Политнавигатор - Новости России и Украины
15.01.2018, Киев, Валентин Филиппов
  11 949 просмотров
Общество, Религия, Россия, Сюжет дня, Украина

«Украина захвачена физическими потомками воинов дивизии СС Галичина»


Порошенко меняет Церкви, секты и вероисповедания, как стаканы. Гонения на УПЦ Московского Патриархата организованы на высшем уровне киевской верхушки. В условиях атак националистов священнослужители ведут себя мудро, исходя из опыта, накопленного Церковью на тысячи лет.

Чем закончится раскол смутного времени, в которое нам выпало жить, обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал экс- депутат Верховной Рады Юрий Болдырев.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, FacebookОдноклассниках или Вконтакте


Валентин Филиппов: Юрий Александрович, здравствуйте! В последние дни мы видели целую серию провокаций против УПЦ Московского Патриархата. Исполнителями были радикальные националистические группировки.

Почему бы, к примеру, не отлучить Порошенко от Церкви? Ну, собственно, и всю хунту, которая возглавляет травлю Церкви?

Юрий Болдырев: Отлучать от Церкви имеет смысл только тех людей, для которых это является значимым. То есть если действительно глубоко верующий человек вдруг совершил какой-то ужасный поступок, и его за это отлучают от Церкви, и для него это самого значимо, то тогда это имеет смысл. А отлучать от Церкви безбожников и, я имею в виду, всех остальных… или, скажем, Турчинова, который является, вообще говоря, баптистом и не имеет к Православной Церкви никакого отношения…

Или отлучать от Церкви Порошенко, который, да, когда-то был верующим, когда-то был верным Украинской Православной Церкви… Я даже однажды году в пятом или в шестом причащался с ним из одного потира в дальних пещерах Киево-Печерской Лавры. Потом он был пономарём в Ионинском монастыре, но всё это в прошлом.

Я видел в Интернете, как он причащает своего ребёнка и сам причащается у греко-католиков, у Шевчука. Я видел его неоднократные лобызания с Филаретом. Поэтому он давно уже перестал быть верным чадом Украинской Православной Церкви, и отлучать его от церкви – это… это бессмысленно.

Валентин Филиппов: Хочу уточнить. Так что, Порошенко у нас католик на сегодняшний день?

Юрий Болдырев: Ну, если он причастился, я не знаю… Понимаете, церковные каноны – очень сложная вещь. Если он причастился у греко-католиков, это было, по-моему, на Рождество 15-го года, но после этого раскаялся и вернулся в Православную Церковь и на очередной исповеди, значит, объяснил своему духовнику, что он сделал это по ошибке, что там, допустим, у него были… он поставил политические соображения выше своей веры…

Я вижу только то, что могу видеть в Интернете. А в Интернете он сначала причащается у греко-католиков, потом лобызается с Филаретом Денисенко. И поэтому я думаю, что его не нужно отлучать, он сам уже давно не является верным чадом Православной Церкви.

Валентин Филиппов: Ну хорошо. Есть понятие «анафема» там… к примеру.

Юрий Болдырев: Ну-у… анафема…

Валентин Филиппов: Ну нет, послушайте, с политической точки зрения, вот большинство там, 90% прихожан православных – это прихожане Московского Патриархата. Вот если они все вдруг узнают, что вот этот человек предан анафеме, за него ж никогда голосовать уже не будут, вот именно эти прихожане Церкви.

Юрий Болдырев: Я думаю, что за него и так не будут голосовать, тем более, что его политические покровители его, насколько я понимаю, уже готовы поменять: он оказался слишком жадным.

Я думаю, судьба его давно уже предрешена. И, вне всякого сомнения, им нужен более бедный, более зависимый и более радикальный человек.

И поэтому… ну вот что-нибудь вроде, ну, вроде Наливайченко или что-нибудь вроде Гриценко: чтобы у него было меньше денег, чтобы он, таким образом, был более зависим и чтобы он был настроен более радикально.

И вот Наливайченко и особенно Гриценко, они ж там озвучивали вообще какие-то чудовищные речи относительно немедленной войны с Российской Федерацией. Вот это, я думаю, нынешним кураторам из ЦРУ и Пентагона, я думаю, это им по душе.

Валентин Филиппов: Бедных и радикальных у нас сейчас процентов двадцать по стране. Бегают, записываются добровольцами в АТО, к примеру, ещё что-то. То есть выбор огромен, да?

Юрий Болдырев: Я думаю, что участников АТО они не будут рассматривать на эту должность. Они, вне всякого сомнения, будут рассматривать только людей, имеющих опыт государственного управления.

Валентин Филиппов: Хорошо. Можно вернуться к УПЦ Московского Патриархата? Вот почему всё-таки УПЦ не займёт какую-то жёсткую позицию? Почему, например, наша Церковь отпевает карателей? Хотя абсолютно понятно, что война – гражданская, что они – преступники.

Юрий Болдырев: Дело в том, что каноническое право и светское право – это разные науки. И человеческая мораль, и каноническое право – это тоже разные вещи.

Дело в том, что, каким бы грешником ни был погибший человек, если он был крещён в лоне канонического Православия – в УПЦ, или в Сербской Церкви, в Болгарской Церкви, или в Греческой Церкви, или в какой-то иной, в Антиохийской Церкви – и он умер или погиб, то отказать его родственникам в совершении погребального обряда, обряда отпевания нельзя. Каким бы он ни был грешником.

Дело в том, что его дальнейшую судьбу решает не священник и не епископ, а его дальнейшую судьбу решает всё-таки суд Божий. И у пояса апостола Петра висят ключи от рая, и он решает, впустить эту душу или же низвергнуть её в ад. Поэтому…

Валентин Филиппов: Короче, я понял. Значит, решает всё Бог, а наша задача – ускорить встречу, да?

Юрий Болдырев: Да! Вот это Вы сказали очень точно. Задача Церкви – ускорить встречу умершего грешника с Богом, с Божьим судом.

Валентин Филиппов: Хорошо. Но меня всё-таки вот интересует Церковь как структура. Вот просочились вот эти разговоры о неком демарше, когда украинская делегация УПЦ МП избежала встречи с Путиным. А во время блокирования Лавры прозвучало такое заявление…

Юрий Болдырев: Давайте отдельно! Нет, достаточно… Давайте по одному вопросу.

Валентин Филиппов: …заявление: «у нас нет Патриарха». Это один вопрос! Это одни вопрос!

Юрий Болдырев: Нет. Значит, первый вопрос. Украинская делегация… делегация украинских епископов, которая присутствовала на Соборе, на Архиерейском соборе РПЦ, избежала встречи с президентом Российской Федерации.

Валентин Филиппов: Да.

Юрий Болдырев: Значит, ну, во-первых, надо сказать, что, когда президент выступал в зале Соборов Христа Спасителя, то украинская делегация присутствовала в зале. Она избежала встречи, не пойдя, видимо, на какой-то приём. Так я понимаю, да?

Валентин Филиппов: Ну, видимо, да.

Юрий Болдырев: Видимо, да. Значит, я думаю, что это был мудрый шаг украинских епископов, которые дали понять своей пастве таким шагом, что они тоже, так же как и паства, озабочены гражданской войной и озабочены тем, какую роль в этой гражданской войне могут играть силы Российской Федерации.

Дело в том, что они живут в том же информационном поле, что и их паства, и они точно так же… они могут верить этой пропаганде, могут не верить, но они понимают, что их паства находится под этим колпаком. И если их верующие действительно верят, что там воюет Россия, то с этим надо считаться.

Дело в том, что министр обороны Украины, даже не министр, а министры – разные министры обороны Украины! – неоднократно заявляли, что войск Российской Федерации на территории Украины нет. Но, несмотря на это, официальные лица, я уже не говорю обо всех средствах массовой информации, но официальные лица – гражданские официальные лица! – постоянно говорят о том, что это война с Россией.

Валентин Филиппов: Так что, Церковь должна говорить правду? Или поддакивать тому, что паства…

Юрий Болдырев: Церковь… Говорить правду и поддакивать в данном случае не задача Церкви. Церковь вообще не является институтом, включённым в конфликт в Донбассе. В Донбассе, с моей точки зрения, происходит гражданская война, развязанная киевской хунтой, пришедшей к власти в результате государственного переворота.

Я был наблюдателем всего этого, я знаю большую часть участников этих событий, лично знаю их. И поэтому у меня нет никаких сомнений. В отличие от журналистов западных изданий, в отличие от государственных деятелей Европейского Союза и Соединённых Штатов. Хотя, я думаю, они точно так же, как и я, всё знают, но просто как бы делают вид, что не знают.

То, что мы видим сегодня на территории Донбасса, это не с ветки свалилось всё. Это продолжение того самого Drang nach Osten, который начался ещё тысячу лет назад. Гражданская война в Донбассе – это следствие того, что Евросоюз захотел воспользоваться человеческими ресурсами Украины. Вот в чём дело.

Валентин Филиппов: Ну, я думаю, не только человеческими.

Юрий Болдырев: Ну, всеми, да. Евросоюз хотел включить все ресурсы Украины в свою копилку. В том числе и человеческие ресурсы. И, может быть, прежде всего, человеческие ресурсы. Потому что, что касается… Ну, то есть, что традиционно интересовало всегда немцев на Украине? Чернозём, который они вывозили…

Валентин Филиппов: И рабочая сила.

Юрий Болдырев: Да. И рабочая сила. Они вывозили во время Первой мировой войны чернозём вагонами, во время Второй мировой войны, и точно так же во время Второй мировой войны вывозили людей – гастарбайтеров на работу. То, что мы наблюдаем сегодня на Украине, это Drang nach Osten. И нет никаких вариантов! А всё остальное – это следствие.

И, вернувшись к нашей теме, когда вы говорите о том, что УПЦ себя неправильно ведёт, – УПЦ ведёт себя мудро! Мудро ведёт себя УПЦ.

Потому что священник должен быть со своей паствой, священник должен быть со своими верующими, и если сюда пришёл… Фактически, на Украину пришли фашисты. Просто если во время Второй мировой войны, если в 41-м году это были немецкие нацисты, которые пришли на танках, то на этот раз сделано было аккуратнее и опосредованно.

На этот раз на Украину пришли те же самые нацисты, но только это были граждане Украины. То есть те «замечательные» молодые люди, которые являются прямыми (прямыми!) физическими потомками воинов дивизии СС Галичина и батальона «Нахтигаль», были ядром вот этого протестного движения, и именно они сегодня навязывают свою музыку всей стране.

Валентин Филиппов: Ну подождите! Ну а Церковь? Она же моральный авторитет! Даже для атеистов, да? Среди политиков у нас нет лидеров. Они все «слились», все в нужный момент перебежали или спрятались, правильно?

И вы мне говорите, что Церковь должна быть со своей паствой! Так кто наша паства у этой Церкви?! Вот эти 80% оккупированных людей, из которых сейчас пытаются лепить что попало? Или же вот эти вот потомки «Нахтигаля»?

Почему Церковь нам не даёт направления, не говорит, что делать, в конце концов? Хотя бы, ну я не знаю, ну хоть для утешения что-то сказала. Или же, простите, может быть, сейчас такая ситуация, что когда не от Церкви надо ждать защиты, а наоборот…

Юрий Болдырев: Послушайте!

Валентин Филиппов: …она нуждается в защите?

Юрий Болдырев: Значит, позвольте мне изменить форму нашего разговора и позвольте мне задать вопрос вам.

Валентин Филиппов: Пожалуйста.

Юрий Болдырев: Скажите мне, вот вы сейчас выступили с некоторыми постулатами. Мне кажется, что вы их выдумали сами. Потому что, насколько я понимаю, вы на протяжении последних четырёх лет не общались с действующими священниками Украинской Православной Церкви на украинской территории?

Валентин Филиппов: Не общался.

Юрий Болдырев: Не общались. Ну а зачем вы выдумываете и говорите нечто, с чем… Я не собираюсь спорить с вашими словами! Потому что это ваша выдумка, это ваша точка зрения. Бог с вами, оставайтесь с этим!

Церковь, её чада ведут тяжёлую духовную жизнь на территории оккупированной, на территории, оккупированной нацистами. Они, к сожалению, не имеют возможности противостоять государству. Государство захвачено нацистами! Государство всей своей машиной заставляет население, в том числе и православных верующих, играть по своим правилам.

Но окормлять потомков вояк из батальона «Нахтигаль» и дивизии СС Галичина Украинская православная церковь не может! Потому что эти люди относятся совершенно к другой конфессии – это греко-католики. И поэтому нужно говорить о том, что существует, вообще говоря, и межконфессиональный конфликт на Украине. Потому что греко-католики и раскольники поддержали переворот, а Украинская Православная Церковь этот переворот не поддержала! Вот о чём идёт речь.

И Украинская Православная Церковь в любой момент может оказаться разгромленной путём вооружённого (вооружённого!) нападения. Разве вы не видите, на что они способны?

Валентин Филиппов: Вижу.

Юрий Болдырев: Разве вы не видите, что они делают? Сколько раз они уже за эти четыре года, сколько раз они пытались пойти на вооружённый захват Лавры!

Валентин Филиппов: Ну а чего тогда вы… тогда чего мы молчим? У нас есть государство, у нас есть армия…

Юрий Болдырев: Кто? Кто? Кто молчит?! Кто молчит?! Кто молчит?! Конкретно?!

Валентин Филиппов: Я перед выборами не хочу называть фамилии.

Юрий Болдырев: Нет… Вы…

Валентин Филиппов: У нас есть министерство обороны…

Юрий Болдырев: У кого у вас?

Валентин Филиппов: У Российской Федерации.

Юрий Болдырев: А, ну если вы… если вы…

Валентин Филиппов: Ну, Церковь.

Юрий Болдырев: Значит, минуточку. Если у вас вопрос к Министерству обороны Российской Федерации, то я не являюсь экспертом в этом вопросе. Я не… Я служил в Советской армии, ещё когда было Министерство обороны СССР.

Валентин Филиппов: Вот вы говорите: «разгромить физически», да? Ну что, в этом мире некому защитить мощнейшую, крупнейшую Церковь, что ли? Ну как это так? Вот физически защитить? Ну, извините, я… давайте я вырежу…

Юрий Болдырев: Ну хорошо. Ну, может быть, вы оставите свою деятельность интернет-журналиста, поедете в Донбасс, возьмёте в руки автомат?

Валентин Филиппов: Если мы об этом заговорили, я с удовольствием оставлю должность журналиста, возьму в руки автомат! Но дело в том, что численность ополчения Донбасса тоже ограничена! Конечно, если бы сказали: «Ребята, мы вас всех берём», уже бы два миллиона собралось того ополчения, но, однако, оно искусственно ограничено.

Юрий Болдырев: Нет, послушайте…

Валентин Филиппов: Не, я это вырежу, я это вырежу!

Юрий Болдырев: Да нет, ну я не знаю…

Валентин Филиппов: Нет, ну вы меня спросили, почему я не возьму автомат. Я, когда ехал из Одессы, я ехал брать автомат, а не брать интервью! Понимаете? Но автомата мне не выдали. И не только мне его не выдали. Его не выдали десяткам, сотням тысяч людей! Мужиков. Сильных, взрослых, умелых. Им не выдали автомата!

Юрий Болдырев: Я не знаю, о чём вы говорите…

Валентин Филиппов: Ну всё, всё.

Юрий Болдырев: …я не являюсь специалистом в этой теме. Значит, сам я воевать… Когда произошёл переворот, мне было уже 63 года, а в Советскую армию товарищ Сталин призывал до пятидесяти лет, а в народное ополчение призывал до шестидесяти лет. Когда произошёл переворот, мне было уже 63, поэтому… ну и, как вы понимаете…

Валентин Филиппов: Не, ну я сказал только потому, что вы сказали: «А что ж вы автомат не возьмёте?». Я возьму, если надо.

Юрий Болдырев: Прекрасно! Это другой совсем разговор. Это другая тема, и…

Валентин Филиппов: Да.

Юрий Болдырев: …и её тоже можно обсуждать. В данном случае мы обсуждали тему поведения и деятельности Церкви на территориях, оккупированных нацистами. Ну-у, это одна тема. А тема поведения Министерства обороны Российской Федерации – это совершенно другая тема.

Валентин Филиппов: Юрий Александрович, давайте тогда … скажите, вот это всё, что происходит в Церкви, в духовном мире на Украине … существует раскол, существуют сектанты, я их иначе назвать не могу, денисенковские. То есть, какие перспективы развития, как это всё можно преодолеть?

Юрий Болдырев: Любой священник на эту тему вам даст простой ответ: «Преодолеть это можно только молитвой». Потому, что, как в своё время сказал Спаситель «И врата ада не одолеют её» – о своей Церкви. Я думаю, что молитвами Украинской Православной Церкви… И, кстати, Русская Православная Церковь молится за Украину. В каком бы храме … за последние четыре года я причащался в четырёх или даже в пяти храмах. Но в четырёх – это точно на территории России. И всякий раз, и на каждой литургии священники при открытых царских вратах становились на колени в алтаре, а прихожане становились на колени в храме, и была соборная молитва о прекращении братоубийственной войны на Украине.

Я думаю, что вообще-то глубоко конфессиональный конфликт. То есть его акторами, его первыми акторами являются американские баптисты и совершенно не случайно можно сказать главой переворота был Турчинов, который баптист. А руками этого переворота являются греко-католики.

Как я уже говорил выше, активом вот этих нацистских добровольческих батальонов, ядром этих нацистов являются, конечно, прямые потомки воинов дивизии СС Галичина и батальона Нахтигаль, и они, конечно, по религии все греко-католики.

И без того достаточно горя и ещё не хватало вытащить на поверхность этот межконфессиональный характер этого конфликта. Но если говорить по-честному, если называть вещи своими именами, конечно, вне всякого сомнения, это присутствует. Ещё раз повторюсь, американские баптисты являются инициаторами и галичанские греко-католики являются ядром этих националистических батальонов. Так что всё это так.

Валентин Филиппов: Так что, будем молиться получается.

Юрий Болдырев: Да, надо молиться. Надо молиться и за мир на Украине, и за мудрость тех, кто принимает …

Валентин Филиппов: В мир без победы не верю. Мир без победы – как это, какой мир? Но молиться будем.

Юрий Болдырев: Молиться, да, нужно молиться.

Валентин Филиппов: Хорошо, огромное вам спасибо, было очень интересно.

Юрий Болдырев: Счастливо.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Комментарии для сайта Cackle
Все новости за сегодня
  • Май 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.