«Нация-государство» или  «государство-нация»: какая модель победит в Молдове?

София Русу.  
10.05.2023 16:04
  (Мск) , Кишинев
Просмотров: 1567
 
Авторская колонка, Дзен, Молдова, Политика, Приднестровье


В Молдове по сей день идет противоборство двух концепций: «государство-нация» и «нация-государство».  Многонациональной стране навязываемая извне модель «нация-государство» подходит слабо, поэтому борьба продолжается и влияет на содержание политического процесса страны.

Об этом говорилось на презентации книги кандидата исторических наук, одного из лидеров Интердвижения Молдавии Петра Шорникова «Государственная доктрина Республики Молдова».  Обсуждение монографии прошло в онлайн-формате на площадке Института стран СНГ.

В Молдове по сей день идет противоборство двух концепций: «государство-нация» и «нация-государство».  Многонациональной стране...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, каналы YouTube, TikTok и Viber.


Автор книги исходит из идеи о том, что национальная политика делится на два типа. Так, целью политики в нации-государстве является утверждение единой идентичности сообщества как членов нации и граждан государства. Для этого государство проводит гомогенизирующую политику в области образования, культуры и языка.

Модель «государство-нация» призвана  создать у разных «наций» лояльность по отношению к государству. В таком государстве признают более чем одну культурную, даже национальную, идентичность и оказывают им институциональную поддержку. Создаются асимметричные федерации, предпринимаются шаги к справедливому решению конфликтов, допускается более чем один государственный язык.

Автономистским партиям позволено создать правительство в некоторых регионах, а порой и войти в коалицию, формирующую правительство в центре. В итоге в рамках одного государства формируются множественные, взаимодополняющие идентичности.

Например, нацией-государством с момента объединения Дунайских княжеств (1859 г.) стремится стать Румыния, классическим государством-нацией был Советский Союз, отмечает Петр Шорников.

Историк исследует идеологические процессы в Республике Молдова на рубеже XX и XXI веков. Он напоминает, что в феврале 2001 года Партия коммунистов взяла в молдавском парламенте конституционное большинство. Ключевое предвыборное обещание о предоставлении русскому языку статуса второго государственного ПКРМ не выполнила, но в 2001–2003 гг. предприняла попытку выработать государственную доктрину, призванную сформировать в Молдавии единую политическую нацию.

 «В 90-е годы ХХ века молдавские традиционалисты сохранили молдавскую государственность и подтвердили геополитическую ориентацию Молдавии на Россию. Они отказались от вооруженного захвата территории Приднестровья (1992 г.) и допустили включение непризнанной Гагаузской Республики в состав Республики Молдова в виде Автономного территориального образования Гагауз Ери (1994 г.); на его территории официальный статус предоставлен также гагаузскому и русскому языкам.

Тем самым сделаны реальные шаги к превращению РМ в государство-нацию. Однако процесс этот остается незавершенным. Ни аграрии, ни коммунисты, ни либералы не предоставили русскому языку статуса второго, – наряду с молдавским, – государственного языка Республики Молдова. Будущее республики молдависты также представляют себе без учета полиэтничного состава ее населения», – констатирует автор.

Доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН Вячеслав Степанов, комментируя попытки сформировать молдавскую интернациональную идею (этому во многом посвящена книга Петра Шорникова), рассказал о нюансах деятельности сторонников молдавского интернационализма.

Он напомнил, что сообщество РМ после распада Советского Союза раскололось на два лагеря: сторонников единого румынского сознания с конечной идеей объединения страны с соседним румынским государством и приверженцев сохранения развития молдавской идентичности.  Внутри каждого из этих лагерей не было единства во взглядах.

«Молдовенизм – тоже разный, – рассказал Степанов. – Часть молдовенистов заняло этнократические позиции – ярким представителем этого направления является экс-президент РМ Владимир Воронин.  Перед выборами 2001 года он не скупился на посулы – обещал государственный русский язык и союз с Россией. В депутатские списки Партии коммунистов РМ тогда включали изрядное количество представителей национальных меньшинств.

Придя к власти, Воронин забыл о своих обещаниях. Русскоязычные в составе руководителей исполнительной власти РМ за восьмилетний период правления партии «интернационалистов» практически отсутствовали.  Молдовенисты-этнократы мало чем отличаются от своих румынствующих соперников в подчеркивании своей избранности и элитарности, но при этом явно уступают вторым в организованности, финансовым возможностях и международной  поддержке…

С течением времени, особенно после апрельских событий 2009 года, положение молдовенистов-этнократов  чувствительно пошатнулось – возобладали позиции румынствующих молдаван.

Другое крыло молдовенизма в немалой степени представляет собой продукт советского наследия.  Это молдовенисты- интернациналисты, замешанные в хорошем смысле на русскокультурном наследии.  Среди них немало представителей других национальностей, проживающих в РМ: русские, украинцы, болгары, гагаузы, евреи, цыгане – всех не перечислить.

Их интернационализм  замешан на продвижении идеи сохранении русско-молдавского официального двуязычия, придания русскому языку государственного статуса. Спецификой представителей этого крыла молдовенизма является недостаточное владение государственным языком. Справедливо будет отметить, что среди интеллектуальной элиты практически  отсутствуют этнические молдаване как носители госязыка».

Степанов отмечает интересный факт:  на левобережье Днестра, в Приднестровье,  молдавский интернационализм с определенной спецификой получил большее распространение, нежели в пруто-днестровских районах Молдовы.

Эксперт приходит к выводу: попытки выработать общемолдавскую идею не окончены, государственная доктрина не завершена – борьба продолжается.

По словам директора Института социально политических исследований и регионального развития Игоря Шорникова, противоборство моделей «нация-государство» и «государство-нация «характерно и для других государств.

«Этот опыт можно переложить не только на современную историю Молдавии, но и на ряд стран СНГ. Мы видим, куда процесс строительства нации-государства приводит: национализм неизбежно превращается в нацизм, а нацизм – это смерть нации. У Молдавии есть шанс оказаться на этом пути», – полагает эксперт.

Руководитель отдела Приднестровья и Молдовы Института стран СНГ Сергей Лавренов отметил, что создание равных возможностей для представителей любых наций и народностей, проживающих в Молдове, при разработке языковой и кадровой политики «стало бы важнейшей предпосылкой для цивилизационного решения тех противоречий, которые сам официальный Кишинев создал в отношениях с Гагаузией и Приднестровьем».

«Динамика развития событий в Молдове не отличается позитивностью, мы видим, что происходит в период правления проевропейского правящего режима во главе с Санду, видим вызывающие удивление законы о сепаратизме, смену синтагмы «молдавский язык» на «румынский язык» – на деле выполняется политический заказ, указания западных кураторов», – сказал Лавренов.

Автор книги Петр Шорников подчеркнул важность актуальность изучения истории в современном мире, усвоение исторического опыта предшествующих поколений.

«Самый эффективный способ фальсификации истории – изъятие из общественной памяти существенных фрагментов прошлого, которые влияют на оценку этого прошлого и деятелей того времени.

Это достигается посредством исторической политики, проводимой  государством или какими-то зарубежными силами с использованием рычагов госвласти. Таким государством остается Республика Молдова на протяжении 30 с лишним лет…

С уходом поколений уходит очевидность. То,  то  для одного поколения было самим собой разумеющимся, для других уже непонятно.

Я вырос в молдавском селе, и я помню, что говорили жители этого села о румынской оккупации, – ни одного доброго слова о ней я не слышал, слово «румын» было ругательством.  Мальчишки играли в войну, делились на русских и немцев , а румынами не хотел быть никто.

Но вот это поколение ушло, и появилось целое движение унионистов… Процесс познания прошлого – процесс объективный, и если не мы, то этим займутся другие, которые знают меньше нашего», – убежден историк.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,






Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Апрель 2024
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Март    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930  
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.