18.04.2019, Донецк, Владимир Васильев
 
Донбасс, Общество, Политика, Россия, Украина
Просмотров:

Прилепин опасается, что погибшего Александра Захарченко ждёт забвение

Память о погибшем в результате теракта лидере Донецкой народной республики Александре Захарченко не сохранится, если будет оставаться лишь в воспоминаниях знавших его товарищей. Чтобы народного героя не забыли со временем ни в республике, ни в России – необходим государственный подход в этом важном деле.

Такой вывод следует из отрывка книги «Некоторые не попадут в ад» русского писателя Захара Прилепина, описывающего общение народного героя с сыном.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Что знают люди о погибшем главе ДНР, о его семье и окружении? Практически ничего или очень мало, сетует писатель.

«Компания из трех Саш (Сам Захарченко, его зам – Александр «Ташкент» Тимофеев и советник главы ДНР Александр Казаков – прим. «ПН») устроилась за столом в гостевой, а младший из сыновей Захарченко ползал под этим столом. Он был единственным ребенком от второй жены, но имелись еще старшие сыновья от первой – они учились в соседней северной стране.

Мне нравилось, как Батя общался со своим дитём: вкладываясь в сына, имея с ним общий язык и ряд отработанных обрядов. У сына, помимо прочего, на полу лежало оружие, по-моему, даже не муляжи, – единственно, что не заряженное, – и тот в свои – сколько там, три годика? – ловко с ним обращался.

Впрочем, через десять минут сына забрала няня. Больше я его никогда не видел.

Потом думаю: а он запомнил отца? Хоть что-то? Один из обрядов хотя бы: когда с какой-то игровой короткой фразой отец подкидывал его на шею, причем он не садился, свесив ножки, а вставал, как бы находясь теперь на корабле, на палубе, и пошатывался там, замерев: вот это запомнил? – как было высоко?

Я бы мог рассказать ему.

Но кому я буду рассказывать, о ком? Будет ли к тому времени эта данность, этот субъект истории этот пароход, эта улица, этот памятник – «Александр Захарченко», – или сын к своим, скажем, четырнадцати годам привыкнет, что его фамилия никому ни о чём не говорит… вроде был такой полковник (московский однофамилец), который украл целую квартиру денег, – то есть, у него трёшка, в Москве была битком набита пятитысячными купюрами, дверь отрываешь – а они, как из переполненного шкафа, ворохом, с мягким шумом, высыпаются, – мимо поднимаются старушка, собачка, – собачка трогает купюры носом, – новые, пахнут краской, ёлкой, счастьем, – старушка подслеповато смотрит, ничего не поймёт, – сконфузившийся хозяин квартиры говорит виновато: «Только переехал… ещё не расставил вещи… бардак».

«Вот этот самый Захарченко?!» – спросят у сына раз, два, три.

«Нет другой», – ответит в первый раз.

«А есть еще какой-то?» – переспросят.

Нет, никакого нет.

Сын перестанет отвечать на эти вопросы».

Прилепин всё же надеется, что, вопреки всему, сын Захарченко сохранит память об отце как о герое, хотя бы благодаря боевым товарищам и тем, кого он по-хорошему «зацепил».

«У отца не хватило сил остаться живым после смерти. Но по всем этим качествам – да просто глядя в его удивительные голубые глаза – должно было хватить с избытком, чтоб и кое-кого из нас подтащить, зацепившихся», – рассуждает писатель.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,











За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Сентябрь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.