23.12.2019, Донецк, Валентин Филиппов
 
interview, Донбасс, Минский процесс, Украина
Просмотров:

Украинские террористы не хотят договариваться, – Влад Бердичевский


Украина срывает обмен «всех на всех». Переговорный процесс доведён до абсурда. Украинский закон о децентрализации не имеет к Донбассу никакого отношения. Единственный путь Республик – интеграция в Российскую Федерацию.

О том, что, если Киев начнёт наступление, то для Украины всё очень быстро закончится, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал депутат Народного Совета ДНР Владислав Бердичевский.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Владислав, здравствуйте! Украина все время проявляет некие инициативы, которые она выдает за свое миролюбие и за свою договороспособность. Принимает различные законы и утверждает, что это в рамках Минских соглашений.

Вот предлагает ввести Муниципальную стражу на территорию Донбасса.

А ДНР в свою очередь ведет себя очень как-то странно, – то есть, говорит: «Выполняйте Минские соглашения, и всё».


Скажите, почему ДНР не может выступить с какой-то инициативой, издать закон о размещении, там, «сельской охороны» на границе Киевской и Винницкой областей, и сказать: «Вот смотрите, мы же издали закон, видите какие мы договороспособные»?

Почему по такому пути встречных абсурдных предложений не идет ДНР?

Владислав Бердичевский: А зачем нам эти абсурдные предложения? Украина превратилась в страну Абсурдистан. Нам зачем уподобляться?

Есть Минские соглашения, в которых четко всё прописано, все механизмы, политические, экономические, гуманитарные, сфера безопасности. То есть, Украине нужно или выполнять эти соглашения, или отказаться, сказать, что «Идите с Богом на все четыре стороны, мы ничего выполнять не можем».

Ну, Украина, конечно, не может делать и не то, не может делать и не это, поэтому получается такое подвисшее состояние. А нам заниматься такой ерундой, ну, я считаю, что это абсолютно бессмысленное занятие.

Валентин Филиппов: А какой же тогда выход? Надо же как-то тогда выйти из переговорного процесса, взаимно. Прекратить это всё.

Владислав Бердичевский: Но если мы выйдем из этого процесса, то мы «подтвердим» то, что «мы террористы и мы не хотим договариваться».

Валентин Филиппов: Я же не говорю, что конкретно ДНР в одностороннем порядке. Наверное, необходимо, чтобы из переговорного процесса все сказали, что уже всё, что он закончился. Может, для этого его и надо до абсурда довести?

Владислав Бердичевский: Ну, до абсурда Украина его собственно и доводит. Этот закон «о децентрализации», который ну никакого отношения к нам вообще не имеет, и там не указаны, вообще, ни особый статус, ни регионы, там же вообще унифицируется всё полностью.

То есть, то, что они хотели сделать, уже давно, еще при Ющенко они хотели сделать административное деление, чтобы просто все границы размыть, чтобы у регионов не могло даже идеи появиться какой-то о самоопределении. Вот они сейчас это хотят протащить, собственно говоря.


Но мы-то там причем? Там какая-то Автономная республика Крым Украины. Где эта республика Крым?

Валентин Филиппов: В Херсоне, мы же знаем.

Владислав Бердичевский: В мечтах тогда, в Херсоне, может быть. Ну не имеет отношения этот закон к нам. Опять возникают там разговоры по поводу миротворцев. Ну, о каких миротворцах идет речь? Миротворцев нет нигде, ни в Минских соглашениях, ни в соответствующей резолюции Совбеза ООН. О каких миротворцах можно говорить?

О какой, там, Муниципальной страже, которой вообще нигде нет? То есть, что-то в голову пришло, брякнул, там, да? Ну, зачем нам быть на этой стороне? Когда уже до абсурда полного дойдет, тогда, я так предполагаю, конечно, что и Франция, и Германия уже понимают, с кем они имеют дело, и прекрасно понимают, что выполнить там никто ничего не может.

Но, это же русофобская Украина, русофобский проект, поэтому они его поддерживают, как любая страна Запада. Вот, как бы, всё объяснение. Если они выйдут из соглашения – ну, выйдут из соглашения. Если мы выйдем – мы террористы, всё, мы не идем на контакт.

То есть, тут четко всё, лицемерное такое двоемыслие, о котором, ну, даже, я думаю, любой ребенок российский или даже украинский знает.

Валентин Филиппов: Существует же информационное пространство и люди в нем живут. И постепенно за многие годы, имея только один вариант реальности, у них складывается определенное впечатление.

Владислав Бердичевский: Но они же и закрыли для этого информационное пространство, они же не пускают российских журналистов. Там Рома Цимбалюк этот живет безвылазно в Москве, допустим. Хорошо живет, рожает там детей, его там никто не трогает. А тут уже три раза, по-моему, НТВшники пытаются проехать, непонятно зачем, их не пускают, разворачивают назад. Может и четвертый раз.

Валентин Филиппов: Президент пригласил.

Владислав Бердичевский: Президент пригласил, но всем похер то, что президент пригласил. Никого это не интересует.


Я тебе другой пример приведу. С Зозулей. Все, конечно же, слышали.

То есть, люди там знают, люди понимают, что это такое на самом деле, что такое украинские националисты. Ну, не все, конечно, понимают, в основной массе европейцам там вообще абсолютно безразлично, что тут происходит, они даже не знают где этот Донбасс. Но есть люди, которые знают, есть люди, которые понимают.

Конечно, пробить информационную блокаду с такими корпоративными монстрами СМИ, в которые вложены миллионы, сотни миллионов долларов, это практически невозможное занятие. Вот даже RT, которое, там, государственное СМИ международное, его же тупо блокируют. Вот его, допустим, в Соединенных Штатах уже в половине штатов его нет, повыкидывали из сетки. То есть, они не хотят свое пространство дать занимать.

А у нас получается такая система. Как Захарова недавно сказала, что все новости от нас, они проходят там фактически цензуру под видом факт-чекинга, да? А то, что идет оттуда, у нас все воспринимают как правду, на ура, воспринимают, что там нет коррупции, что там всё замечательно, там всё прекрасно. И когда ты там говоришь о том, что… вот вчера я фотографию выставил одного из районов Парижа, один из кварталов…

Пер-Лашез, где там эти беженцы настроили такой лагерь, как вот был в Лужниках при Лужкове. Ну вот, люди пишут: «Да быть такого не может. Как там может быть такое?» А никто же не говорит, что в Париже за два-три квартала от центра там кругом такое, там под мостами тоже живут.

Ну, то есть, у нас информационная война, она идет против нас очень жестко, а мы как-то вот так, я считаю, вяло реагируем. Вот поэтому оно всё на Украине и произошло, потому что бред вот этот был, когда путали эмиграцию с туризмом и рассказывали, что «Вот, там на Западе».

Ну что? Поехали сейчас вот на Запад, работает там семь миллионов на Западе, и прекрасно, себя чувствуют? Эти же деньги они могли зарабатывать на Украине, а сейчас они выезжают с большими трудностями, зарабатывают там. Поэтому, ну, двойные стандарты, их же никто не отменял.

Валентин Филиппов: Вы знаете, с моей точки зрения, вот, Гугл у нас есть. Вот он отрезвляет очень сильно. Там же везде можно посмотреть улицы городов. Да?

Владислав Бердичевский: Конечно.

Валентин Филиппов: Тупо приблизил и посмотрел. И когда, по сегодняшним меркам, начинаешь вдруг там, в Париже, в Лондоне, в Нью-Йорке смотреть улицы, ты вдруг понимаешь, что у них тоже побитый асфальт, что у них тоже облезлые фасады, что у них тоже бродят бомжи вдоль улицы. Вот. И автомобили у них далеко не самые лучшие на земле и не самые новые у всех. То есть, начинаешь понимать, что весь мир примерно одинаков.

Владислав Бердичевский: Нужно просто работать над этим, говорить правду, что происходит, что коррупция, допустим, ну, в России коррупция, на среднем уровне. На Западе на среднем уровне коррупции нет, ну, кроме, там, Франции, допустим, Италии, Испании, там коррупция везде. И я думаю, что, наверное, больше, чем в России. Там все контракты, любые, они забиты на годы вперед, всё проплачено, оплачено.

В США коррупция на высшем уровне, о котором обыватель даже не знает, то есть там огромные военные контракты, конгрессмены открыто лоббируют, сенаторы открыто лоббируют полностью всю… О чем мы говорим? Мы об этом просто не говорим и не показываем.

Как в советское время, были же передачи, когда показывали это. А сейчас же этого нет. Сейчас вот рассказывают, что, там, «град сияющий на холме», там идеально, демократия, свобода. А вся демократия заканчивается, вот как США в Сирии, воруют нефть и воруют себе спокойненько…..

Валентин Филиппов: Да.

Владислав Бердичевский: Ну, то же самое и здесь. А Украина – один из лучших учеников по информационной войне. Там работает очень серьезный центр сейчас под контролем спецслужб западных. Вот мы потом и видим, что мы – террористы, постоянная риторика украинских СМИ – оккупация, терроризм, потом внезапно… я вчера нашел у Бутусова, когда Бутусов пишет о том, что, вот, «Россия готовит наступление», внезапно, «Россия выдает российские паспорта оккупационным войскам». Так подожди, минуточку, если это оккупационные войска, то получается как? Они были с украинским гражданством? Да? Вот только сейчас им начали гражданство…

Валентин Филиппов: Ну, в конце концов, оккупанты имеют возможность нанять пушечное мясо по месту войны.

Владислав Бердичевский: Как это? Российская армия вот тут вот, они с российской армией воюют, а оказывается, российская армия та была без российских паспортов. Как это вообще возможно?

Валентин Филиппов: А скажите, что же дальше? То есть, сейчас пошли слухи о том, что конфликт замораживается, судя по всему, и начинается строительство непонятно чего на территории ДНР и ЛНР. То есть, будут пытаться поднять социальный уровень, стандарты, так сказать, пенсии, выплаты различные. Возможно, какая-то экономика придет более серьезная на Донбасс. О чем это идет речь?

Владислав Бердичевский: Ну, о чем идет речь. Речь идет о том, что интеграция в любом случае с Россией идет на всех уровнях, скажем так. И на уровне как у нас, Народного Совета, на уровне исполнительной власти, там, на уровне общественных всяких организаций.

Усугубляется это тем, что… Я пример приведу: я как депутат езжу по своему округу, допустим. Вот люди обращаются с проблемами, там, с дорогами с этими, проблемы на предприятиях, очень устаревшее оборудование. Проблема в том, что при Украине-то оно ничего не делалось, даже в самые жирные годы.

Дома там есть, окраины городов, допустим, Макеевка – Донецк, там ни крыши не делались со времен Советского Союза, ни коммуникации не делались. То есть вся инфраструктура, она очень сильно обветшала, ее не делала Украина.

А сейчас эта вся ситуация усугубилась военными действиями, усугубилась  той экономической ситуацией, в которой мы находимся. Чтобы сейчас всё это восстановить, нужны колоссальные деньги. Предприятия, которые на нашей территории находятся, ну, там же оборудование прошлого века.

Валентин Филиппов: Да.

Владислав Бердичевский: То есть, там проводились какие-то капитальные ремонты, но модернизации практически не было. Эти все мартены, эти все печи доменные, ну это же практически 19-й век.

Валентин Филиппов: Сталинские.

Владислав Бердичевский: Да это даже раньше. ДМЗ у нас – это же еще позапрошлого века. Поэтому всё очень проблемно, очень сложно. И Россия в ситуации тоже находится, она же находится под санкциями, тоже под достаточно серьезным давлением. Поэтому всё это вот в кучу сейчас сложилось.

Но, я думаю, что Донбасс всегда поднимался, Донбасс – это такой регион. Вот я помню 90-е, когда все уезжали, когда всё рухнуло. Но, когда начала экономика подниматься, практически все вернулись назад. То есть, наши люди возвращаются.

Сейчас, конечно, тяжело, проблемно и в связи с этим конфликтом замороженным достаточно настроение не очень, прямо скажем. Но я думаю, что тут политическая воля нужна и политическое решение, и после этого, я думаю, что всё очень быстро наладится.

Валентин Филиппов: Хорошо. Какие требования мог бы Донбасс выдвинуть сейчас в рамках этих нормандских четверок, переговоров в Минске?

Владислав Бердичевский: Ну, мы говорим о том, что Украина должна выполнить Минские соглашения или даже отказаться от Минских соглашений, от выполнения полностью… ну, как были переговоры США со Вьетнамом. Там очень долгие торги были. Они там проходили, они закончились тогда, когда Вьетнам выпер полностью США из Вьетнама. Если Украина, допустим, примет решение и начнет массированное наступление, это очень быстро закончится  для них.

Валентин Филиппов: Ну.

Владислав Бердичевский: Печально закончится.

Валентин Филиппов: Они же не начинают.

Владислав Бердичевский: Они поэтому и не начинают, потому что они понимают последствия. Они думают, что им удастся, как бы, вот, экономически додавить. Надеялись они, что санкции додавят Россию, они открыто это говорят. Пристайко вчера сказал, что «мы надеялись, что Россия пойдет на попятную, отдаст Донбасс, сольет, под санкциями». Но они уже поняли, что это не получается.

Валентин Филиппов: Может уже поддержать инициативы президента Зеленского? Зеленский вот перед встречей в нормандском формате четко говорил: «Я хочу, чтобы были даты, чтобы во всем были названы сроки. Я хочу договориться о сроках, что вот самое главное для нас, что вот от тогда-то до тогда-то мы должны то-то сделать». Вот может быть надо поддержать инициативу Зеленского и сказать: «Вот, давайте, две недели на выполнение Минских соглашений. Если не выполняем, они считаются невыполненными».

Владислав Бердичевский: Зеленский уже через, там, сутки сказал, что мы ни о чем не договаривались…

Валентин Филиппов: Да-да-да.

Владислав Бердичевский: … мы вот будем делать так, как мы считаем нужным. Вот мы приняли вот этот закон, ну, подали закон «о децентрализации», вот принимайте его и заткнитесь, типа. Ну, кто на это пойдет? Это всё болтовня. Я реально считаю, что даже если там будут сроки какие-то прописаны, прописаны какие-то штрафные санкции, допустим, для Украины, ну никто все равно ничего выполнять не будет. Это однозначно. И посмотри, как Зеленский вел себя …

Валентин Филиппов: О, да.

Владислав Бердичевский: … на пресс-конференции, на итоговой, четверки. Ну, это же цирк. Это вот человек находится просто под крышей Вашингтона и он ведет себя соответствующе, то есть, ЕС не может его, как бы, ничего с ним сделать. Ни Германия, ни Франция. Он контролируется не оттуда.

На самом деле, даже вот какие бы там ни были отношения с Трампом у него, если не будет Трампа, со следующим президентом, какие-то там обвинения в коррупции и всех этих вещах, ну, там просто управляет глубинное государство, которое контролирует и президента, и Конгресс, и ничего, никаких изменений не будет.

То есть, это нужно решение политическое только России, по поводу Республик Донбасса, больше ничего. Это всё, западные какие-то там гарантии, какие-то там обещания, это всё можно даже не читать, и не смотреть, и не слушать. Они вон с Януковичем поступили так, как они хотели.

Валентин Филиппов: Да.

Владислав Бердичевский: Они сделали то, что хотели. Выкинули его как использованное…

Валентин Филиппов: Вот еще заявление президента Украины о том, что до Нового года обязательно он постарается провести обмен пленными. Есть такие надежды?

Владислав Бердичевский: Обмен пленными – это реально, да. Реально, но он тут усугубляется одним важным моментом. Украина выдает нам военнопленных без юридической очистки.

Валентин Филиппов: Ну, есть такой момент.

Владислав Бердичевский: То есть, вот человека передали, да? Человек там находится под следствием, то есть его нету. Они снова подают его в розыск. Им абсолютно все равно, что дальше происходит. Они отдают людей без документов.

Валентин Филиппов: Ну, пусть хоть отдают.

Владислав Бердичевский: Вот нам в последний раз, когда был обмен, приехали без документов люди, им же надо всё делать: документы, трудоустраивать потом, как-то заниматься этим. Мы отдаем их полностью со снятыми обвинениями. И поэтому сейчас требование уже принципиальное – вы людей нам передавайте наших с очищенной полностью историей криминальной, что вы им там напредъявляли, и с документами. Поэтому обмен может произойти. Конечно, если будет на высшем уровне решение, обменяют, может быть, и так, без юридической очистки, но это очень как-то…

Валентин Филиппов: Ну, хоть так.

Владислав Бердичевский: … неправильно.

Валентин Филиппов: Ну, неправильно, но люди годами сидят. Там по пять лет кто-то сидит, кто-то три года сидит. То есть, люди все-таки.

Владислав Бердичевский: Ну, да.

Валентин Филиппов: И сидеть им еще вечно. Так Бог с ним, пусть отпустят уже без очистки. Просто пусть отпустят. Потому что, ну, люди же мрут там, они же умирают в тюрьмах у них, теряют здоровье.

Владислав Бердичевский: Значит, будет, я думаю, все-таки обмен. Ну, посмотрим.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо.

Владислав Бердичевский: Подводи итог тогда. Что скажешь?

Валентин Филиппов: А главное о чем я не спросил: да, хорошо, я понимаю, построим мы стену с Украиной. А как же остальная территория Республик? И во всей этой истории меня интересует: как остальная Новороссия?

Владислав Бердичевский: Остальное тоже надо решать. Да. Но это, я думаю, что это, наверное, целое поколение будет этим заниматься.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Декабрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Ноябрь    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.