28.01.2020, Харьков, Артем Клименко
 
interview, Политика, Сюжет дня, Украина, Харьков
Просмотров:

Уличный террор в Харькове. Праворадикалы захватывают город




Разгон акции в защиту русского языка, организованной руководителем Харьковской городской организации «Оппозиционная платформа — За жизнь» Андреем Лесиком, активно обсуждается в сети. Реакции вполне предсказуемые. Животная радость нациков. Лицемерное блеяние «слуг народа» и недоросля-губернатора о том, что с языковыми правами в стране полный порядок. Ухмылки диванных противников режима (чай, кофе, охота, рыбалка, ток-шоу): дескать, пиар Лесика закончился ничем, потому что неофит-оппозиционер Райнин не подтянулся на митинг…

Обо все этом Андрей Лесик согласился откровенно побеседовать с корреспондентом «ПолитНавигатора».

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

— Мероприятие, которое вы пытались провести 27 января под стенами Харьковской обладминистрации, — это чья инициатива?

— На прошлой неделе ко мне обратились харьковчане: кроме «Оппозиционной платформы» некому выступить в защиту русского языка. Харьков — город русскоязычный. В Харькове и Харьковской области региональным языком является русский. Согласно Конституции, русский язык и другие языки национальных меньшинств имеют право на развитие и защиту. А норма закона, которую приняли по среднему образованию, ни в какие рамки не вписывается. Она грубо нарушает права русскоязычных граждан. Дискриминация очевидна. Мы за то, чтоб соблюдались Конституция и ранее принятые законы, которым противоречат эти дискриминационные законы, появившиеся при Порошенко и при Зеленском.

Люди обратились. Я говорю: «Подавайте заявку, чтоб это было официально». Всё это сделали, подготовили обращение к губернатору, премьер-министру, президенту. Собираем подписи.

— Чего требуете в этом обращении?

— Требования предельно понятны всем людям, которые не закрывают глаза на происходящее в стране. Цитирую обращение: «Закон Украины 2704-VIII от 25.04.2019 “Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного” имеет дискриминационный и репрессивный характер. Дискриминационно ограничивается право граждан использовать язык, отличный от государственного, практически во всех сферах общественной жизни, сфере обслуживания, медицине, образования и других сферах. К тому же вводятся должности “языковых инспекторов” за счет налогов граждан и штрафы за нарушение этого “закона”. Это — дискриминационные нормы, которые противоречат “Европейской Хартии национальных языков или языков меньшинств” и статье 10 Конституции Украины…

Законы “Об образовании” и “О среднем образовании” содержат также дискриминационные нормы в отношении русскоязычных школьников. А именно: русскоязычные школьники в пятом классе имеют право лишь на 20% предметов на родном языке, а меньшинства языков стран ЕС 80% процентов в пятом классе (с постепенным изменением до 60% и 40%).

Требуем отменить дискриминационный Закон Украины 2704-VIII от 25.04.2019 “Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного” и исключить из законов “Об образовании”, “О среднем образовании” все дискриминационные нормы в отношении русскоязычных школьников, как минимум — сделать одинаковые условия для всех регионов, где население говорит на языке, отличном от государственного. Украина должна быть демократическим государством, а эти нормы носят дискриминационный и репрессивный характер».

— Накануне вашей акции радикалы тоже начали созывать своих сторонников на место ее проведения.

— Я знаю, что полиция отреагировала, собиралась обеспечивать там порядок. Потом отреагировали и националисты. Мы об этом знали. Но мы считаем, что нельзя допустить подписания президентом Зеленским дискриминационного закона. По моим данным, депутаты «Оппозиционной платформы — За жизнь» Королевская и другие подали законопроект, который приостанавливает действие дискриминационного закона. И еще есть время. Нужно донести это до людей. Поэтому мы решили выйти на акцию протеста.

— Какие-то СМИ злорадно писали, что митинг закончился, не начавшись.

— На первый взгляд, может показаться, что людей было мало. На самом деле, мы пришли заранее. А люди начали подходить к 11 и позже, чтоб донести свою позицию. Мне показывали видео: люди пришли, а уже никого нет. Был рабочий день: кто захотел и смог, пришел. Но проводить в выходной день, когда в администрации никого нет, тоже неправильно.

Как там всё происходило, как вели себя радикалы — есть множество видео. Мы констатируем, что при президенте Зеленском в этом отношении ничего не изменилось. На примере Харькова мы видим, что реализовать право на мирные собрания, провести акцию протеста, к сожалению, невозможно. Пока улицей правят радикалы.

— И что в результате?

— Слава Богу, кроме меня никто не пострадал. Распылил перцовый газ некий Поздняков, как мне сказали люди. Есть видео, как он распыляет газ мне в лицо. Полиции вроде много было. По идее, она не должна была допустить, чтоб мы пересекались с радикалами. Отгородить их — и идете себе в другую сторону. Но люди, которые были рядом со мной, говорят, что в один прекрасный момент какие-то из полицейских просто расступились, чтоб был подход ко мне всех этих товарищей. Там тяжело разобраться, почему так произошло. Нам сорвали мероприятие. То есть полиция, по сути, не может обеспечить безопасность.

Люди запуганы, видя то, что происходит на улице. Срабатывает инстинкт самосохранения. Но кто-то должен доказывать власти, что они не правы.

Да, я понимаю, что взял удар на себя. Этой оголтелой толпе националистов всё равно кого гасить и так далее. У них организованные военизированные структуры. Кто из харьковчан смог, решился, тот пришел и поддержал нас. Но ситуация, когда мы не успели собраться и развернуть плакаты, а уже молотят, — разве это обеспечение общественного порядка? При этом один из полицейских тоже пострадал, у него ожог глаз. Пострадали от газа и журналисты какого-то канала.

Но плакаты, с которыми мы пришли, отражали позицию большинства харьковчан. Даже половина националистов, срывавших наше мероприятие, выкрикивали что-то по-русски.

— Губернатор Кучер не относится к большинству харьковчан. Он заявил относительно языкового равноправия нечто несуразное: «Хотя я не вижу ущемлений прав граждан в этом направлении (и об этом красноречиво свидетельствуют заявления президента Украины), однако давайте с уважением относиться к конституционному праву граждан на высказывание собственного мнения»…

— А у губернатора Кучера вообще нет позиции в этом вопросе. Так же, как у президента. Зеленский декларировал одно (помните 12-часовой марафон?), обещая, что он разберется с этим вопросом. А по факту: с чем они разобрались? Мало того, еще и ухудшили права русскоязычных граждан Украины. Идет уничтожение русских школ. Когда один час в день можно на русском языке преподавать, это путь в никуда.

Что касается заявления Кучера. Про статус регионального языка он забыл? Какие заявления президента Зеленского он имеет в виду? Те, которые прозвучали в Польше? О каком конституционном праве на высказывание своего мнения он говорит, если, по факту, мероприятие закончилось, не начавшись?!

— На вас уже не впервые нападают. Радикалы, нападающие на вас, известны, не скрывают этого…

— Но если бы я кого-то коснулся,  то уже сидел бы за решеткой.

— Вопрос вот в чем. Ваша партия имеет парламентскую фракцию, вторую по численности. У Анатолия Шария партия не попала в парламент. Но Шарий своих активистов и журналистов, на которых осуществляют нападение в разных регионах, защищает последовательно. Дело доводится до судебных процессов. У вашей партии что — дефицит юристов, способных не менее активно защищать своих товарищей, подвергающихся нападениям?

— Мероприятие произошло только что. Еще не вечер.

— Но на вас нападали и летом, во время выборов.

— Нападали, обливали зеленкой. Заявления внесены в ЕРДР. Но никто ж ничем не занимается. По моим заявлениям заведено порядка 22 уголовных дел. Когда я пришел к начальнику УВД области с вопросом, почему ничего не расследуется, он ответил: «Если это дело политическое, мы ничего не сделаем». Я потом обратился с вопросом: где мои дела? А дела пропали.

Что касается сегодняшнего мероприятия: данные, насколько я знаю, внесены в ЕРДР, по факту нападения на сотрудников правоохранительных органов и хулиганства. С нашей стороны — будет написано заявление. У меня и синяк, и ожоги от перцового газа. Есть видео нападения. Будем заниматься этим вопросом. Мы найдем поддержку и у парламентариев. Вы посмотрите, чем оно закончится. Эти личности всем известны. Кто их покрывает, остается только догадываться.

— Давайте еще раз вернемся к ситуации с нападением на журналистов Шария. Там нападавший уже под домашним арестом с браслетом. Происходили эти события позже, чем летние нападения на вас.

— Чем закончится наша история — узнаем через месяц, может, раньше. Посмотрим, какие у нас будут результаты. Вопросы, которые вы задаете, — всё по делу. Да, любым делом нужно заниматься, не спускать на тормозах. Я приветствую то, как Шарий реагирует на беспредел в отношении его людей, доводя дело до суда. Ему за это можно аплодировать стоя. Мы будем стараться делать то же самое. Но поймите: пытаться в каждую собаку бросить камень — ты не дойдешь до конечной цели.

— Когда Верховная Рада принимала дискриминационный закон «О среднем образовании», только три члена парламентской фракции «Оппозиционная платформа — За жизнь» проголосовали против. Не было блокировки трибуны. Но что мешало всей фракции хотя бы проявить принципиальную позицию при голосовании? Тогда бы и людей на площадь с вами вышло гораздо больше, чем в понедельник…

— Я думаю, что когда я каждого увижу, спрошу об этом. По моим данным, они просто провтыкали. Но никогда не поздно исправиться. Подобные вещи нельзя вообще рассматривать. Я бы, конечно, проголосовал против.

— А что-то собираются ваши парламентские товарищи в Конституционный суд подавать — на предмет неконституционности этих законов, дискриминирующих языковые права граждан?

— Я знаю, что максимально этот вопрос будет отрабатываться в правовой плоскости, чтоб не допускать подобной дискриминации. Наше мероприятие в понедельник имело хотя бы тот смысл, что только ленивый не заметил языковую проблему, созданную при Порошенко и закрепленную при Зеленском. Президента устраивает, что таким образом решаются вопросы по беспределу, силовым разгоном, когда страдают сотрудники полиции, журналисты и руководители городских организаций оппозиционных партий? И при этом не пакуются радикалы, не принимаются меры в ближайшее время? Ну, тогда такая власть… Закон в любом случае носит неконституционный характер. У Зеленского есть все основания и даже обязанность как у гаранта Конституции ветировать этот закон.

— Харьковский экс-депутат Верховной Рады Владимир Алексеев писал еще об апрельском законе о языке: нужно исходить из того, что такие дискриминационные законы вступают в конфликт с Хартией, ратифицированной Украиной, с международными обязательствами государства. А законы, связанные с международными обязательствами, как и Конституция, выше дискриминационных законов «для внутреннего пользования».

— Об этом же и речь. Защитить Конституцию. В том числе от этих всех языковых инспекторов, которые будут содержаться за бюджетные деньги. Я подниму этот вопрос, чтоб наши люди в парламенте апеллировали к международным структурам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Март 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031  


  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.