мне грустно. Я, конечно, собираюсь избираться повторно. Снова идти в Одесский областной совет, но мне грустно от того, в каком виде находятся советы всех уровней. Грустно смотреть на то, как себя ведут люди. Как они проявляются. Политическая подлость, зависть, её столько много. И она реально мешает делать хорошие дела. И идти честно. Я давно не встречала честных, открытых и достойных людей в политике. Их единицы в Одесском областном совете. И они на вес золота.

А избирателю, а я по большому счёту такой же избиратель, опять запудрят мозги, опять покажут какое-то телешоу. Какой курьёз? Реакция на мои запросы к новой власти отменить кучу всякого дерьма, которое напроголосовали их попэрэдныкы? От закона про декоммунизацию, до одноклассников и вконтакте…. Хотя я там не сижу. Я бы и фейсбуке не сидела, пекла бы себе пироженки и открыла бы кофейню. И не занималась бы политикой.

Валентин Филиппов: У нас мечты похожи.            

Ирина Ковалиш:  Политика – дело не чистое. Но и без неё никак.  И хочется, чтоб что-то изменилось. Я не замахиваюсь на Украину, но чтоб в городе Одессе переключился какой-то тумблер, и появился такой мэр, или старый мэр резко изменил своё видение стратегическое. И появились бы моменты, когда одесситы смогли бы гордиться своим городом, не смотря ни на что.

По остаточному  признаку Одесса ещё на слуху везде. «Вы з Одэссы»? «Ты из Одессы»? У тебя уже 10 очков форы. Но. Море? – Ну, да. Ну, парки? – Ну, такое. Климат, рыбка, клубничка. Но хочется такого, чтоб тебя гордость распирала. Это и моя, как жительницы города, проблема. А теперь ещё и депутата.

Посмотрим. Меня мои друзья называют последним романтиком политическим. Я достаточно романтична. И в хорошем смысле влюбчивая. Я влюбляюсь в мечты свои.

Валентин Филиппов:  Я надеюсь, что твоя романтичность, твои мечты и твой оптимизм передаётся воздушно-капельным путём. И в городе начнётся пандемия, эпидемия, оптимизма, романтики и всего хорошего.         

Ирина Ковалиш: И хороших дел. Этого не хватает. Романтика, это такое. Не потрогать. А хочется того, что можно действительно потрогать. Посмотреть. Пощупать.

Валентин Филиппов:  Вот если эту фразу вырезать…. Пощупать, это хорошо.           

Ирина Ковалиш: Ой, я не знаю, Валентин Батькович, насколько вам было со мной хорошо….

Валентин Филиппов: Огромное спасибо. До новых встреч.            

Ирина Ковалиш:  Спасибо.

 

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , , , , , ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.