28.02.2018, Севастополь, Валентин Филиппов
 
Политические репрессии, Права человека, Сюжет дня, Украина
Просмотров:

Вадим Колесниченко: Смести украинских фашистов могут только радикальные действия

Сегодняшним решением Конституционного Суда Украины отменён последний закон, позволяющий использование русского языка в сфере образования, делопроизводства и средств массовой информации.

Отмененный акт позволял территориальным общинам самостоятельно принимать решение об использовании дополнительных языков в пределах своих административных границ.

О том, что Украина летит в пропасть нацизма, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову говорил автор отменённого закона «Об основах языковой политики» экс-депутат Верховной Рады Вадим Колесниченко.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, FacebookОдноклассниках или Вконтакте

Валентин Филиппов: Вадим, здравствуйте. Четыре года назад с попытки отмены вашего закона началась Русская весна – ушёл Крым, ушёл Донбасс. Тогда, испугавшись, Киев решил этот закон временно оставить.

Но вот прошло четыре года, и закона нет. Зато ему на замену принят закон «о реинтеграции Донбасса».

Скажите, что же произошло в Конституционном суде Украины, где был отменён ваш закон? Это что, окончательное решение идти войной на часть своего народа?

Вадим Колесниченко: Вы правы. Маски сброшены как говорят. При попытке где-то сохранять лицо при плохой игре.

После того, как в феврале 14-го года была проголосована отмена данного закона «Об основах языковой политики», всколыхнулись народные волнения, они чуть-чуть притормозили, потому что стали понимать, что вся страна начинает выступать против, и закон подписан об отмене не был.

Тогда они осенью 2014 года нашли другой вариант: обратились в Конституционный суд для того, чтобы отменить мой закон. И представьте себе: и только сегодня это решение Конституционного суда состоялось!

Хотя процедура… в ускоренном порядке – это два месяца, стандартная процедура – от девяти до двенадцати месяцев.

На самом деле, отменить этот закон было просто невозможно, потому что он написан в соответствии с Конституцией Украины, опирался на Конституцию, и в соответствии с международными обязательствами Украины. А международные обязательства Украины являются составной частью Конституции и читаются наравне с Конституцией.

При этом закон был одобрен комитетом министров Совета Европы и был одобрен Венецианской комиссией европейской.

Каким образом удалось им «продавить» это решение? До сегодняшнего дня большинства в Конституционном суде не было. Люди, даже на полную голову «отбитые», отказывались принимать явно незаконное решение, потому что они понимают, ситуация поменяется, и завтра к ним подойдут и спросят: «На основании чего ты принимал то или иное решение?».

Но два дня назад Порошенко утвердил нового судью Конституционного суда, господина Головатого, который был ярчайшим  противником, с которым мы в Совете Европы спорили, который в Венецианскую комиссию отдельную записку писал, он к Януковичу бегал на приём, доказывал, что этот закон нельзя принимать, «он против Украины, против украинского языка».

В итоге его благодатный голос сегодня окончательно похоронил закон об основах языковой политики.

Валентин Филиппов: По большому счёту похоронил и ту Украину, которой уже не существовало, ту многонациональную страну, которая когда-то возникла, мирную, нейтральную… Так что помянем сегодня.

Вадим Колесниченко: Закон об основах языковой политики защищал не только русский язык. Он защищал 14 языков, в том числе венгерский, румынский, польский.

И закон об образовании, который был внесён, он категорически был раскритикован в Совете Европы и в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Опять же со ссылкой на мой закон и на мои доклады Кабинету министров Совета Европы о нарушениях прав человека по языковой политике.

Для того, чтобы остепенить Украину и украинцев, Парламентская Ассамблея Совета Европы принимает в декабре постановление, резолюцию, направленную против закона Украины об образовании, которым, по сути, уничтожались другие языки.

В итоге Украина прогавкала, что мы будем вводить через три-четыре  года, сейчас не будем вводить, чтобы снять напряжение. И в январе этого года ПАСЕ приняла специальную резолюцию, в которой определила: – защита обеспечения прав на использование родного языка – это базовые принципы Европейского Союза.

Валентин Филиппов: Ну, Украина же умеет понятия передёргивать. Она говорит «Ну, правильно, родного – украинского». Потому что «мы все украинцы».

Про закон об образовании они говорят: «Этот закон защищает конституционные права граждан Украины. В Конституции написано, что они имеют право обучаться на украинском языке. Значит, мы это право им обеспечиваем».

 Я хочу, чтобы мы напомнили, в чём смысл отмененного сегодня закона-то был?

Вадим Колесниченко: В Европе, например, если языковая группа в государстве имеет  носителей от 0,5 до 2%, такой язык становится региональным. А до 5% – язык становится государственным. Две трети стран Совета Европы имеют региональные и государственные языки, то есть, это полиязычные страны и они реально обеспечивают это право.

Я использовал этот механизм и добился принятия этого закона. При этом Украина в 1999 году, стремясь в Совет Европы, ратифицировала европейскую Хартию национальных языков и языков меньшинств. Поэтому этот закон об основах языковой политики – это составная часть Конституции. И Хартия региональных языков является составной частью Конституции.

И закон определял, что там, где люди проживают в большинстве … кстати, варианты были разные. Это результаты переписи, результаты местного референдума, либо даже сбор подписей, если 10% местного населения от языковой группы определяли, что они хотели бы такой язык изучать… при этом никто не ограничивал государственный украинский язык. Как и во всех странах, где два, три, четыре государственных языка.

Валентин Филиппов: Я помню практику моей родной Одессы, где 100% населения хотело бы обучаться на русском, получать информацию на русском, вести делопроизводство на русском, – всё на русском.

И когда ваш закон начал работать то массово школьники, даже старшеклассники понесли заявления с просьбой перевести их обратно на русский язык.

Им говорят: «простите, вы же девять, десять лет отучились на украинском», они говорят: «Отлично, а последний год на русском будем учиться». И понятно, что украинскому языку пришлось пододвигаться очень значительно.

Вадим Колесниченко:  Но, в любом случае, этот закон это позволял, и это была реальная возможность, не меняя Конституцию, которую поменять было невозможно, использовать европейское право на родной язык.

Румыны, поляки активно это использовали. И я на самом деле считал, что мы действительно защитили на долгие годы вперёд. Но кривосудное решение Конституционного суда, я не мог предположить. Против всего не выступишь.

Поэтому сегодня, конечно, интересна позиция Совета Европы, Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Но я полагаю, что, коль задача поставлена русофобская, выступления против России и против всего русского, то Европа закроет глаза на это и каким-то образом будет обеспечивать защиту, может, венгерского языка, может,  быть румынского, может, ещё каких-то языковых групп, а русский будут только растаптывать. Это я вижу просто очевидно.

Я в 2006 и 8-м году, пока пытался найти механизмы для реализации права русскоязычного населения, со мной в Европе и в ООН очень просто говорили: «Ты кто? Ты из России? Нет. Ты представляешь Украину? Почему ты защищаешь русский язык?». Я говорю: «Господа, вот перепись населения. У нас больше половины людей родным языком русский считают». И только после этого начинался уже предметный разговор, и мы искали способы и механизмы.

Да, сегодня можно обращаться в Совет Европы и в Парламентскую Ассамблею Совета Европы, если бы в Украине была возможность институтам гражданского общества активно выступить. Но попробует пусть сегодня кто-то выступить. Ему квартиру сожгут, его изобьют, либо его просто убьют. Меня и семью после принятия этого закона служба государственной охраны вывозила … я жил не дома.

Валентин Филиппов: Ну, вы и в парламенте дрались азартно, мы все смотрели, за вас болели, вам рубашку рвали.

Вадим Колесниченко:  Меня прятали, потому что реально такая… ну это шквал русофобии, это реальное безумие, это просто реальный нацизм. Вот это реальный нацизм.

Валентин Филиппов: Вадим, я всё понимаю, можно обращаться в Совет Европы и ещё куда-то. Когда мы их уже бить начнём, а? Давайте уже как-то соберёмся…

Вадим Колесниченко: Меня почему-то настораживает. Если Украина объявляет нас с утра до вечера врагом, если мы как бы оппонируем Украине, каким образом у нас за 2017-й год товарооборот вырос до 9 миллиардов долларов? На 150%. Инвестиции до 7 миллиардов долларов из России в Украину.

Валентин Филиппов: Ну, по сравнению с 14-м, с 13-м это мало, но да, растёт опять.

Вадим Колесниченко: Так он растёт на фоне ожесточённых отношений, когда нас просто обжимают, нас оскорбляют, уничтожают всяческое русское мышление.

Вы сами сказали, закон о реинтеграции. Если ты позитивно высказываешься о России – ты бытовой сепаратист. Даётся телефон, и ты должен обратиться в СБУ.

Говоришь на русском языке? Сепаратист. Высказываешься в пользу русского языка? Сепаратист. Это будет реальное уничтожение, это будет ночь длинных ножей, когда людей будут просто третировать.

Ну, всех кого могли убить, убили, все, кто могли разбежаться, разбежались, но, к сожалению, для украинских нацистов, и они это признают, на сегодня, русский язык не могут уничтожить. Русский язык сегодня звучит в Киеве, русский язык звучит сегодня во Львове, русский язык звучит в Одессе.

Но я бы, честно говоря, не обольщался, потому что задача у нациков простая. Сделать русский язык языком кухни. Вытеснение системы образования, вытеснение средств массовой информации, вытеснение из государственного делопроизводства, вытеснение из кинематографа. Язык остаётся на улице. Запрет русскоязычных книг. Всё, грамотность категорически понижается.

Валентин Филиппов: Она понизилась уже безумно.

Вадим Колесниченко: Вот что мы имеем. Задачу они ставят долгосрочную и, я думаю, никто не сможет помочь, если только не будут какие-то радикальные действия, как изнутри, так и снаружи.

Сама Украина уже не справится. Это фашисты, которые падают в пропасть и тащат с собой всех кого угодно и только видят одно: виновата Россия, виноваты русские, виноват русский язык… «Вот если бы убить всех русских, вот тогда бы украинцы зажили». Вот это главный лозунг украинской национальной политики.

Валентин Филиппов: Понял. Огромное вам спасибо. Спасибо за закон, который, все-таки, работал.

Вадим Колесниченко:  Но шесть лет всё же удержался. Здоровья.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,








За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Июнь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.