Политнавигатор. Новости Украины и России

Страх Коломойского. Зачем «Беня» пугал русскими танками?

История с последним интервью Игоря Коломойского The New York Times заставила многих заговорить чуть ли не о превращении Савла украинской политики в Павла и о радикальном сменовеховстве совладельца группы Приват, «вдруг» предложившего нормализовать отношения с Россией. Что же это вообще такое было, какие цели преследуют подобные информационные вбросы, и о чем свидетельствуют – вот об этом и поговорим ниже.

Прежде всего, давайте условимся отодвинуть в сторону всю линейку объяснений поступков Коломойского и крупных бизнесменов его уровня, связанную с каким-то «прозрением», «переобуванием в воздухе» и тому подобными вещами. У них нет «взглядов», которые можно поменять, есть только «точка зрения», диктуемая текущей выгодой и интересами. Причем, Коломойский известен исключительным умением выгодно продать и перепродать свою меняющуюся точку зрения по несколько раз. Такие люди, как Коломойский, не стали бы теми, кто они есть, не будь они людьми умными, при этом  расчетливыми и предельно циничными. А значит, соображающими, что они говорят, кому и зачем. Так зачем же?

Сейчас многие наблюдатели за украинским политпроцессом в унисон заговорили об ослаблении позиций Коломойского, проигрывающего схватку за определяющее влияние на курс страны и на Зеленского с другими группами интересов в нынешней власти.

В первую очередь с так называемыми «соросятами», а если быть более точными- с конгломератом политиков и активистов либерально-националистического направления не просто с прозападными взглядами (такие взгляды характерны для практически всех украинских политиков, включая спекулирующих на теме русского языка и поддержки УПЦ), а напрямую и непосредственно вырощенными на западные гранты соответствующими западными структурами.

И в силу этого, являющимися прямыми агентами влияния США и ЕС в украинском политикуме, а частично так и вообще – составной частью глобальной наднациональной номенклатуры, которая, отработав задание на Украине может быть переброшено заказчиками на другой фронт работ – куда-нибудь в Тунис или Пуэрто-Рико.

Наиболее яркие примеры такого рода на Украине – Наталья Яресько, Ульяна Супрун, Александр Данилюк, представитель Украины при МВФ Владислав Рашкован или действующий министр экономики Тимофей Милованов.

Киевские наблюдатели указывают: несмотря на ряд тактических успехов в расстановке подконтрольных кадров в госкорпорациях, контролирующих бюджетные потоки, выигранные суды по Приватбанку, позволяющие сэкономить сколько то миллиардов гривен, а также удачные попытки «оседлать» ряд схем в энергетике и сохранить льготы по электроэнергии для своих ферросплавных заводов, увеличив рентные платежи для конкурентов, в целом политические акции олигарха действительно пошли вниз.

Признаками охлаждения отношений между Коломойским и Зе называют открытую фронду связанных с ним депутатов в Раде, остро критикующих отдельных министров правительства и президентских силовиков, а также проваливающих голосования за президентские и кабминовские законопроекты, вынуждая Офис президента искать недостающие для позитивного результата голоса на стороне, выстраивая по примеру администрации Порошенко систему неформальных взаимоотношений с оппозиционными фракциями и подголосовывающими власти формально независимыми мажоритарщиками.

Сам Коломойский также не стесняется нелицеприятных оценок действий власти и ее западных советников, называет министров «дебилами» и «подонками», раздает «полезные советы» президенту – так что в итоге пресс-секретарь Зеленского  Юлия Мендель была вынуждена написать резкий пост, в котором указала на то, что Коломойский «не является представителем власти и команды Владимира Зеленского, он не имеет полномочий говорить что-то от имени Украины или Офиса президента, с ним не обсуждаются позиции по решению государственных дел».

Свежее исключение их фракции «Слуга народа» двух депутатов (Скороход и Поляков) также называют «поражением группы Коломойского» – даже не тактическим, а стратегическим. Внезапно выяснилось, что против слишком самодостаточного олигарха могут задружиться даже заклятые конкуренты из групп влияния Запада, «Квартала 95» и бизнесмена Ильи Павлюка. А гуртом, как говорится, и «Беню» легче бить.

В этой ситуации группа Коломойского может лишиться остатков влияния на парламент, которые у неё были ранее, когда 35-40 ориентированных на совладельца Привата нардепов считались «золотой акцией», определявшей итоги спорных голосований. Игры на противоречиях конкурирующих групп также пока что выглядят безрезультатными или же их результат неочевиден для постороннего глаза.

Ухудшают котировки внутриполитических акций Коломойского и его проблемы за рубежом. Не секрет, что сидит он на Украине не по причине особого патриотизма и любви к отеческим гробам, а по причинам куда более прозаическим.

В США против него ведется серьезное расследование. К тому же, гордящийся тем, что он «преподавал» на «курсах»  рисковых игр, в которых обмануть партнера считается доблестью и высшим пилотажем, Коломойский, кажется, перехитрил сам себя. Заигравшись, он умудрился рассориться одновременно и с республиканцами (мешая деятельности на Украине лоббистов Джулиани), и с демократами, открывшими против него фронт медиа-войны и натравившими на него своих инфопсов вроде издания Atlantic Council, авторы которого называют олигарха «токсичным», «одиозным» и едва ли не представителем криминальных кругов, бросающим тень на светлые реформы президента Зеленского, которому следует срочно избавиться от опеки со стороны такого негативного персонажа.

Да и в самой Украине из Коломойского успешно лепят новый образ «токсичной обузы» для Зеленского – взамен прежнего образа «всесильного кукловода «слуги олигарха».

«Открой любого рукопожатного блогера и сразу же прочитаешь про «группу Коломойского», которая саботирует светлые начинания народной власти.  Казалось бы, половина птенцов Сороса вполне уютно оперилась в новом правительстве, но им мало, они не унимаются. Конечная цель информкампании понятна – расколоть Слугу народа, выкинув оттуда «людей Коломойского», и сформировать новую коалицию СН+Голос+Батькивщина. Ту самую, в которую вложились спонсоры Вакарчука перед выборами, но которую прокатили избиратели, внезапно дав Слуге монобольшинство. Идея, видимо, привлекательная и для части окружения Зеленского – там явно тяготятся Коломойским и не против отправить его обратно в Израиль», – пишет известный киевский политблогер.

Откровения Коломойского можно правильно понять и адекватно оценить лишь в контексте войны Коломойского с птенцами гнезда Соросова в окружении Зеленского, и в целом с попытками Вашингтона подорвать влияние Коломойского в Украине, – говорит еще один украинский наблюдатель.  Мессидж олигарха американцам расшифровывается как-то так: «Оставьте меня в покое, или я пойду к Путину».

При этом, украинские обозреватели справедливо указывают на то обстоятельство, что вот эти все «крамольные» откровения сказаны Коломойским уже после того, как он  договорился о «выделенном канале» импорта электричества и угля из России для своих предприятий по эксклюзивным ценам – дешевле, чем пришлось бы покупать у того же Рината Ахметова. Такие договоренности с россиянами могли быть только двусторонними – что, собственно, и дало основания Коломойскому заявлять американским журналистам, что с русскими можно все порешать, потому что их «интересуют только деньги», и они готовы эти деньги Украине дать при условии, если Киев перестанет «расчесывать эго» «коллективного Вятровича» и предпримет шаги к прекращению «невыгодной никому» войны.

Вместе с тем, ряд обозревателей сомневаются в наличии у Коломойского реальных политических договорённостей с Кремлем или с какими-то влиятельными кругами в Москве. Так, политолог Дмитрий Джангирова называет такие заявления олигарха «блефом» и «троллингом» американцев, свидетельствующим лишь о том, как на самом деле плохи политически дела у группы Коломойского внутри страны. Действительно, если следовать такой логике, никаких гарантий того, что «Беня» привычно не кинет партнеров, Москва иметь не может. А потому логично предположить, что никто ни в Кремле ни около него ни о чем серьезном договариваться с олигархом не будет. Тем более, учитывая снижение веса его группы в окружении Зеленского, означающее, среди прочего, уменьшение институциональных и организационных возможностей для реализации договоренностей на практике – даже если бы таковые о чем-то и были достигнуты.

К тому же, говорить – не мешки ворочать. И это не первое интервью Коломойского за последние полгода, вызывающее батхерт у украинской «партии войны». Он уже называл происходящее на Донбассе «гражданским конфликтом» и обвинял майдан в разорении страны. Однако все это так и осталось его личной точкой зрения, не конвертировавшись в изменение информационной политики принадлежаших ему «Плюсов», которые дудят в ту же дуду, что и год, и два, и пять лет назад. Да и заявления отвечающего в статусе нардепа в парламенте за гуманитарную политику экс-гендиректора «Плюсов» Ткаченко ни на йоту не отошли от господствующего постмайданного мейнстрима. А это показатель куда более важный, чем попытки Коломоцского испугать американцев мифическими русскими танками под Дрезденом.

Подливают масла в огонь сомнений и близкие к Офису Зеленского анонимные телеграм-каналы. В частности, один из них откровенно сообщает: мол, Коломойский отлично коммуницирует с Зеленским, а «стратегия информационного отделения ИВК от Зеленского, а также уход в тень Андрея Богдана – это тактический ход».

«Игорь Коломойский должен сыграть роль для «Запада» плохого полицейского, а Зеленский на его фоне должен стать «хорошим полицейским». ИВК будет озвучивать все те токсичные месседжи, которые должны подталкивать Запад идти на компромиссы в переговорах с Украиной. Его интервью изданию The New York Times перед приездом миссии МВФ стоит рассматривать именно с этой стороны. Порой Западу надо напоминать, что Украина сдерживает «русский мир», а это стоит больших денег, за это надо платить – это президент сказать не может, особенно в той форме, как это ультимативно сделал ИВК. Для этого и нужен «плохой» олигарх», – с детской непосредственностью откровенничает связанный с президентским Офисом телеграм-канал.

С другой же стороны, та часть «кейса Коломойского», которая связана с американским расследованием против него – совсем не «игра» и не «тактический ход». Это как раз, в отличие от украинских игр в политпесочнице – суровая реальность, которая действительно является больной мозолью олигарха. Коломойский ушел в глухую оборону явно из-за расследования. Ему совсем не хочется быть Фирташем номер два и, учитывая его предыдущую полезность американцам, вопрос еще в том, кто кого в этом раскладе кинул.

Тем более, если обратиться к нашумевшему тексту в The New York Times, то можно обнаружить массу интересного, о чем в Киеве, зацикленном лишь на цитатах из Коломойского, не говорят. В целом это текст с посылом о том, что местные олигархи – это плохо, Зеленский неблагонадежен как бывший «шут» Коломойского и все в таком духе. Если бы нынешняя Украина была в полной мере суверенным государством, причиной для скандала была бы тональность самой статьи, а не болтовня загнанного в угол олигарха о мире с Россией.

Это действительно похоже на банальный блеф. Коломойский говорит открыто «запрещенные» в киевском дискурсе вещи так, как будто он боится настолько, что ему проще брать врагов на слабо, а не подстраиваться.

Если бы у Коломойского была реальная возможность с кем-то договориться, он бы уже давно сделал это. А вместо этого он демонстрирует страх. Скорее всего, можно предположить отсутствие у него вообще хоть каких-то реальных опций, позволяющих выкрутиться из ситуации, в которую он попал.

Хотя, если порассуждать «на вырост», в принципе небольшой внешний шанс у него есть – если в самих Штатах в результате пертурбаций, связанных с приближающимися выборами, что-то пошатнется настолько, что им станет не до внешней политики на украинском направлении.

Украинцы, надо сказать, очень везучие в некотором смысле. Так что может и сработать.

 

Просмотров: