Профессор МГИМО: «Турция разговаривает с Россией с позиции силы»

31.01.2022  08:44 (Мск), Белград
Алексей Топоров.  
Просмотров: 4155
 
Дзен, Интервью, Политика, Россия, Турция


Чем обусловлена активность турецкого президента Реджепа Эрдогана на украинском направлении? Воспользуется ли Турция обострением между Западом и Россией ради окончательного решения курдского вопроса? Чей военный флот доминирует в Черном море.

Об этом и о многом другом «ПолитНавигатору» рассказал кандидат исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Дружиловский.

Чем обусловлена активность турецкого президента Реджепа Эрдогана на украинском направлении? Воспользуется ли Турция обострением...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости.


Как, на ваш взгляд, следует относиться к инициативам Эрдогана на фоне обострения между Западом и Россией из-за Украины? То предложит организовать у себе альтернативную Минску переговорную площадку, то организует поставки «Байрактаров» ВСУ, да и в Киеве он частый гость. Все эти движения в русле общей политики Запада или же Анкара ведет свою игру?

– Турция взяла курс на превращение в великую державу. А в современном мире великая держава только та, что имеет атомные заряды. И Турция их имеет, правда, они американские [тактическое ядерное оружие США размещено на турецкой базе «Инджирлик»]. Но, тем не менее, Турция уже заявляет, что она – «ядерная держава». И если турки предпринимают какие-либо шаги во внешней политике, то они предпринимают их с точки зрения этого своего величия.

Потому что за ней проливы, а это логистика, это и, как ни странно, и китайская концепция «один пояс, один путь», который если замкнется на Турцию, то мы ничего не увидим. И никто не увидит. И если Турция договорится с Китаем, что все экспортные потоки пойдут только через нее…. Тогда наш новый порт Оля с километровыми пакгаузами, которые уже стоят готовые, если туда ничего не пойдет, будет как «Южный поток» или «Северный поток-2», чья судьба еще не решена – миллиарды и миллиарды, которые будут потеряны.

Турция это осознает. И понимает, что именно она будет диктовать условия, а не кто-то другой. И будет делать только то, что будет выгодно исключительно ей. Например, атомную электростанцию «Аккую», которая строится нами на турецкой территории – это 20 миллиардов долларов, которые, кстати, за ее строительство мы – Россия, платим. Турция не платит ни цента. И она пытается диктовать повестку дня. Потому как у нас нет иных путей для экспорта: Украина закрыта, Прибалтика закрыта, Грузия закрыта. На Запад закрыто все. И они ведут себя с позиции силы.

А сил у нее хватит?

– На Черном море у Турции 14 подводных лодок. Качественных. У нас – пять. И все остальное приблизительно в этой же пропорции. Я говорю только про соотношение сил России и Турции, НАТО я в расчет не беру. У турок военно-морской флот конечно не на порядок, но намного больше, чем у нас. Потому что мы только-только занялись его модернизацией, и пока преуспели только в противоракетной обороне. И если представить, что Турция закроет проливы, то мы ничего этому противопоставить не сможем. В том числе и в военном плане.

Можем предположить, что под шумок украино-российского обострения Турция руками Азербайджана окончательно заберет Карабах?

– Карабах – это ничто. Если бы Карабах был чем-то, то Армения давно бы его признала. С первого же дня.

Но с другой стороны, и Россия не признает русские республики Донбасса и Приднестровья. И если вспомнить недавнюю историю, при Милошевиче Белград не признавал Республику Сербская Краина и Республику Сербскую до заключения Дейтонских соглашений. А вот Турция, да, признала Турецкую Республику Северного Кипра…

– Но в любом случае Карабах – это очень далеко от нас. Как они там между собой решат, пусть так и будет. Это десятая по значимости проблема, которая может нас интересовать. Конечно, если вдруг азербайджанские танки пойдут на Ереван, то в Москве наверняка будут приниматься решения, но Азербайджан танками на Ереван никогда не пойдет. Я же знаю своего однокашника Алиева, с которым вместе учился в МГИМО, он ни за что на такую глупость не решится.

Хорошо, а Эрдоган решится? В Африне, в Идлибе?

– Это правильный вопрос. Турция обязательно себя обезопасит на северных границах. И никто ничего ей не возразит. Ни США, ни мы, ни Иран. На северном поясе Турции Анкара возьмет столько территорий, сколько захочет, столько, сколько ей будет нужно. Потому что она решает курдскую проблему. Самая страшная проблема для Турции – курдская. Инфляция, девальвация – ничто по сравнению с ней. И если турки возьмут силой курдские районы в Ираке и Сирии, никто ничего не возразит. Это их безопасность, они это никогда никому ни за что не отдадут. Поэтому пятьдесят километров от турецкой границы они возьмут.

Так может быть России тоже пора также жестко отстаивать свои интересы и перестать вести политику уступок и подарков?

– В целом про стратегию России я рассуждать не буду, а вот на ближневосточном направлении мы могли бы разыгрывать курдскую карту, но не будем, потому что сейчас нам тяжело. А все остальное, на сегодняшний день, разыгрывает Турция. Поэтому нам остается только договариваться. Дипломатия должна работать. Не пушки.

Эрдоган говорит: «Я просто хочу иметь свое место в мире. Свое. А не то, что вы мне даете». Нужно прислушаться. Всегда нужно прислушиваться и к действиям, и к концепциям. Турция выдвинула концепцию: «Ноль проблем с соседями». Что следует читать: «Мы обеспечим этот ноль любым путем». То есть «так, как это выгодно нам». С Арменией, Ираком, Сирией, Грецией, Болгарией. И они это делают и будут делать. Другое дело, каким путем.

Хорошо, а чего конкретно добивается Эрдоган на украинском направлении?

– Он хочет одного…. У него в Турции живет три- четыре миллиона крымских татар. Которых куда-то нужно девать. Они никакого отношения к туркам не имеют. Эрдоган еще до майдана приезжал на Украину и предлагал переселить их обратно в Крым. Там в Турции государственная концепция такова, что всех своих граждан вне зависимости от этнического происхождения они объявляют турками.

Но крымские татары быть турками не хотят. И концепцию Эрдогана одобряют: «Да, Крым это наша земля». И готовы голосовать за Эрдогана. А то, что они не поддерживают Россию в крымском вопросе, так Турция – член НАТО, у них есть ассоциация с Евросоюзом. Достаточно того, что они стали единственным государством – членом Североатлантического альянса, не наложившим на нас санкции. То есть ведут двойную игру: с одной стороны не накладывают санкции, а с другой говорят: «Крым – не ваш».

В итоге, каких еще сюрпризов нам от Турции следует ждать?

– С Турцией следует только договариваться. По крупным поводам, по малым. Потому что если они закроют проливы, а они это способны сделать, мы не прорвемся. И всю южное направление с выходом в Средиземное море будет для нас закрыто.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Июль 2022
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июнь    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.