16.09.2020, Донецк, Валентин Филиппов
 
interview, Война, ВСУ-убийцы, Донбасс, Украина
Просмотров:

«Даже в перемирие снайперы приезжают убивать на окраинах Донецка»


В считанные дни после премьеры музыкальная композиция «Донбасс за нами» стала хитом номер один в русскоязычном сегменте интернета. Наиболее яростные поклонники уже окрестили произведение «донецкой марсельезой», а непримиримые противники пишут доносы в СБУ и заводят уголовные дела за «пропаганду Русского Мира».

О том, что Донбасс – это сердце России, что русский народ нельзя делить на малоросов, белоросов и великоросов, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал член правления союза писателей ДНР, популярный донецкий поэт, автор песни «Донбасс за нами» Владимир Скобцов.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия сегодня находится в городе Донецке, в столице Донбасса, Донецкой Народной Республики. Мы в гостях у Владимира Скобцова.

Владимир, здравствуйте.

Владимир Скобцов: Здравствуйте.


Валентин Филиппов: Я должен сказать, что Владимир является, так сказать, главарем и мозговым центром создания диверсии под видом хита «Донбасс за нами». Скажите, Владимир, на Украине уже заведено уголовное дело за вовлечение в исполнение антиукраинских песен ни в чем не повинных артисток театров Донецка?

Владимир Скобцов: Ну, мы на «Миротворце» с первых дней его существования: я как член правления союза писателей ДНР, во-первых, и так далее… Хохлов – автор гимна Донецкой Народной Республики, на минуточку, а девочки – они сотрудничают с, как нас называют, – террористами? да? жителей Донбасса… Ведь театр не прекратил свою работу в самые тяжелые времена, и музыкально-драматический театр имени Бровуна – один из лидеров музыкально-драматического направления в творчестве Донбасса. Он, мало того, что сохранился, изменился к лучшему: каждая премьера этого театра – это ступенька наверх, поэтому мы все на учете находимся.

Ну, ничего нового – в фашистской Германии происходили точно такие же вещи, тут не привыкать. А песню мы сделали с Хохловым: я написал текст, текст имеет особенность, скажем так – музыкальный текст пишется не совсем по литературным канонам.

Валентин Филиппов: Согласен.

Владимир Скобцов: И Хохлов сначала сделал музыку такую, более лирическую, для первоначальной версии, но когда получился текст в окончательной редакции, Хохлов перевел это в рок, такой русский рок получился. И девочки спели, и это все была премьера, причем то, что попало на видео – это они спели второй раз, первый раз видимо с запинками, а второй раз они спели без запинок. И это не клип, а просто запись премьеры.

Особая прелесть в этом есть, шарм, искренняя реакция исполнительниц на полученное удовольствие от этой песни.

Валентин Филиппов: Вышел вот этот не клип, просто второе исполнение, миллионы просмотров сразу в различных соцсетях, на различных платформах, но и сразу одновременно атака различных модераторов, хотя если так разобраться, если взять этот текст, там же нет ни одного слова какого-то такого, прямого указания на кого-то. Ну, «Донбасс за нами», ну да, «С нами Бог», «С нами Россия». Ну, что криминального в этих словах? Но при этом сразу же песня объявлена чуть ли не какой-то диверсией. Есть ли мысли о том, какова будет судьба песни, как её оставить доступной для нашей цивилизации, не надо планеты?

Владимир Скобцов: Наши уже скачали её на телефоны – и на звонок, и на будильники, так что это визитная карточка Донецкой Народной Республики. Глава республики, Денис Владимирович Пушилин, взял под личный контроль промоушен этой песни. Её сравнивают с великими музыкальными произведениями, и донецкой Марсельезой, читаю, уже назвали, и так далее.

А по поводу той стороны, которая забыла, что они русские, о ней самый, наверное, короткий рассказ: «Шоб ты сдох» написал мне Петро из Киева, начиналось Прощенное воскресенье. На тысячу положительных отзывов, я сейчас читаю все время, у меня на моем ютуб-канале тоже очень много просмотров – 10000 в день где-то, чуть больше получается, и на тысячу появляется один такой, его аргументация в основном – «Чтоб вы сдохли». Это чудесно, тут и добавлять нечего. Я удаляю, ну, чтоб не было грязи, потому что ну зачем притягивать то, на что слетаются мухи? Но я понимаю, что я могу и не удалять, его наши просто затопчут.

Валентин Филиппов: На самом деле, песня прямолинейная. Она о том, что «Прогнулось все, но не моя страна». Все равно идет большая политика, кто-то озабоченность высказывает, торгуются… Скажите, Минские соглашения и все, что вокруг них происходит, для вас это что – это затяжка времени, это попытка легализации какой-то, или это абсолютно бессмысленное занятие?


Владимир Скобцов: Я, как человек пишущий, имею право говорить так, как я вижу, да?

Валентин Филиппов: Ну, да, конечно, поэтому и спрашиваю.

Владимир Скобцов: Для меня любая политика – грязь, и люди, которые коснулись любой, даже на первый взгляд положительной партии, если их вскрыть в хорошем смысле этого слова, мы увидим там деньги, Мамону и в итоге отнюдь не лицо Бога. Там у них Бог другой обязательно.

Поэтому Минские соглашения – да, идет политическая игра, но она идет за счет крови, прежде всего, защитников Донбасса. Вот сейчас мы с вами разговариваем, я всегда говорю, что нужно помнить, что эта счастливая возможность, в данном случае мне, обеспечена тем, что сидят парни в окопах, за совершенно нищенскую зарплату, часто с задержкой ротации. Они сидят под обстрелами, если нет таких обстрелов, из тяжелой артиллерии, то снайперы работают. То есть, продолжают гибнуть люди, продолжают.

Валентин Филиппов: То есть, вот именно сейчас, во время перемирия, кто-то гибнет?

Владимир Скобцов: Конечно. Охотятся снайперы. И люди, которые живут на окраине Донецка, от меня, где сейчас мы с вами разговариваем, на машине это минут 15 езды, люди, когда гуляют, там, по Октябрьскому, это район такой, ближе к аэропорту, пули снайпера прилетают рядом где-то. У нас очень много с той стороны наемников, много людей, которые приезжают сюда на сафари. Это поляки, это темнокожие, их очень много, это расизм, только, так сказать, черный, а также другие, прибалты…

Вот всё, что можно собрать, – они приезжают сюда поохотиться. На кого? На стариков в основном. Бабушка пережила Великую Отечественную войну, копалась на огороде, и девочка из Прибалтики приехала и убила ее. Ну, девочку нашли, но это единичный случай, который я рассказал. Вы можете себе представить, что их гораздо больше.

Валентин Филиппов: Вы сейчас живете отдельным государством, отдельной страной, пусть и непризнанной. То, что происходит на Украине, вас всё еще волнуют? Вы на что-то надеетесь? Что ваш сосед станет более цивилизованным и более адекватным? Или же всё идет там по наклонной в никуда?

Владимир Скобцов: Я лично не вижу перспектив в отношениях. Я знаю, что там живут прекрасные люди, которые вынуждены лечь на дно, закрыть рот. У кого была такая возможность, они выехали, они эмигрировали, это я тоже знаю, я отслеживаю, так же, как и из Одессы уехали люди пожилого возраста – ну не позволяет им уже здоровье, так сказать, участвовать в потасовках. И мои знакомые взяли да уехали, кто в Германию, кто в Израиль, потому что они не могут принять этих идей, это невозможно. То же самое на Украине, в Киеве.

Это те, кого я лично знаю и которых люблю, понимаю, уважаю. И там еще масса других ситуаций, на самом деле тяжелых и сложных. Допустим, ведь та часть Донбасса, которая временно находится под оккупацией ВСУ, ведь это же наши. Они же никому не изменили.


И вот, допустим, семьи разорваны – дети в Донецке, они не могут забрать старика-пенсионера к себе домой. Во-первых, он очень стар, во-вторых, у нас не так хорошо живут люди, чтобы обеспечивать пенсионера, и вот они живут на разрыв. Сейчас большие трудности в связи с эпидемией пересекать границы. И такие трагедии… это действительно трагедии.

А некоторые ребята выехали к своим родственникам престарелым на оккупированную сторону и не могут вернуться. Я улыбнулся, но я представляю себе, какая это трагедия в семье, очень тяжело на самом деле. И эта песня, которую мы делали с Хохловым, она, в общем-то, и здесь продумана в том плане, что здесь жизнеутверждающее начало, особенно когда тяжело. Когда тяжело, нужно давать вот такие… открывать окна, потому что пока жива надежда, будет жить и человек, и у него найдутся всегда внутренние ресурсы.

Валентин Филиппов: Упомянули ситуацию экономическую на Донбассе. Что мешает развить экономику на должный уровень? Нужна какая-то легализация, может быть пора включиться в экономическую систему Российской Федерации? Или же возможно, в принципе, в автономном режиме как-то выкрутиться?

Владимир Скобцов: В автономном невозможно никак, потому что Донбасс постепенно возникал, вот как русло реки складывается, – то тоже самое происходило на Донбассе – все завязки донбасские, и вот плакат «Донбасс – Сердце России», именно так он и возникал. Изменить это – всё равно, что повернуть реку вспять, перерезать артерию. И когда люди, ну, в общем-то, вышедшие из наперсточников или гопников, и называющие сейчас себя олигархами, говорят, что «Эти связи устарели, а вот сейчас мы будем работать на Европу» – это, конечно же, бред собачий, это напёрстки.

Донбасс связан с Россией, и эти связи очень легко восстановить. И не надо верить слухам, что в Кузбассе круче, а донецкий уголь никому не нужен. Это очередной бред.

Валентин Филиппов: Там подешевле, но везти его дальше.

Владимир Скобцов: Совершенно верно. И качество разное. Есть такие породы угля… Поэтому не надо нам вешать лапшу, мы не на базаре 90-х. Всё нормально. Нужно восстанавливать связи с Россией. Наша родина – Россия, мы неразрывно с ней связаны. И украинизация насильственная в 20-х годах прошлого века, проведенная, ну, в силу опять-таки, политических угод, вышла кровью. Национальные вопросы, неправильно решаемые, всегда отзываются кровью.

Вот, пожалуйста, касается экономики точно так же, потому что если не кровью, то голодом в итоге. Как самостоятельное государство? Мы ведь не банановая республика, мы – часть великой России, форпост Русского Мира. Поэтому никаких экономических мыслей в этом направлении быть не может с Украиной. Ну, да, мы сделали из Украины государство, потому что сельские бандиты, я имею в виду батьку Махно, они не способны были построить государство. И вот эта идеализация Гуляй-Поля, она неприемлема, это сельские головорезы, которые заскакивали в Донецкую область, но никакого отношения к Донбассу не имели, потому что здесь – коллективный труд русского народа.

И не надо нас дурить. Полтава и Киев… Ну, Киев – русский город абсолютно, про Одессу я вообще не говорю, извините меня, там и не пахло, это вольный город, мы все это знаем, и вдруг…

Валентин Филиппов: И Тирасполь наш.

Владимир Скобцов: Конечно. Совершенно верно. Там где Империя пролила кровь, эта земля становится имперской. Как Крым. Даже Закарпатье, потому что там тоже русский солдат пролил кровь.

Валентин Филиппов: У меня провокационный вопрос к вам, как к патриоту Донбасса. Я вот слежу немного за Ростовской областью, там бываю, там очень сильно поддерживают борьбу Донбасса. Там в школах проходят уроки мужества с участием ополченцев Донбасса, военнослужащих Донбасса, там в этом году для детей, для курсантов военной школы была организована реконструкция освобождения Дебальцево и там, среди общественности, ходит такая идея, и некоторые депутаты её высказывают, что Донбасс должен стать частью Ростовской области.

Они несколько возмущены, что жители Донбасса не считают, что являются частью Ростовской области. Что они хотят быть самостоятельным регионом в составе Российской Федерации. Скажите, что лучше, как правильнее сейчас было бы? Донбасс должен войти в состав Российской Федерации каким-то цельным субъектом, либо имеет смысл организовать какую-то пертурбацию административную?

Владимир Скобцов: В любом случае Донбасс отдельная административная единица. Потому что и на человеческом уровне и в плане экономических связей … вот здесь нам с Ростовом крепко перерезали с 20-х годов прошлого века. Таганрог относится к Донбассу …

Валентин Филиппов: Да.

Владимир Скобцов: По большому счету, проект, который я делаю, он имеет свою историю. С 60-х годов прошлого века мы делали БардФест «Большой Донбасс». Люди, которые придумали его, они ещё живы, и вот они эстафету передали. Но Большой Донбасс как раз подразумевает и это, то есть мы все единый Большой Донбасс, большой, самодостаточный,  из далевского словаря, это все связано. Сейчас этот проект мы вели уже не просто как гражданскую и патриотическую линию, но и научные разработки именно в этом ключе. Но это все относится к области воспитательной, научной и так далее. Но что касается непосредственно экономических связей, нужно быть крайне осторожным, чтобы потом не исправлять последствия ошибок. Донбасс в этом смысле автономен. Хотя, по большому счету, с полета так сказать более высокого, да, мы видим, что это все один регион.  Мы, конечно, не юго-восток Украины, мы юго-запад России. История Донбасса невероятно на самом деле древняя и даже Саур-Могила на картах древних была обозначена центром Мира, это мистическое сакральное место, и в чьих она руках, то и дальнейшая территория находится в тех же руках, её пытались взять очень много раз.

Валентин Филиппов: То есть, я могу понимать так, что вы завуалировано мне сказали, что Донбасс в состав Ростовской области не пойдет, но взять Ростовскую область в состав Донбасса вы вполне можете?

Владимир Скобцов: Нет. У наших зрителей, особенно у патриотов, с чувством юмора иногда возникают проблемы.

Валентин Филиппов: Это беда всех патриотов.

Владимир Скобцов: Так точно. Поэтому нужно расшифровывать. Конечно, нет. Ростовская область – это огромный, мощнейший регион с устоявшимися связями и человеческими, в том числе, это очень важно. И, чтобы Донбасс вошел в состав Ростовской области необходимо время на ассимиляцию, – если пойдет так, если будет приказ, что называется, а мы сейчас на войне, мы солдаты по любому должны выполнять приказы вовремя и в срок, но нужно время. То есть, просто так пристегнуть не надо. Я думаю, что это будет сложно. Поначалу вот какая-то некая такая автономия, а там дальше уже будет ясно, будет видно.

Другого пути у Донбасса нет, потому что у нас хотели провернуть сербский сценарий, когда у живых сербов вырезали внутренние органы, глядели им в глаза и спрашивали «Ты ещё хочешь быть сербом?». На Донбассе это не получилось. Честь и хвала простым людям Донбасса, которые взяли в руки оружие и стали защищать свой родной край, язык, культуру, историческую память народа.

Валентин Филиппов: Логично. Вы мне скажите, что думаете о Белоруссии?

Владимир Скобцов: Как только начались волнения в Белоруссии, я осознал, до боли насколько эти люди близки мне, они родные люди, потому что нельзя делить русских людей на малоросов, белоросов и так далее великоросов. Все – один народ.

Поэтому любая ситуация тревожная в России, на Украине воспринимается для меня также болезненно, как будто это происходит с моими братьями, сестрами, родителями и так далее. То есть это очень близко.

У Белоруссии нет другого пути, кроме как идти в Союзное Государство, устанавливать прямые связи с Россией, как и у Донбасса, и у той части Украины, которая действительно является православной территорией, территорией русского слова, русского языка, русской культуры. Нет другого пути, просто нынешняя Украина долгое время ещё будет подвержена психическим изменениям, которые программно введены, это продуманная политика, и она дала результаты: разговаривать с такими людьми бессмысленно.

Вот, правило психиатра – в глаза не смотреть и не возражать при беседе. Вот с ними пока нужно так, а дальше посмотрим, потому что у нас есть опыт денацификации. Когда советские войска вошли в фашистскую Германию, с этими проблемами сталкивались.

Кстати, старики так и не признали поражения, переформатировался мозг у гитлерюгендов – у молодых, у которых не закостенели мозги. В Аушвиц зашли советские солдаты и говорят: «А где ваши евреи?», а порядочные немцы говорят: «Уехали на море». Наши говорят «Что, четыре года купаются?», и показывают им фотографии, они говорят: «Нет, это фейк, это сталинский фейк, а вы это, путинисты». Их повели и мордой ткнули, они очень злобно молчали, и только дети сказали: «Вы что натворили?».

Валентин Филиппов: Я не со всем согласен. Дело в том, что фашистская Германия, Рейх существовал к этому моменту уже 13 лет, а шли они к этому делу раньше, потому что сразу после поражения в Первой Мировой войне возникли вот эти вот настроения, которые привели к тому, что случилось. А что касается Украины, то мне кажется, что старики на Украине как раз все понимают.

Владимир Скобцов: Нет, так то же глубже… Я говорю о внутреннем, о психологическом больше, чем об исторической хронологии. Недоданность и хатаскрайничество были присущи всегда этим регионам. Что такое Русский Мир – «Беда одна на всех». Что такое хатаскрайничество – «Нет денег – пошел, поставил маячки-растяжки, подорвались соседские дети, нормально, жрать хотелось». Это все описано у Гоголя. Это все очень древние корни имеет. Как только в русской среде возникает хатаскрайничество, появляется Андрий, который говорит «Там, где мне хорошо, там моя родина», появляется естественно и его отец, и говорит «Ну что, помогли тебе, сын, твои ляхи?».

Валентин Филиппов: А в самой Российской Федерации вам не кажется, что таких хатаскрайников…

Владимир Скобцов: Много, очень много.

Валентин Филиппов: Не меньше, чем на Украине.

Владимир Скобцов: Дальний Восток, пока туда не приехали хатаскрайники с западной Украины, вообще не брали ведь с попутчиков денег водители. Я все хочу свести к простому, чтобы понимать.  Вот я вижу так: есть хатаскрайничество, и сколько лет промывали мозги, причем ещё при Советском Союзе шла дискредитация, все эти насмешечки, все, это же потихонечку червячок подтачивал, и наверняка это спонсировалось, как мы знаем теперь – да. И в русском языке, русский язык – удивительный язык, это не язык работорговцев и завоевателей, как английский язык. Он возник, даже алфавит в результате перевода Священного Писания. То есть, он духовный по сути своей, и язык – есть Бог, он определяет наше физическое поведение.

В русском языке не закодировано предательство Родины, его там нет. Как только человек вступает на эту стезю, его подталкивают, с ним происходят изменения очень серьезные. То есть, он уже находится если не в Аду, то где-то рядом при жизни. Поэтому эмигранты порядочные не хотели уезжать, возвращались при первой возможности как Вертинский. Сопротивлялись, как Бродский, отъезду. Как Высоцкий отказались наотрез идти на компромиссы даже вот с этими людьми, которые тянули. И вот это вся наша история. То есть, я говорю не о конкретных людях, я не говорю о каком-либо конкретном виде деятельности. Я говорю о психологическом моменте, который изнутри, действуя на нас, управляет нашим физическим поведением, нашими поступками.

Валентин Филиппов: Хорошо. Огромное Вам спасибо. Я надеюсь, что ваши песни будут греметь и дальше, я думаю, что вот этой песней вы вырвались на очень широкий простор.

Владимир Скобцов: Уже написали из Австралии, слушают, из Кореи, что удивительно, потому что там вообще другая поэзия, Канада, Америка, вся Европа, причем такие страны пронемецкой ориентации, не говоря о братьях-славянах, единственное, – из Антарктиды не было приветов, там пингвины, они писать не умеют, но я уверен, что слушать будут.

Валентин Филиппов: Хорошо. Развития вам …

Владимир Скобцов: Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами

Валентин Филиппов: О! Вот это вот главное.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Сентябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Август    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930  
  • Подпишитесь на нашу рассылку



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.