Прослушать новость. Нажмите мышью или клавишу F2 на клавиатуре
17.02.2021 13:21 (Мск), Киев, Олег Крылов
 
interview, Дзен, Политика, Политические репрессии, Произвол, Украина
Просмотров:

Деградировавшая СБУ провалила вручение подозрения Шарию

Новости УкраиныИнформацию СБУ о том, что Анатолию Шарию объявлено подозрение в государственной измене, многие восприняли...

Информацию СБУ о том, что Анатолию Шарию объявлено подозрение в государственной измене, многие восприняли как новый виток политических репрессий на Украине. Есть и другое мнение: недалекая украинская власть заигралась в «95 квартал» и прострелила собственную ногу, добавив очков известному видеоблогеру. Во вторник даже появилась новая шутка о том, что СБУ первой сделала политическую ставку на Шария и уже начала работать на него.

С киевским адвокатом Валентином Рыбиным, представителем Партии Шария, мы беседуем о политических преследованиях, ознаменовавших 2021 год, и о судебных процессах, которые стали позором для власти Зеленского.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber, Яндекс.Новости и Google Новости.

«ПН»: Валентин, что уже известно о «деле Шария»? Есть ли оно?

Валентин Рыбин: Оставив эмоции в сторону, стоит отметить, что в юридическом смысле сообщения о подозрении Анатолию Шарию не произошло. Потому что СБУ, видимо, находясь уже в полной деградации сверху донизу, на своем сайте выкладывает повестку, непонятно кому врученную, непонятно на какое процессуально-следственное действие. И самое главное: повестка о вызове не является фактом уведомления о подозрении.

Далее: всем известно, что Анатолий Шарий долгое время находится за границей, пользуясь иммунитетом политического беженца. И властям Украины достоверно известно, где он находится. Соответственно вручение подозрения по уголовному производству должно происходить в порядке, установленном УПК. А именно — с использованием международно-правовой помощи. Данное подозрение как документ с поручением направляется в соответствующие компетентные органы, вручается. Подтверждается факт вручения, и в дальнейшем продолжается процесс уголовного преследования.

Сейчас мы видим ситуацию, аналогичную той, когда дешевая желтая пресса пишет без каких-либо подтверждений, без ссылок на факты. Точно так же и на официальном сайте СБУ нарисовали какую-то картинку, запустили какой-то ролик.

Я его просмотрел: на самом деле, он, кроме смеха, ничего не вызывает. СБУ считает уже, что в данном ролике есть доказательство вины Анатолия. А документы, опубликованные ими, — это какой-то кусок повестки. Благо, что он еще не напечатан на туалетной бумаге. Но я думаю: это еще впереди. Они считают, что эта повестка и есть уведомление о подозрении.

Мы со своей стороны уже подготовили ряд ходатайств. В среду они будут направлены в СБУ для того, чтобы заставить эту контору работать по закону. Я надеюсь, что у нас получится работать по закону и мы получим соответствующий официальный ответ: где, когда, в какое время Анатолий Шарий был уведомлен о подозрении. Вы увидите: это будет просто очередной позор для СБУ.

«ПН»: Зачем это понадобилось СБУ?

Валентин Рыбин: Я считаю, что эта выходка в отношении Анатолия Шария является началом массированной атаки как на него, так и на его партию, которая, невзирая ни на что, стремительно набирает рейтинг. И всё больше и больше людей поддерживают именно позицию партии Анатолия Шария, которая выражается в простых вещах: не надо никогда врать, прежде всего самому себе; нельзя воровать; жить нужно в соответствии с требованиями закона.

Нынешнюю власть данные постулаты не устраивают. И мы являемся свидетелями очередной политической расправы в Украине. Но очень низкого качества. Настолько низкого, что я просто удивляюсь на какие аудитории рассчитана данная провокация в отношении Анатолия Шария. На кого рассчитана, и кто в это всё будет верить?!

«ПН»: Почему однофамилец Шария задержан в Днепре?

Валентин Рыбин: Нам пока неизвестно, что конкретно происходит. Мы сегодня одними из первых опубликовали информацию относительно задержания Виктора Шария. Мне кажется, что это будет одной из мнимых болевых точек в данном процессе. Потому что Виктор Шарий не имеет никакого отношения ни к деятельности партии, ни к активистам партии, ни к каким-либо процессам.

Человек, который, находясь на территории Украины, в свое время предоставил разовое разрешение на использование своей фамилии для регистрации политической партии (и это было абсолютно законно, эти факты установлены), теперь, скорее всего, будет подвергаться давлению. Это делается для того, чтоб в дальнейшем использовать его высказывания либо признания (которые он сейчас будет давать без адвокатов) для создания картинки в обществе: видите, мы взяли человека, и он во всем сознался и со всем согласен.

Я в таких политических судебных процессах уже принимал неоднократное участие: вспомним Дарью Мастикашеву, которую украли и сутки пытали. На видео она говорила о том, что участвовала в подготовке к террористическим актам. А потом, когда выяснилось, что эти признания она давала, находясь в подвале, будучи избитой и полностью униженной, СБУ резко стала сдавать назад. Я думаю, и сейчас мы увидим точно такой же почерк.

«ПН»: Была иллюзия у многих, что при Зеленском прекратились политические преследования.

Валентин Рыбин: С приходом Владимира Зеленского многие надеялись на то, что у нас будут соблюдаться стандарты свободы слова, прекратятся преследования за инакомыслие. Он в своей предвыборной кампании показывал ярко, что он будет свято чтить основоположные права человека и нормы Конституции Украины. Думали, что так и будет происходить. Зеленский — наверное, самый большой обман и самое большое разочарование украинцев. Потому что тот рейтинг, с которым он был избран, сейчас превратился в ничто. Это говорит о том, как он доверием людей распорядился. Это горько осознавать, но мы были обмануты в очередной раз, причем самым низким и самым грязным способом.

Я думаю, что политические преследования в стране сейчас только будут набирать обороты. Потому что ставки постоянно нужно повышать. И я думаю, что это псевдоподозрение Анатолию Шарию, о котором прокукарекали на официальном сайте представители СБУ, не стоящее даже выеденного яйца и абсолютно не обоснованное, — это всего лишь первая ласточка в «холодном лете 21-го» и, возможно, в «холодной весне 21-го». То есть мы еще многое увидим…

Главред киевского пропагандистского ресурса «Цензор.нет» вслед за подозрением Шарию требует от СБУ запретить его партию.

«ПН»: А какие претензии у СБУ к кировоградскому активисту Партии Шария, которому вы готовы были оказать адвокатскую помощь?

Валентин Рыбин: С Артемом Хазаном мы должны были пойти на допрос в Кировоградское УСБУ по тому же уголовному производству, по которому сегодня СБУ якобы сообщила о подозрении Анатолию Шарию. Оказалось, что именно номер этого производства указан в повестке о вызове, который опубликовала СБУ.

Прибыв на место, мы связались в представителем СБУ. Тот сказал, что допроса не будет, потому что некому его проводить, и что с нами свяжутся в ближайшие дни. Но этого не произошло. Я смею предположить, что те мероприятия были связаны, в том числе, и с подготовкой к сегодняшнему низкому выпаду против Анатолия Шария со стороны СБУ. Скорее всего, хотели провести беседу в Артемом и попытаться найти какие-то слабые точки, возможно какой-то компромат собрать на Анатолия Шария…

Валентин Рыбин и Артем Хазан.

«ПН»: Вы до сих пор участвуете в судебном процессе, уже в апелляции, по делу «беркутовца» Андрея Хандрыкина, оправданного судом еще летом 2019 года.

Валентин Рыбин: Во вторник состоялось судебное заседание в деле по обвинению моего подзащитного (сотрудника харьковского спецподразделения «Беркут») в пытках мирных митингующих. В данном заседании мы уже думали переходить к дебатам, поскольку суд достаточно четко исследовал доводы, изложенные в апелляционных жалобах и прокурора, и потерпевших.

Но у представителя потерпевших родилось внезапное ходатайство о необходимости вызвать на допрос следователя, который допрашивал моего подзащитного по другому уголовному делу как свидетеля.

Ссуд, абсолютно четко понимал, что данное ходатайство является необоснованным, а доказательства, полученные в результате этого допроса нельзя будет использовать в силу статьи 97 УПК. Даже сама прокурор не поддержала позицию представителей потерпевших, что вызвало у них негодование и недоумение. И я вынужден был сделать замечание и обратить внимание суда на то, что представители потерпевших откровенно давят на прокурора.

Суд, тем не менее, предоставил возможность потерпевшим допросить данного следователя 24 марта, после чего мы сможем перейти к судебным дебатам. Я надеюсь (хотя, в связи с последними событиями, надежды уже достаточно робкие) на то, что суд всё-таки примет во внимание доводы, которые мы высказывали в первой инстанции (и в апелляционной инстанции) и оставит оправдательный приговор Андрею Хандрыкину в силе.

«ПН»: Напомните суть дела.

Валентин Рыбин: В ночь с 20 на 21 января 2014 года несколько протестующих забрались на крышу колоннады стадиона «Динамо» и оттуда спокойненько забрасывали шеренгу сотрудников внутренних войск и спецподразделения «Беркут» различными предметами, в том числе камнями и бутылками с зажигательной смесью. В результате многие правоохранители получили телесные повреждения, значительные ожоги (и видео подтверждает это) и были доставлены в больницу.

Вечером этих, так сказать, «митингувальников» задержали и доставили в участок, где составили протоколы задержания. И в дальнейшем привлекали их к ответственности за участие в массовых беспорядках.

После победы «революции достоинства» подозрения с этих протестующих были сняты, дела в отношении них закрыты. И решили, что сотрудники правоохранительных органов за задержание «героев» должны нести ответственность. Предъявили подозрения сотрудникам харьковского «Беркута», которых через два дня допросили в качестве свидетелей. Они показали: да, действительно, кого-то задерживали на колоннаде (при этом не указывая, кого именно; фамилии задержанных не назывались). Тем не менее, эти протоколы допроса потерпевшие хотят использовать как основное доказательство того, что именно мой подзащитный задерживал их и причинил им телесные повреждения.

«ПН»: Что происходит с вашей подзащитной Викторией Даскалицей, которую харьковская СБУ задержала по подозрению в госизмене (статья 111 опять становится популярной)?

Валентин Рыбин: — Это практически та же самая калька, по которой сейчас пытаются предъявить подозрение Анатолию Шарию. Есть некие Telegram-каналы. Моя подзащитная вообще не имеет к ним отношения. Ни на распространение информации этими Telegram-каналами, ни на администрирование она не влияла.

Вика является гражданской женой Артема Давыдченко, который был участником событий 2 мая в Одессе, а сейчас находится за границей и преследуется в Украине. И я так понимаю, что, пытаясь его каким-то образом задеть или достать, решили просто обратить внимание на его жену.

Самое главное: в этих Telegram-каналах, среди которых Легитимный и др., не распространялась никакая информация, которая могла бы быть воспринята как призывающая к насилию, к свержению государственного строя, как сеющая вражду и т.п. Там распространяется новостная информация с определенной оценкой. Но ведь личная оценка в информации, слава Богу, пока еще не запрещена в стране, хотя и поставлена под угрозу.

То же самое сейчас закидывают и Анатолию Шарию: вот, он в своих видеоблогах негативно высказывался о властях, выражал свое мнение относительно украинских событий — и поэтому он совершил государственную измену. Вы можете себе представить, до какого уровня маразма и правового нигилизма опустилась Украина?!

Я достаточно серьезно теперь переживаю за всех людей, которые будут позволять себе высказываться не в русле официальной политики действующей власти.

Спорадические действия, направленные на блокировку телеканалов или на борьбу с Telegram-каналами, говорят о том, что эти деятели не понимают, с чем они имеют дело. Они не понимают, что нельзя уже информацию обуздать. Информацию можно только создать. А создать ее можно делами. И поскольку дела, которые делаются в государстве, хреновые, то и информация такая же.

Виктория Даскалица виновна лишь в том, что она гражданская жена Артема Давыдченко.

«ПН»: Оказалось, что и после внесения залога вашей подзащитной не так просто выйти на свободу, особенно в пятницу?

Валентин Рыбин: — Это была низкопробная, но достаточно распространенная практика нарушения прав человека. Внесен залог за подозреваемую и нужно ее отпускать. А в территориальном управлении судебной администрации Харьковской области решили посоветоваться с сотрудниками СБУ, что нужно сделать, и получили указание: не отпускать. Соответственно затормозили выдачу справки об уплате залога. Я не имел возможности предоставить эту справку в СИЗО.

Ну и понятно, что мне никто в пятницу, 5 февраля, мою подзащитную не выдал. Поэтому ее в субботу, воскресенье держали в СИЗО фактически незаконно. Хотя залог был уплачен еще в четверг, и в пятницу уже имелось подтверждение. И судебная администрация знала о том, что деньги эти поступили.

Лишь в понедельник нам удалось получить справку и забрать подзащитную благополучно домой.

«ПН»: Устроили волокиту ради того, чтоб лишних три дня подержать девушку в СИЗО?

Валентин Рыбин: Это просто чисто психологическое давление. Она находилась в полном неведении. Они просто решили продлить ей «удовольствие» пребывания в местах не столь отдаленных.

«ПН»: На какой стадии сейчас судебный процессе над майором СБУ Федорчуком, убившим жителя Авдеевки?

Валентин Рыбин: 12 февраля прошло заседание Краматорского городского суда (адвокат Рыбин представляет интересы матери убитого Владимира Еремина. — «ПН»). Были допрошены два свидетеля. Один — негласный сотрудник СБУ, которому в ночь убийства звонил Федорчук и говорил, что задержал какого-то сепара-наркомана. Но сотрудник сказал: «Я устал и сплю, поэтому звони старшему группы».

Таким образом, свидетель подтвердил факт этого звонка и разговора. Потому что у нас есть доступ к трафикам телефонных соединений, которые показывают, что разговор между ними состоялся.

И был допрошен второй свидетель, военнослужащий, некто Журавлев, которого попросили на следующее утро после убийства сжечь куртку Володи Еремина. Он попытался на судебном заседании «включить окуня», рассказывая, что не помнит, что сжёг куртку, а помнит, что сжёг клубок каких-то тряпок.

Мне нужно было задать ему несколько вопросов. В результате Журавлев подтвердил и тот факт, что майор Федорчук, солдаты Потапов и Конин в тот вечер употребляли в его комнате спиртные напитки, которые сам Журавлев и сделал. Он подтвердил тот факт, что на следующее утро не он звонил Потапову, а Потапов ему звонил. То есть были получены показания, подтверждающие позицию свидетеля Потапова, который в красках рассказал, как он звонил Журавлеву и что говорил.

После этого мы перешли к изучению вещественных доказательств. Сторона обвинения предоставила все вещественные доказательства, которые она использует как доказательства вины Федорчука.

Следующее заседание произойдет 10 марта. И мы уже начнем изучать доказательства стороны защиты.

В Краматорском горсуде: процесс над убийцей из СБУ.

«ПН»: В ходе заседания защита обвиняемого, выгораживая Федорчука, высказывалась, что кровь убитого Еремина, обнаруженная в машине и на носилках, не доказывает того, что он там находился?

Валентин Рыбин: У защиты Федорчука нет, насколько я понимаю, четкой позиции по данному производству. Да ее и не может быть, потому что единственная правильная позиция — это признание своей вины и содействие следствию. Потому что обвинение является достаточно тяжким для того, чтоб они выстраивали свою позицию на отрицании факта пребывания потерпевшего под контролем обвиняемого.

А данный факт подтверждается показаниями свидетелей, следственным экспериментом, трафиком телефонных соединений, а самое главное вещественным доказательством — телефоном Еремина, которым пользовался свидетель Потапов. И свидетель Потапов четко указывает, каким образом телефон попал к нему. Он четко говорит, что телефон попал к нему после убийства. У избитого до смерти Еремина этот телефон забрал Федорчук и отдал его Потапову.

Сторона защиты пытается доказать, что кровь на пол автомобиля и на носилки, находившиеся в автомобиле, могла попасть каким-то другим способом. Но чтоб поставить под сомнение этот факт, который доказывает сторона обвинения, нужно достаточно аргументированно объяснить, каким именно другим способом могли попасть биологические следы и ДНК Володи Еремина в автомобиль. Но этого мы не услышали.

 «ПН»: Правда, что вы собираетесь участвовать в мажоритарных выборах на одном из донбасских округов, где освободился мандат в Верховную раду?

Валентин Рыбин: Зарегистрировался кандидатом в народные депутаты по 50 округу.  Сделаю всё для того, чтобы надлежащим образом представить интересы партии и победить в этом округе. В Красноармейском горрайонном суде Донецкой области я защищал несколько человек. Так что мне эти места знакомы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на rusfront5@ya.ru


Все новости за сегодня
  • Сентябрь 2021
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Август    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.