21.06.2020, Севастополь, Валентин Филиппов
 
interview, Выборы, Крым, Оппозиция, Политика, Россия, Севастополь, США, Украина
Просмотров:

Вадим Колесниченко: Политической жизни в России нет в принципе


Бывший депутат Верховной рады Вадим Колесниченко после Евромайдана вернулся в Крым, где несколько раз неудачно участвовал уже в российских выборах. Сейчас он выступает как эксперт на центральных и местных ТВ-каналах. Колесниченко крайне скептически оценивает нынешнюю политическую систему в России и приводит в пример нынешнюю губернаторскую кампанию в Севастополе. Тем не менее, он полагает, что ситуация в РФ все равно лучше, чем на Украине после Евромайдана.

Об этом политик рассказал в интервью обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: В нашей импровизированной студии чемпион Украины по невольной борьбе за русский язык Вадим Колесниченко. Вадим, здравствуйте.

Вадим Колесниченко: Добрый день.

Валентин Филиппов: Я помню, вы ещё и Президент Федерации хоккея в Севастополе или нет?


Вадим Колесниченко: 12 лет был, но в прошлом году сдал полномочия, потому что, благодаря действиям предыдущего губернатора, трёх инвесторов, которые должны были построить ледовую арену, запустить легионеров, которых нам РФС дал и, самое главное, нас включили заочно в континентальную лигу молодёжную, всё это пошло прахом. Поэтому мне надоело заниматься глупостями, потому что от инвесторов просили денег.

Валентин Филиппов: За то, что человек даёт денег, с него хотели денег. Я понял эту схему замечательного человека по фамилии Овсянников.

Скажите, пожалуйста, сейчас в губернаторы Севастополя выдвигается Президент Федерации мотоциклистов. Вы что не в курсе?

Вадим Колесниченко: Нет, я уже прочитал.

Валентин Филиппов: Мы должны ждать президента федерации лыжного спорта, парашютистов, ещё кого-то? Кто ещё может попретендовать на должность губернатора Севастополя?

Вадим Колесниченко: Валентин, я могу сказать, весь город может выдвигаться. Проблемы в этом нет абсолютно никакой и для господина Развожаева, который является единственным, Богом избранным, выдвинутым Единой Россией, никаких нет проблем. Дело в том, что политическая жизнь в России – это фарс, когда рыцари на картонных конях с картонными мечами и картонными щитами изображают какое-то подобие политической борьбы нанайских мальчиков. На самом деле, это даже уже не стыдно, это какое-то извращение.

Чем это объясняется? Ну, во-первых, то, что политических партий, вообще политической жизни в России нет в принципе. Это имитация. Это даже не онанизм, это имитация онанизма. Это первое.

Второе. Представительной силы, представительной власти в России тоже нет. Действительно, она декоративна, она обслуживает исполнительную власть, и это плохо.

Третье. Когда мы говорим о выборных губернаторах, вы знаете, это лицемерие пора бы уже было прекратить и закончить. Потому что за последние 10 лет выхолощена сама идея партийной борьбы, альтернатива. Чем? Заточено всё, и так называемая Единая Россия присутствует везде и повсюду.

Возьмём Севастополь. Во всех муниципальных образованиях присутствует только Единая Россия. Ну, там, спорадически кто-то появился. А есть такое понятие, как муниципальный фильтр. Для тех, кто выборами не занимается, а этим страдает практически большинство россиян, они даже не понимают о чём идёт речь. Это называется бетонная стена. Вот у нас выдвинуться не проблема, а вот, чтобы зарегистрироваться кандидатом в губернаторы, надо в восьми муниципальных образованиях от двенадцати депутатов-муниципалов получить подпись. Представляете? Город может быть даже миллионником, ну, у нас 700 тысяч уже. Но для того, чтобы ты начал баллотироваться, твою судьбу решает не политическая партия. Ты можешь быть любимцем народа, трижды героем мира, академиком, тебя может народ на руках носить, но тебе не дадут подписи 12 депутатов из восьми муниципальных образований, и ты не будешь кандидатом в губернаторы. Я уже не говорю, как будет избирательная гонка идти. Это первое, но это ещё не все.


А второе. Везде представители только Единой России. Поэтому сегодня губернатор, как руководитель партии Единая Россия, сидит на раздаче. К нему приходят на поклон: “Пан губернатор, разреши своим опричникам подписать нам подписи”. И получается абсурд. Получается, что, либо представитель партии Единая Россия является предателем, который должен подписать врагу его подписной лист, чтобы этот враг и негодяй вдруг, не дай бог, конкурировал с его избранником, с его руководителем, с его главным, с его начальником. Ну, вам это не кажется абсурдным?

Выбор будет. 5-7 человек, как минимум. И будет у нас калейдоскоп альтернативных выборов, и все мы будем за кого-то говорить. Но, вот это лицемерие мне уже не позволяет идти на выборы. Это же абсурд, это полный абсурд.

Валентин Филиппов: Ну, то есть богатырь выбирает сам себе дракона, с которым будет сражаться.

Вадим Колесниченко: Да.

Валентин Филиппов: Ну, или дракон богатыря.

Вадим Колесниченко: Дело в том, что если будут безальтернативные выборы. Они не состоятся. Потому что избранным будет считаться тот, за кого проголосуют 50 процентов всех избирателей плюс один голос. А такой явки набрать не удастся никогда. Вот и создаётся такое натужное, лицемерное действо под названием выборы. При этом никто ж не спорит с тем, что Развожаева назначили, и он будет губернатором. Ну, только для чего вся эта чепуха?

Валентин Филиппов: Ну, подождите. Внутри самой Единой России могут возникать какие-то фракции. Нам знакомы истории. Вот, как Белик становился депутатом, как он выиграл праймериз. То есть, есть праймериз, на него можно зарегистрироваться. Имея определённый ресурс, можно стать кандидатом от Единой России без ведома Единой России. Практически, без её согласия.

Вадим Колесниченко: Я вас умоляю. Вы такой взрослый и такой наивный.

Валентин Филиппов: Простите, я защищаю профессию. Вы говорите, выборы можно отменить. Это единственная возможность СМИ заработать на своё существование.

Вадим Колесниченко: Сообщаю вам, чтобы стать кандидатом в губернаторы, нужно получить “таньгу”, как татары говорили, в Кремле, получить освящение, поцеловать перстень и тогда ты будешь, возможно, кандидатом в губернаторы. Ещё не факт. Смотря, какая башня с другой поссорится, либо не поссорится.


Валентин Филиппов: Оказывается, есть соревнование между башнями?

Вадим Колесниченко: Да. Но, это не имеет ни малейшего отношения, ни к россиянам, ни к севастопольцам в том числе. Это печально, потому что элиты зажрались в своём непонимании того, что происходит. Они живут где-то там, мы живём где-то здесь. И, я не могу сказать, что  это плохо.

Валентин Филиппов: Да, мы неплохо живём, вот в чём дело.

Вадим Колесниченко: Не, не. Мы живём неплохо. За последние шесть лет уровень нашей жизни, безусловно, упал. А если взять в долларовом эквиваленте, то вообще всё, безусловно, очень хорошо. Я делал анализ сравнительный. Получилась интересная вещь. В долларовом эквиваленте средняя заработная плата, а что такое средняя заработная плата в России вы понимаете, она у нас составляет на 150 долларов меньше, за шесть лет уменьшилась. При этом, мы получили 104 миллиардера долларовых и 265 долларовых миллионеров. Это официальная информация.

Валентин Филиппов: Ну, Вадим, смотрите. Если в 2014 году самую дешёвую квартиру, убитую в Севастополе приходилось снимать за 300-350 долларов, то сейчас за эту сумму можно снять очень неплохую квартиру, а минимально можно и за  150 долларов. То есть, каждый человек, который снимает квартиру, стал богаче на 200 долларов в месяц.

Вадим Колесниченко: Я вас удивлю. Севастопольцы ютятся по комнатам. Молодёжи деваться некуда. Работы нет после коронавирусной …, коронабесия, как говорят умные люди, из Москвы и Питера люди бросились сюда, в Севастополь из расчёта, что квартиры найти, им жить  негде, им работать негде. А кто квартиры снимает? У нас почти 100 тысяч поднаехало чиновников, умных людей, которые обеспечивают управленческую структуру вливания в российские реалии. Ну, это правильно, потому что откуда у нас эти знания, откуда у нас эти организационные возможности. Вот поэтому и всё правительство у нас в основном из приезжих людей. Мы им кланяемся, спасибо большое, помогла “большая земля”. И работа у нас, Федеральную целевую программу осваивают тоже люди с материка. Ну, мы-то неумелые. Ну, и вот тут-то как-то около моря, может, можем там что-то обслужить, если турист пойдёт. Вот вся наша задача. Но сегодня и эти квартиры сдать тоже не очень сдашь, ну, может, в летний период. А в осенне-зимний период?

Валентин Филиппов: Ну, вот видите, как хорошо мне, например. Я-то не местный. Ну, уже местный…

Вадим Колесниченко: Вам повезло. Но, всё равно. Мы гордимся. У нас улицы асфальтируются, деревья высаживаются, пилятся, безусловно, особенно реликтовые.

Знаете, я вот вам хочу поделиться такой потрясающей штукой. Фисташковая роща, реликтовая. По оценкам там где-то 200-300 лет. Возьмём то, что на юге действительно очень тяжело деревья растут, особенно в засуху. А тем более краснокнижное дерево. Общественность бьет в колокола. Ничего. Окружили забором, потому что отвели это под застройку. И там при запретах, при общем скандале, при умирающих общественниках пилят эти деревья. Приезжает инспекция: “Пустите, мы проконтролируем”. Им говорят: “Кто вы такие? Вас здесь не ждали. Идите на мороз”. То есть, государственная служба даже не может оценить, сколько выпилено деревьев. Власть ничтоже сумняшеся говорит: “Давайте-ка, если мы проведём референдум, подписи соберём…”. Народ собирает подписи на предмет – краснокнижные деревья разрешить пилить или не разрешить пилить. В этой ситуации я, честно говоря, в ступоре.

Валентин Филиппов: Не, ну, слушайте. В России такие вопросы решаются, вообще, мгновенно. Я вот сталкивался. Уже бы давно оторвали руки тем, кто спилил хоть какие-то деревья, и уже бы в тюрьмах сидели. В Ленинградской области так бы и было, даже если бы вы березку спилили, которую нельзя пилить.

Вадим Колесниченко: Я не ослышался, вы сказали про Россию. А мы где? Мы уже шестой год тоже в России.

Валентин Филиппов: Ну, мы тоже в России. Так я не понимаю, что власть не может…. Извините, когда мы вернулись в Россию, дома взрывали, шестнадцатиэтажку валили взрывами.

Вадим Колесниченко: Вы думаете, я вам страсти рассказал. У нас в марте месяце, во время коронабесия, когда все сидели дома, в селе Родное снесли 7 гектаров краснокнижных можжевельников, почти восемьсот деревьев.

Валентин Филиппов: Хорошо. Это ж кто-то сделал. Это ж не пришёл Развожаев…

Вадим Колесниченко: Конечно. Москвич сказал: «Я вам всё тут сделаю, а местные власти мне сюда ещё сюда дорогу сделают, потому что я сделаю для города хорошо, а вы здесь селяне». Вот сейчас обсуждают. Ну, как же вот наказать –  не наказать. И говорят, что как бы его земля, и вроде бы можжевельник не совсем можжевельник. Да он вроде бы в Красной книге, но он вроде бы у нас не в реестре. А когда начали выяснять, а у нас ещё много чего, в том числе, лесов, вообще в кадастре нет. А самая смешная вещь, что центральная часть города, которая даже при Украине защищалась государством, у нас Севнаследие, такое есть предприятие, государственный орган, который взял это городское кольцо и просто снял с охраны. Но, зато мы благоустраиваем город. Ну, наверное, это XXI век, так должно быть. Мы просто немного устарели.

Валентин Филиппов: Мне, как не местному, я понимаю, что у севастопольцев болит сердце за многое, но, когда они кричат: «Вот здесь шар стоял такой, и вроде бы стоит, но это не такой шар». Я думаю, ну какая разница, ну он же шар такого же размера, а вот не такой. Хотя, когда подпорные стенки норовят штукатурить, я сам лично готов руки отрывать, хотя я вроде как не местный.

Вадим Колесниченко: Знаете, есть одна тонкость, которая называется лицо города. Я напомню, что город-то, по сути, был разрушен после Великой отечественной войны, и Черчилль сказал такую замечательную вещь, он же здесь был у нас, когда они были в Ялте на трехстороннем совещании и специально приезжали. Так вот он сказал такую вещь, что город разрушен до основания, без нашей помощи его нельзя будет восстановить за 50 лет.

В итоге за 10 лет город получил городское кольцо, и в 1949 году был построен стадион Краснознамённого Черноморского флота. Так вот, эта часть – это исторически сталинский ампир. Вот это так называемое городское кольцо. Вот это был памятник. Его нигде в стране нет.  Этого нет нигде в мире. Поэтому, когда мы говорим о привлекательности города, и когда люди приезжают сюда. Да, памятники есть. Но есть такое понятие, как историко-архитектурная среда.

Когда вы приезжаете в Рим, вы там не видите новодела. Вы видите мраморные плиты, которые источенные за тысячелетие ногами. Там нет никаких табличек. Это старый город. И люди приезжают, не в магазинах ходить, они приезжают в старый город, как в Венеции, как в Баден-Бадене в старую часть города, так и у нас.

Есть… была уже старая часть города, которая сохранила историческую архаику, то, чего нигде не будет. Вот для этого люди и приезжать должны.  Они должны это посмотреть. Но это уже на улице Большой Морской не посмотреть. Она, да, стала современной, да, у нас там собянинские плиты гранитные, бордюры. Да, красиво. Фонтаны появились, качели, как в Москве. Если бы это было где-то около моря, я бы аплодировал. Но это появилось на той улице, которая была составной частью нашего городского кольца.

Ну что говорить. Ну, решили сделать. Знаете, дарёному коню в зубы смотреть нельзя. Это не наши деньги. Город дотационный. 70% бюджета города – это то, что нам дарят.

Валентин Филиппов: Ну, я слышал, в Питере сейчас на Неве решили гранит менять. Говорят: «Как это так, надо менять. Он потертый».

Вадим Колесниченко: Гранит меняют на летний. Летний меняют на зимний. Вы знаете, я даже не стесняюсь сказать. Это просто освоение бюджетов. Вот это раздражает. Вот что в России раздражает – глобальное воровство, глобальная коррупция. Это несправедливость, которая становится ущербом для российской государственности.

Валентин Филиппов: Я б не сказал, что это напрямую глобальное воровство и глобальная коррупция, но это просто делание ради делания, ради зарплат, ради какого-то выигрыша в деньгах, конечно. Вот оно не надо, но делать будем.

Вадим Колесниченко: Это объёмы. Это карьеры. Это цена. Ситуация, которая у нас произошла с Норникелем. Ведь это квинтэссенция 1991 года. Банда развалила СССР, прихватизировала всё имущество, которое принадлежало народу российскому, и оно не собирается его реконструировать, обновлять. Зачем? Оно досталось на шару. Его нужно добить до конца.

Ведь там проблема не в том, что вдруг почему-то треснул бак. В условиях вечной мерзлоты за 30 лет всё, что угодно просядет. Там каждые 3-5 лет просадки происходят. Нужно было просто проводить текущий ремонт.

Ну, посадят начальника цеха, ну и что? Зато хозяин – самый богатый человек страны, господин Потанин. 24 миллиарда долларов – его состояние. Один из тех, кто уничтожил страну. Я именно так это могу назвать. Это моё оценочное суждение. Но, по-другому я назвать это не могу.

Но это было имущество, которое создавали сотни, десятки тысяч людей, миллионы граждан Российской Федерации. Вот когда мы сейчас говорим об изменении Конституции, понятное дело, что всё очень важно, очень хорошо. Но, когда принимали Декларацию о независимости России, которая стала основанием распада Советского Союза, там ещё была фраза, что всё национальное богатство принадлежит народу России, который им распоряжается и который им владеет. В новой Конституции 1993 года, которую написали американцы, этого нет. Вот почему сегодня у нас такое количество миллиардеров, которые живут своей жизнью, и народ живёт своей жизнью.

Валентин Филиппов: Но они ж тоже из народа. Они тоже народ.

Вадим Колесниченко: Нет, они однозначно народ. Я даже не сомневаюсь. Дай Бог им здоровья, потому что дворцы, яхты. Мы хоть видим по телевизору, какие есть красивые яхты по 150, по 200 метров, какие самолёты, вертолёты, дворцы, виллы. А представляете поместья, которые в Англии покупают, в Европе. Если бы они их не купили, они бы разрушились. Это тоже вклад в сохранение исторического наследия.

Валентин Филиппов: Я вам должен сказать, что только благодаря подобным олигархам в 1917 году, только благодаря им у детей появились пионерские лагеря, базы отдыха и т.д. и т.п., потому что мы смогли наших детей отправлять в реквизированные имения, названные теперь домами отдыха.

Вадим Колесниченко: Ну, дай Бог. Потому что, судя по всему, сейчас такая схватка назревает глобалистов с националистами. И вот эта кровавая битва, в которой пока ещё крови нет, финансово-глобальный кризис, это распад Бреттон-Вудской системы. Судя по всему, всё трещит по всем швам.

Может быть, удастся сделать кардинальный поворот внутренней политики России, и это нам, конечно, пойдёт на пользу. И мы наконец-то от соски МВФовской отпадём. И вот тогда-то ситуация сможет измениться кардинальным образом.

Но, в этой части, к сожалению, Путин не может…. Те, кто считает, что президент – это Бог, это не Бог. Это человек, который связан такими сложными путами, он маневрирует между такими сильными группировками, которые действительно никого не пощадят. И он в ней выкарабкивается, он медленно, по кирпичикам что-то выстраивает, что-то делает.

Не всё у него получается. Но, показательная система, когда деньги медикам в ручном режиме, пень-колода, мат-перемат, в течение двух недель выделяли. Если бы Путин в качестве прораба не занимался, эти медики деньги бы не получили. В итоге, он закончил этим заниматься, и опять начались проблемы. Это вам показательно, что система стала работать сама на себя, на зарабатывание денег. Вот это уже тревожно.

Эту систему, конечно, нужно нивелировать и реформировать. При этом, конечно, страну нужно сохранять, потому что соседи-украинцы показали, когда олигархи безмежно пытаются себе заработать на жизнь, то их всё равно используют внешние силы. Людей вывести на улицу ума много не надо. Но потом это приводит к очень тяжёлым последствиям.

Поэтому, если мы будем сегодня ещё об Украине говорить, конечно, я могу только посочувствовать этой стране, которая попала на задворки истории, и неизвестно кто будет эту кость подбирать, потому что она даже не кость уже. Как государство Украина имела шанс состояться благодаря Советскому Союзу, но потеряла всякие возможности.

Валентин Филиппов: Как думаете, система эта мировая может пошатнуться в связи с беспорядками в США? Я так понимаю, что доверие к доллару может исчезнуть, боязнь американской военной силы может исчезнуть у многих в связи с происходящим. То есть, если они не могут справиться со своими бунтарями, то чего бояться условному Египту?

Вадим Колесниченко: Вы знаете, есть такая правильная фраза. Любые перевороты и потрясения происходят только в том случае, когда начинается конфликт элит, и элиты выводят людей на улицы. Вот до тех пор, пока элиты не конфликтуют, никаких революций, никаких переворотов не будет.

Вот на Украине. Был конфликт элит за доступ к бюджетному пирогу. Мы получили переворот. Во всех странах, где были цветные революции, это американцы взрастили так называемые элиты и при своей поддержке позволили сделать переворот. Но это был конфликт. Это действительно и проблема коррупции, проблема доступа к социальным лифтам. Это всё были объективные условия. На пустом месте ничего сделать нельзя.

Что в Америке? Пресловутая Бреттон-Вудская система. Много говорят. Я напомню, что это такое. Это в 1944 году, когда было принято решение о том, что доллар будет ключевой единицей денежной. Тогда Россия, СССР, как бы, подписал, но мы это не ратифицировали. И у нас был свой рубль конвертируемый, если вы помните, до 1991 года он был 46 копеек, один из курсов. Те, кто имел доступ к телу, зарабатывали. А потом ещё в 1974 году было Ямайское совещание, где принято было решение, что каждая страна сама будет оценивать свою валюту.  В итоге, американцы овладели всей финансовой системой мира, и мы стали заложниками.

После распада Советского Союза в 1990-е годы, когда так называемая «семибанкирщина» была в России, действительно, шанс был потерять страну. И все ждали, что она вот-вот развалится, и можно будет приходить и её тёпленькой брать. Потому что никому не нужна была сильная страна, нужна была разрозненная, чтобы иметь ресурсы, рынки и рабочую силу.

Но, вот всё же элиты сумели сориентироваться, собраться. Силовики. Это были 1990-е годы, когда бандиты правили. Банкирам это было выгодно, но всё же силовики смогли подавить бандитов, и смогли подавить банкиров. В итоге, получилось, что власть перешла к силовикам. И они, как бы, ситуацию устранили. Но, без поддержки МВФ, и без участия американцев это не состоялось бы. В итоге, мы стали заложниками системы МВФ. В чём это заключается?

Вы знаете, почему у нас постоянно утекают наши деньги? Триллионы долларов. Об этом уже много говорили. Потому что финансовые игры и всё это прочее контролируется из США. И вот, когда у нас какие-то проблемы возникают, мы, например, не имеем право инвестировать в свою промышленность в рублях, мы обязаны это делать только в долларах, потому что мы заложники системы МВФ и Бреттон-Вудской системы.

А либералы так называемые, которые находятся под контролем, соросовские дети, они у нас завладели большим количеством постов. Это те люди, которые уничтожали образование России…

Валентин Филиппов: Продолжают уничтожать.

Вадим Колесниченко: Это всё представители гнезда Сороса, представители Бреттон-Вудской системы либеральной. Это банкиры. Всемирный банк. Так назовём.

Что происходит? Для того, чтобы мы могли инвестировать в нашу экономику, мы должны покупать доллары. А  доллары мы можем покупать очень дорого. Поэтому сегодня из-за этого 50%, даже 60% экономики нашей страны офшоризовано. Даже госпредприятия имеют счета за границей.

Почему? Потому что они, в оффшорах находясь, могут брать долларовые кредиты. Они дешевле, чем наши рублёвые. Парадокс. И нас очень легко подавить. Как только мы начинаем дёргаться, нам просто-напросто обваливают курс рубля. А если мы начнём сопротивляться, так называемые агентства, которые дают рейтинги, они ведь тоже американские, принадлежат МВФвской системе, они объявляют, что у нас низкий рейтинги, и всё. Наш рейтинг падает, и все инвесторы, которые у нас держали доллары, начинают их забирать, потому что риски появляются.

Что происходит? Обрушение экономики и девальвация рубля. Мы очень зависим от международной валютной политики и от системы МВФ. Вот если мы от МВФ уйдём, конечно, для нас это будет глобальный шанс. И я полагаю, мы к этому идём.

Что происходит в США? Благодаря этой либеральной системе МВФ, они охватили долларовой сеткой весь мир. Кризисы начались давно. И уже с 2006 года уже начало трясти.

И когда люди считают, что Трамп дурак, он националист, он пытается спасти Америку, потому что обрушается глобальная система, и Америку может разрушить. Он очень сильно, благодаря протекционизму, благодаря, казалось бы, нам непонятным действиям вернул большую часть промышленности на территорию США из Китая.

Что произошло за последние 20 лет? У них произошло распределение обязанностей. Американцы печатали деньги, а Китай, за счёт этих денег развивал производство, и туда ушло производство. А финансы, они зарабатывали деньги. Просто повышали свои проценты. И Америка зарабатывала деньги на махинациях, потому что они ничего не производили. А товар производился в Китае почему? Потому что внутри Америки этот товар был бы дороже. И специально налоговой политикой их выдавили. И вредные предприятия, и те, которые требуют много рабочего труда ушли. Поэтому товары американские внутри Америки были дешёвыми и американцы чувствовали гордость за свою страну.

Есть вещи в мировой экономике, в мировой политике, которые мы отменить не можем. Это законы природы, законы экономики. И вот Трамп успевает выстроить новую модель. Буквально несколько дней назад он объявил, что мы прекращаем войны за периметрами США. Я не знаю, насколько это верно, но это тоже очень правильно. Он собирает силы, он концентрируется. И сегодня он стал реально побеждать.

А банкирам это опасно. Почему? Потому что он, в случае, если его изберут, а у него есть все шансы избраться, он начнёт расследование всех вотумов недоверия и всех махинаций в банковской сфере. И там будут посадки очень тяжёлые.

Поэтому что это убийство вора-рецидивиста, а не чернокожего мученика, 5 раз человек сидел в тюрьме. Это просто один из поводов. А основания были. За три месяца у них от 5 миллионов до 45 миллионов безработных появилось.

Валентин Филиппов: Вадим, ну, вот кто-то говорит: «Да нет, там не беспорядки, там по 100 долларов платят этим придуркам, и они бушуют». Кто-то говорит: «Ну, всё. Беспорядки будут до самых выборов, потому что Трамп ничего не сможет сделать. А если он хотя бы 100 человек убьёт, он уже не будет президентом никогда».  Скажите, в такой ситуации, которая сейчас в США, там могут быть проведены выборы?

Вадим Колесниченко: Выборы будут проводиться. Ситуация достаточно непростая. На самом деле, Байден и демократы – представители банкирского лобби – они действительно это поддерживают. А Трамп, и, кстати, президент Путин об этом вчера сказал, находится в сложном положении, он принимает решение и требует от губернаторов, чтобы была применена нацгвардия.

Они говорят: «Не, не, не, мы как-то сами». Основная масса губернаторов – это демократы. Поэтому, на самом деле, они, я считаю, даже не хотят побеждать на этих выборах. Потому что кризис всё равно будет, и он будет тяжелейший. Но они хотят делегимитизировать выборы Трампа. Они хотят, чтобы половина страны признала, половина не признала, и вот эта раскачка продолжалась до тех пор, пока что-то не произойдёт.

Потому что в любом случае, кого бы ни избрали, кризис будет продолжаться. И изменение позиции США в мире тоже произойдёт. Это уже не гегемон. Это будет региональная страна. Она кого-то в орбиту своих интересов втянет. Да, это сильная страна. Да, у них ядерное оружие. Да, у них армия, не такая уж она и смешная, как это кажется. И это тревожно. Они будут за это бороться, безусловно.

Но это, вот понимаете, когда человек сидит на скале, она рассыпается, он с неё спадает, когтями цепляется, ногти разрывает, кровь идёт, но он не может согласиться с тем, что он упадёт. Он всё равно упадёт, это произойдёт.

Поэтому демократы во главе с Байденом сегодня действительно всё это поддерживают.  Я не думаю, что они будут добиваться того, чтобы произошёл госпереворот, потому что это уничтожит Америку. Там такое же количество людей, которое поддерживает Трампа.

Самое страшное, что у них легальное оружие. Только в мае легально было продано два миллиона стволов, в два раза больше, чем в прошлом году. И когда говорят о жёсткости полиции, знаете, когда ты выходишь на дежурство, вопрос, кто первый выстрелит, потому что у людей открыто находится оружие. Но, это отдельная история. Мы не будем сейчас растекаться мыслью по древу.

Поэтому, я думаю, беспорядки утихомирятся, либо будут подавлены. Они пока идут для одного, чтобы расшатать ситуацию. При этом, Байден не готов побеждать и не хочет эту власть брать, а Трамп хочет власть сохранить, хочет наказать их и он хочет спасти Америку. Реально, я его так понимаю, и я это вижу. Насколько это получится? Я думаю, что время всё же играет на Трампа. Потому что помним, в Сиэтле зашли люди с оружием, такие суровые мужики. Это сторонники Трампа были. И точно также сторонники Трампа о себе ещё не заявили. Обратите внимание, сидят ждут.

А кто бунтует? Бунтуют действительно и за 100 долларов, и те, кто остались без работы. Это территории, это штаты, которые работали на обслуге, это не производственники. А люди, которые имеют имущество, им это всё не нравится, они это долго терпеть не будут. И в основной своей массе люди готовы поддерживать Трампа и то, что он пока не вмешивается, он всё делает правильно, технологически делает правильно. Надо будет – он силу применит.

Вспомните, была акция – «Захвати Уоллстрит», когда два месяца там буянили. Потом в итоге, в течение ночи вызвали нацгвардию и арестовали около четырёх тысяч человек, бросили по тюрьмам. И всё успокоилось. Потому что это было в интересах Америки. И здесь это тоже произойдёт.

И пока Трамп не собирается к переговорам идти, а демократы пока тоже не готовы, им нечего предложить. Но, в любом случае, им надо расшатать ситуацию, чтобы выборы делегитимизировать. Попытка у них была такая после выборов Трампа, если вы помните, марш Розовых влагалищ. Это было смешно. Знаете, я подобного представить не мог. И эти люди нам запрещают в носу ковыряться. Это результат глобализации, это то, к чему нас подвигают. Они хотели построить нового человека, либо недочеловека, они получили то, что они хотели получить.

Поэтому, потрясения ещё могут быть, и гражданская война, кстати, может случиться. Потому что у банкиров проблема очень серьёзная. Трамп не хочет отступать, а банкиры не хотят садиться в тюрьму. Банкиры – это собирательный образ. Это представители ФРС, Федеральной резервной системы, которые печатают деньги, которые зарабатывают, и которых Трамп смог наклонить.

Обратите внимание, впервые за многолетнюю историю ФРС напечатал бумажные деньги, а их не дали банкам, они пошли на реальный сектор экономики. И действительно реальный сектор экономики работает. У Трампа большие достижения есть. За это его уважают. Даже среди чернокожих, которые его не очень любят, уже большое число его сторонников среди людей, которые имеют собственность, которым не нравятся эти погромы.

Поэтому, они,  когда это всё уже утихнет и когда это всё уже станет на свои места. Да, они дошли до абсурда, они уже стали заявлять о необходимости распустить полицию, флаг им в руки. На Украине мы имели этот опыт, когда ГАИ распустили. Это всё звенья одной цепи. Знаете, время камни разбрасывать, время камни собирать. Они организовывали оранжевые революции, поэтому сегодня они получают тоже самое. Вот они и доигрались.

Поэтому, я не думаю, что хотят сделать переворот и провести гражданскую войну, просто хотят, понимая, что Трамп побеждает, чтобы он точно так же, как и первый срок свой был «не два, не полтора», в подвешенном состоянии.

Я так длинно говорил, но очень глубокий вопрос.

Валентин Филиппов: Хорошо. Я думаю, что на этой оптимистической ноте мы и закончим.

Вадим Колесниченко: Но мы победим. Россия – лучшая.

Валентин Филиппов: Ну, Россия победит, а в России всё будет хорошо.

Вадим Колесниченко:  Вы знаете, у нас есть реальный исторический шанс. И если всё же внутриэлитные разборки у нас закончатся, и мы всё же вот эту либерту сможем отстранить от власти. Они будут бороться, они будут страшны, они будут бороться за свою безопасность. Но, я думаю, всё же опыт спецслужб у нас хороший, и они смогут сработать. У нас появляется реальный шанс стать региональной крупной державой, которая будет диктовать мировую политику.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.