07.04.2020, Одесса, Петр Угрюмов
 
Авторская колонка, Культура, Общество, Одесса, Политика, Россия, Скандал, Украина
Просмотров:

Кино и бейцы. Чужим – дорожка, нашим – антипремии


Самоизоляция располагает к просмотру и пересмотру отложенных фильмов и сериалов. Неотложных уже давно не осталось. Зато накопились те, которые в других обстоятельствах, до всей этой истории с коронавирусом, в трезвом виде смотреть не стал бы даже с доплатой.

Но тут еще и разжигатель с канала «1+1», а теперь парламентский борец со свободой слова Александр Ткаченко принялся моросить: «Сейчас усиливается внимание украинцев к стриминговим сервисам, и это открывает простор для посева пропаганды. Поэтому киберполиции стоит усилить борьбу с кардшерингом, к которому прибегают украинцы для просмотра пиратских ресурсов, в том числе российских каналов».

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Когда у пропагандона со стажем так играет очко по какому-либо поводу, — значит, к поводу надо присмотреться. Заодно и поднакопившиеся российские фильмы посмотреть. Представляю, как будет корежить Александра Ткаченко, когда ближе к 75-летию Победы пойдут всякие премьеры военных фильмов, несвидомые сограждане подналягут на российские каналы еще больше…

В общем, решил срочно пересмотреть запланированное, пока эти упыри из «Слуги народа» не заблокировали еще чего-нибудь. Начал с повторного просмотра «Одессы» Валерия Тодоровского. Тем более — тема там карантинная… В прошлом году не терпелось — посмотрел в отвратительном качестве, как только фильм выложили в сети. Теперь же хотелось окончательно сформулировать, что не так с «Одессой».

Нет, заслуженной ругани и разносов фильму Тодоровского и без того досталось по самое место, которым герой Ярмольника уперся в холерное море. Но нам важно, что не так с «Одессой» с точки зрения русского человека, связанного с сегодняшней Украиной.

Кто-то из одесситов уже отмечал, что фильму Тодоровского не хватает какого-то жеста, обращенного к сегодняшней ситуации, хотя бы языковой. Всё верно. Режиссер столкнулся с запретом на съемки в Одессе из-за того, что актер Ярмольник «незаконно» побывал в Крыму. То есть, создателю фильма страна победившей революции достоинства выкручивает бейцы, ставя его перед выбором: либо приезжай без такого-то актера, либо не приезжай вообще. И здесь бы Тодоровскому-младшему ответить достойно… Актер стал персоной нон-грата на Украине из-за посещения Крыма? Так вот вам одесский дворик, снятый в Крыму! Нет, Тодоровский предпочел снимать Одессу где-то в Таганроге и Сочи…

Ладно, не стал автор фильма ссориться с Украиной: его право. Но хотя бы актеру, ущемленному страной победившего майдана, можно было вложить в уста какую-то фразу, намекающую на то, что политическое украинство опасней холеры. Нет, украинская тема здесь напрочь отсутствует. Как будто и не было в Одессе ничего украинского! Возможно, Украина со временем предъявит Тодоровскому-младшему эту претензию: «В двухчасовом фильме нет ни намека на украинский след в Одессе! Коренные жители Коцюбеевки незаметны в фильме, как и сама холера. Уж не хотел ли автор сказать, что они и есть сама холера?!» Нет, не хотел. Но мысль перспективная. Дарю.

Вернусь к тому, что меня наиболее покоробило в «Одессе». Тодоровскому-младшему можно было бы простить и художественную неудачу (а от режиссера фильмов «Любовь», «Любовник», «Мой сводный брат Франкенштейн», всё-таки, ждешь чего-то большего), и аполитичность – там, где одесситы, продолжающие называть себя русскими, ждут от него какой-никакой моральной поддержки.

Но вот мы видим в фильме русского человека, по какому-то недоразумению принятого в непростую еврейскую семью. Этот русский человек Володя, муж Лоры, — алкаш, музыкальная бездарность, завистник, латентный антисемит. Вся его миссия — в семейных трусах и майке спускаться в погреб и посасывать вино из трубочки, потом возвращаться в непростую еврейскую семью и напоминать о собственном ничтожестве. Володя, муж Лоры, и на улицу выходит в семейных трусах и майке, чтоб посмотреть на похоронную процессию. Русский человек Одессы — он ведь таков, что и на похороны ходит в семейных трусах и майке…

Глотнув вслед за героем Ярмольника морской холеры от Тодоровского-младшего, я переключился на сериал «Зеленый фургон» (он же «Стамбульский фургон»). Это об одесских приключениях повзрослевшего Володи Патрикеева в 1946 году.

От сериала «Зеленый фургон» я ничего не ждал. Хотя, признаюсь, я иногда жду чего-то и от сериалов. И раз в десять лет они не обманывают ожиданий. Был же аккурат после первого майдана сериал Владимира Хотиненко «Гибель империи»… А после второго майдана — сериал Урсуляка «Тихий Дон». Кстати, урсуляковские «Исаев» и «Тихий Дон», как ни крути, в новом тысячелетии остаются пока лучшими киновысказываниями о гражданской войне.

Сериал «Зеленый фургон», просмотренный в фоновом режиме, ничем не зацепил. Но гадкий одесский мент, подлец и стукач – в этом фильме носит фамилию Гончаренко. И это нам нравится. Почему бы?..

А в какой-то из серий персонаж Розалия вознаградила нас за долготерпение: «Я свою картину задарма отдавать не собираюсь. Она, между прочим, самого Зубермана кисти. А он — не то, что ваш этот Репин. Он с самого Малевича копии делал. И чуть мозгами с этого дела не сдвинулся». Вот! Создатели сериала, казалось бы, ткнули пальцем наобум — попали в «художника дерьмом» Ройтбурда.

Как ни странно, у неведомых мне авторов третьесортного сериала «Зеленый фургон» следовало бы Тодоровскому-младшему поучиться тщательней или прицельней тыкать пальцем наобум…

Одно дело, как Украина отнеслась к кинопроекту Валерия Тодоровского-младшего и к проштрафившемуся (по украинским меркам) актеру Леониду Ярмольнику. И другое дело, как федеральный канал толерантно дает приют украинскому сериалу «Нюхач-4», где всплывает зловонный одесский ублюдок Яков Гопп.

Ада Роговцева лобызается с «правосеками» и с гордостью рассказывает публике, как задействованный с ней в одном театральном проекте Шендерович рыдает в матрас от умиления, когда слышит «Слава Украине!». Та же самая Роговцева снимается в российских сериалах «Орлова и Александров», «Красная королева» (2015). Справедливости ради, надо допустить, что Роговцева могла сняться в этих фильмах еще до событий 2014 года и до ее пробандеровских манифестов…

Но сериал «Нюхач-4» (2019) снят явно после того, как Яков Гопп отметился жиденькими высерами в соцсетях и гнусными хихиканьями в комментах по поводу событий 2 мая 2014 года. Оно и понятно. Третьесортный местечковый лицедей любой менуэт исполнит, чтоб потрафить замайданной публике.

Однако в чем ценность украинского сериала «Нюхач-4» для зрителей федерального канала? Почему в российской кинопродукции и в эфирной сетке канала образовались какие-то пустоты, которые заполняются «нюхачами»? А фильм «Донбасс. Окраина» часто демонстрировался на этом федеральном канале? Или украинская «революция достоинства» уже и руководству федерального канала выкрутила бейцы?

Задаешься еще одним вопросом: а чего мы собственно ждем от российского кинопроизводства? Ждем фильмы о послемайданной реальности, об Одессе и о Донбассе, от режиссеров уровня Хотиненко и Урсуляка, у которых, как сказано выше, есть в послужном списке удачные сериалы о революции и гражданской войне. Но Урсуляк, вместо ожидаемых нами тем, снимает жванецкую жвачку «Одесский пароход»… Кому-то этот проект показался тухлым, у кого-то вызвал ностальгию. Это право режиссера, конечно, — отдохнуть от тяжелых задач и снять что-то легковесное.

Но вот есть хорошая проза о послемайданной Одессе, написанная «киношным» человеком, Сергеем Четвертковым (сценарист фильмов Киры Муратовой «Настройщик», «Второстепенные люди» и др.). Как автор журнальной прозы он известен под именем Сергей Шикера. И почему бы хорошему режиссеру не экранизировать его одесский роман «Египетское метро»?

Заглянем в первые страницы этой прозы : «За то время, что он здесь не был, город обветшал ещё больше, и оттого ещё нахальней бросались в глаза рекламные щиты и яркие заплаты новостроев. В таких декорациях и при такой погоде идущие по своим делам прохожие казались озабоченными и потерянными. Он подходил к улице Греческой, когда оттуда вывернула колонна — больше сотни человек с факелами, в камуфляже и масках. Они нестройно тянули какую-то, саму по себе вероятно бодрую, песню, и в конце куплета разрозненно выкрикивали «Гей! Гей! Гей!». Тягин никогда не видел факельных шествий и, как и некоторые прохожие, остановился посмотреть. Когда толпа с ним поравнялась, песня закончилась, и сразу стал слышнее мрачный монотонный шум шаркающих об асфальт десятков пар тяжелой обуви. За марширующими шли люди в цивильном, было несколько детей; замыкала шествие крупная дворняга. Всё это на расстоянии, мигая и крякая, сопровождала патрульная машина».

Не, не интересно?  ̶П̶а̶в̶л̶и̶н̶ы̶  «Одесский пароход», говоришь?

Режиссер Бортко, который давно готов был взяться за фильм о Донбассе, до сих пор не имеет возможности снимать задуманное. А по ту сторону идеологического фронта такую возможность не только имеют, но и успешно ею пользуются.

О причинах пробуксовок русской темы можно догадываться. Здесь, наверное, надо напомнить, как прогрессивная общественность отреагировала на участие режиссера Юрия Быкова в антилиберальном сериале «Спящие».

А еще можно вспомнить, как в начале года российская «Гильдия киноведов и кинокритиков» объявила добротную ленту Рената Давлетьярова «Донбасс. Окраина» худшим фильмом года. Экс-президент «Гильдии киноведов и кинокритиков» Виктор Матизен так обосновал этот выбор: «ряд голосующих выразил мнение, что смысл антипремии не в том, чтобы топить неудачные и мало кому известные картины, а в том, чтобы ставить на место стремящихся выслужиться и готовых на всё кинохалтурщиков».

Но если бы упомянутый «ряд голосующих» просто публично опорожнился, тем самым выразив свое мнение, — это куда больше сказало бы об их истинных мотивах.

Почему бы не внести в список «стремящихся выслужиться и готовых на всё кинохалтурщиков» Алексея Красовского («Праздник») и Сергею Лозницу («Донбасс»)? Вот где стремление выслужиться перед либеральным обкомом и готовность на всё ради идеологического гешефта. Но «гильдия» обратила свой бычий взор на чужеродного ей Рената Давлетьярова: «Три дня я гналась за вами… Чтобы сказать вам, как вы мне безразличны».

И эти ребята отлично ведают, что и для чего они творят.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , ,





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Май 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031


  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.