29.09.2020, Севастополь, Валентин Филиппов
 
interview, Выборы, Местная власть, Одесса, Политика, Украина
Просмотров:

Взгляд из Одессы: Украина погружается в безвластие и анархию


На местных выборах в Одессе победят региональные политические проекты. Украинские националисты не получат никакой поддержки одесситов. Партия Зеленского теряет рейтинг ежемесячно в два раза и может с большим трудом преодолеть 5% барьер. Тройка лидеров в борьбе за пост мэра Одессы – действующий мэр Труханов, автор закона о русском языке Сергей Кивалов и представитель оппозиционной партии экс-губернатор Николай Скорик.

О том, что глава одесской облгосадминистрации, назначенный президентом Зеленским, самоустранился от руководства, а нынешняя ситуация приведёт к полной анархии и неуправляемости, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал одесский политтехнолог, экс-председатель Одесского областного Совета Николай Пундик.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия находится в городе Одессе, привет славному городу-герою Одессе от славного города-героя Севастополя. Мы в гостях у Николая Пундика.

Здравствуйте, Николай.

Николай Пундик: Добрый вечер. Рад вас видеть и слышать.


Валентин Филиппов: Кто из россиян будет нас смотреть и не знает, я должен сказать, что Николай Пундик – это достаточно известный у нас в Одессе, ну, политик, наверное, или как…

Николай Пундик: Злочинной влады.

Валентин Филиппов: Да. … Представитель преступной власти, которая была сметена «народом», «великим народом старовынной европейской нации». Но Николай не успокоился и снова рвется к власти.

Николай Пундик: Не совсем так. Я никуда не баллотируюсь, вот вторые выборы я никуда не баллотируюсь абсолютно. Я, собственно-то, и не чиновником, а председателем областного совета стал, так скажем, случайно. Я занимался больше избирательными технологиями, то есть, ну, был политтехнологом, коим и являюсь, и устраивал, организовывал, выборы. И так сложилось, что работал всё время с одной партией, с той большой партией, которая когда-то называлась «Партия регионов». А сейчас, да, я тоже участвую в этом процессе, я помогаю одной местной партии, тоже очень известного человека – Сергея Васильевича Кивалова, автора того знаменитого закона Кивалова-Колесниченко.

Вот так вот стараюсь жить в этом одесском политикуме, как-то существовать. Но на сегодняшний день, при этой политической системе, при тех политических лидерах, общенациональных я не вижу для себя возможности куда-либо выбираться. Я не понимаю, что там делать, даже в представительских, даже в местных органах власти. Я при этих векторах, при этих ценностях, не совсем понимаю, зачем это мне надо. Поэтому я стараюсь все свои знания и умения приложить в той области, в которой я считаю, что что-то понимаю, далеко не хуже всех в этой стране, и помогаю тем людям, которых я считаю достойными.

Валентин Филиппов: Хорошо. А эти вот достойные люди, вот вы упомянули Сергея Кивалова, автора знаменитого закона Кивалова-Колесниченко, который был отменен «победившим Майданом», скажем так…

Николай Пундик: Нет, не так, Валентин. Смотрите, он не был отменен по каким-то законам, он был отменен по формальным признакам, дескать кто-то где-то за кого-то проголосовал, и это послужило… то есть, формальный повод в принятии закона послужил основанием для «самого честного суда в мире» отменить действие этого закона.

Закон, который получил не просто одобрительные, а хвалебные отзывы от так чтимой в Украине Венецианской комиссии. Закон, который имел даже заключение от этой комиссии, которая в принципе, ну, ничего не советует, она просто дает заключение соответствует европейским, там, законам, европейской традиции, или не соответствует.

Так вот, даже тогда Венецианская комиссия написала просто хвалебнейшие оды этому закону о том, что это один из лучших языковых законов в Европе, защищающий права как национального языка, так и межнациональных языков, как и языков национальных меньшинств, которых, ну, в моей любимой Одесской области только 133 нации народных есть, поэтому проблема эта очень большая. Но отменен он был по формальному признаку, и на сегодняшний день действуют немножко другие законы.

Валентин Филиппов: А по-прежнему нет никакого шанса, через суд, через европейский суд, как-то исправить эту ситуацию? То есть, ну, может быть ее не исправить, но как бы макнуть все-таки киевское руководство…


Николай Пундик: Ну, скажем так, во-первых, сама тема остыла, очень сильно остыла. Да? Вот они там напринимали всего такого, что там фактически русский язык даже не перечисляется в законе об украинском языке в «інших мовах национальных меньшинств», но, я повторяю, вот такого вот накала, высокой температуры, в этой теме на сегодняшний день нету. Хотя я могу вам привести пример одной из одесских частных школ. Это частная школа, поэтому там родители писали заявление, на каком языке учиться. Я не могу назвать, я не помню номер школы, но поверьте мне просто на слово – ни одного заявления желающих учиться на украинском языке не было.

Валентин Филиппов: Ну, мы в Крыму через это прошли, и я вам должен сказать…

Николай Пундик: Да. Ну, это характерно исключительно для Одессы, а во всех остальных городах, даже в том же Киеве, все безропотно принимают эту украинизацию. Да, в быту как было, так и остается…

Валентин Филиппов: Так что, людей сломали что ли, получается, переформатировали?

Николай Пундик: Не то чтобы сломали. Понимаете, как вам сказать? Совершенно изменилось на сегодняшний день то, что у политтехнологов называется «электоральное поле». То есть города, особенно вот на что вся Украина ориентируется, в основном на Киев, это на сегодняшний день процентов на 70, а может и больше, приезжие люди. Приезжие из периферии, ну, это судьба любой столицы мира, начиная от Парижа и заканчивая, там, я не знаю… вся ж периферия стремится в столицы.

Но если раньше столица, и Одесса, во многом приезжих все-таки перемалывала, подстраивала под себя, то на сегодняшний день, я не скажу про Одессу, потому что Одесса все-таки это особенный, очень европейский, в широком смысле этого слова, город, то столица, к сожалению, еще с таким мэром, становится всё более и более местечковой. И не в хорошем смысле, там, Шолом Алейхема, еврейское украинское местечко, которое тоже было очень разнородным, не просто еврейским, а действительно международным, где в субботу украинцы доили коров у евреев, а в воскресенье евреи доили коров у украинцев…

Поэтому я говорю – нельзя говорить, что народ сломали. Тот, кто так вот жил в этой культуре, так и остается в ней. А просто что города становятся всё более и более периферийными. Ну, ведь создаются такие условия. На самом-то деле, население Украины на сегодняшний день… это не моя оценка, просто можете почитать оценки, там, ФРГ, можете почитать оценки Израиля, они вполне открыты, они есть в их периодике, они на основании, ну, там есть методики… они оценивают на сегодняшний день население Украины ну уж никак не в 35 или 36 миллионов, как заявляют официальные власти, а на 10-9 миллионов меньше, то есть порядка 26-25 миллионов, что, наверное, более соответствует действительности.

Валентин Филиппов: То есть наши все уехали уже практически…

Николай Пундик: Ну, если реально оценивают количество выехавших, официально выехавших из Украины, они оценивают там порядка 5 миллионов, то можете себе представить, сколько это на самом деле, скорее всего раза в 2 ‑ 2,5 больше.

Валентин Филиппов: Хорошо. Местные выборы. Вот в Одессе. Вы говорите: нет смысла в них участвовать. Но люди на самом деле, одесситы, ждут, что будут какие-то кандидаты, которые соответствуют городу Одессе. Которые смогут хоть как-то потеснить вот этих бесконечных «зеленых», бесконечных националистов…


Николай Пундик: Валентин, давайте я вам расскажу про «зеленых», причем не только в Одессе. По оценкам очень серьезных наших украинских экспертов, занимающихся проблемами выборов, наверное, «зеленые» не победят ни в одном областном центре. Возможен вариант в Ужгороде, ну, как говорят сами закарпатцы, это не совсем Украина.

Валентин Филиппов: Ну, да.

Николай Пундик: Вот. Возможен вариант, они где-то там, ну, первое-второе место делят с еще одним кандидатом. А ни в одном городе-миллионнике это точно они не победят. Могу вам рассказать динамику наших одесских настроений. Конец мая – начало июня, поддержка «Слуг народа», ну то есть «зеленых» в простонародье… почему «зеленых»? Потому что у них вся агитпродукция на зеленом фоне и начинается со слогана «Зе», Зеленский то есть, Зе, а дальше там «Слуги народа» и так далее и тому подобное… Так вот, если в самом начале лета, в конце весны, уровень поддержки, ну, а проще говоря, просто их рейтинг, «зеленых» в Одессе и Одесской области, был порядка 34%, в середине лета – порядка 24%, вот ту социологию, которую я делал в конце августа, у них было 14%.

Валентин Филиппов: Так, уже хорошо.

Николай Пундик: Уже хорошо. А ту, которую делали, ну скажем так наши электоральные конкуренты… ну, вы же знаете, что в Одессе все равно все друг друга знают и электоральные конкуренты – это очень условно… вот некая политическая сила, которая вот совсем недавно делала исследования для служебного пользования, вот они буквально закончили, по-моему 18-го или 19-го, да в прошлую субботу они сдавали его. У них уже 12,4. То есть, если тенденция… а до выборов, до дня голосования еще месяц… и если тенденция будет продолжаться, то шансы очень невелики, что «зеленые»… Да, наверное, они пройдут-таки пятипроцентный барьер. Но с очень небольшим результатом. Потом есть еще, вот что я вам расскажу о «зеленых», что с моей стороны, ну, я чисто по-человечески нормально отношусь к Олегу Николаевичу Филимонову, да?, хотя его политические взгляды, ну, это его политические взгляды. В мою молодость я помню еще когда он там лабал с вокально-инструментальным ансамблем, то есть туда-сюда, весь этот КВН, для меня это дорого. Всё остальное, ну, есть вопросы, ну, это его жизнь и пусть он отвечает перед Всевышним и перед тем судом за свои слова. Так вот. Если «зеленские», ну, то есть «Зе», без Филимонова во главе – 14,3, то с Филимоновым во главе – ровно в два раза меньше. То есть, сам рейтинг мэрский, то есть они выдвинули Олега Филимонова на мэры, вы же, как одессит, понимаете, что Филимонов не то, что… ну, узнаваемость вообще стопроцентная в Одессе, да?

Валентин Филиппов: Да. Но узнаваемость – это не рейтинг.

Николай Пундик: Конечно. Ну, тем не менее, узнаваемость, на сегодняшний день… в другое время, да?, там, даже пять лет назад, наверное, это имело бы другое… но, судя по всему…

Валентин Филиппов: Лет 7 назад.

Николай Пундик: Может быть. Но с актерами и особенно комиками во главе… судя по всему вот уже прививка сработала, и насколько я знаю, есть еще несколько региональных списков, куда попробовали вставлять вот каких-то там комиков, каких-то там шутников во главе этих списков – результат тот же. То есть, без них эти региональные списки имеют в два раза больше рейтинг, чем во главе с ними, хотя рейтинг самого Зеленского, как это ни странно, достаточно высокий, он на том же уровне как вот через год с небольшим был, там, у Януковича, там, у Порошенко… на том же уровне. У Ющенко только быстрее падал, а так…

Валентин Филиппов: У Ющенко сильно падал.

Николай Пундик: Да-да. А так, в принципе оно вот как-то держится где-то вот в этом, потому что, мы моделировали ситуацию, если выборы президента на сегодняшний день были бы, то однозначно в одни ворота выиграл бы Зеленский.

Валентин Филиппов: Да?

Николай Пундик: Конечно. По одной простой причине – нет альтернативы, вообще никакой. Понятно, народ устал, абсолютно нет доверия политическим партиям. Поверьте мне, что на этих выборах выиграют, в основном выиграют, только местные проекты, только то, что называется «региональные партии». Я вам начну перечислять – вы подавляющее большинство из них никогда не слышали и, наверное, на большом политикуме никогда и не услышите.

Валентин Филиппов: Хорошо, хорошо. Но вот в Одессе, вот смотрите, вот… для меня Одесса – это отдельное государство, я сепаратист получается, да? Вот в Одессе тоже выиграют только региональные партии?

Николай Пундик: Однозначно. Первые три места займут только региональные партии. Ну, может быть…. Нет, прошу прощения, «Объединенная…», как она там называется?  ОПЗЖ?…

Валентин Филиппов: Да. Я вот поэтому хотел спросить…

Николай Пундик: Да, они будут, ну, наверное, в городе вторыми, а в области может быть и первыми.

Валентин Филиппов: А я вот очень часто слышу от моих друзей в Одессе, когда общаемся, когда спрашиваю: «За кого будешь голосовать?», он говорит: «За мэра Труханова, за партию ОПЖЗ».

Николай Пундик: Да. Такое тоже есть. Хотя…

Валентин Филиппов: Это не массово? Да? Что доверие к «Доверяй делам», оно ниже, чем к самому Труханову? То есть, хотят голосовать за Труханова и какую-то другую партию.

Николай Пундик: Вы знаете как… временами да, временами нет. Безусловно, лидер мэрской гонки – Труханов. Но один из лидеров – тот же Кивалов. Вот это люди, которые реально… если Труханов не побеждает в первом туре, то во второй тур обязательно выйдет Кивалов. Я не могу вам на сегодняшний день сказать, потому что, как вам сказать, непонятно вообще, кто выдвинулся. Уже все подали документы, но еще нет списка, кого зарегистрировали. Вот. Но Труханов – один из лидеров, и Кивалов – один из лидеров.

Валентин Филиппов: Хорошо. А Скорик?

Николай Пундик: У Скорика, с моей точки зрения, повторяю, меньше личный рейтинг, чем у партии. Там такая партия, понимаете, что она…

Валентин Филиппов: Да там сложная партия.

Николай Пундик: Да. Она больше присутствует в общенациональных каналах. Понимаете?

Валентин Филиппов: Да, понимаю.

Николай Пундик: Поэтому у Скорика немножко разные стартовые позиции, по сравнению с местными лидерами, которые день и ночь были на местных каналах.

Валентин Филиппов: То есть, можно сказать, что сегодня, ну, примерно, лидеры – это Труханов и Кивалов. И возможно где-то там еще Скорик подтягивается?

Николай Пундик: Да. Не, ну нельзя сбрасывать со счетов Голубова.

Валентин Филиппов: Ну, для меня это        вообще неизвестный человек.

Николай Пундик: Да вы должны его помнить.

Валентин Филиппов: Нет, я его помню…

Николай Пундик: Это интернет-партия.

Валентин Филиппов: Да, интернет-партия. Но у меня в голове не укладывается, что он в мэры собрался. Понимаете?

Николай Пундик: Вы должны помнить Дарт Вейдера.

Валентин Филиппов: Да-да-да. Но для меня это то же самое, что вот Петр Обухов идет, например, гончаренкин, который такси Бонд. Вот он идет, велодорожки всем обещает. Я вот не понимаю, как хозяин службы такси обещает всем велодорожки построить. Они ж будут таксистам мешать.

Николай Пундик: Вы понимаете, это самая большая проблема в Одессе – велодорожкиJ.

Валентин Филиппов: Да, да.

Николай Пундик: Такая проблема есть, но …

Валентин Филиппов: Поверьте, что без велодорожек Одесса – это не Одесса. И Дюк бы Ришелье наш не одобрил – как это без велодорожек … Это ещё Екатерина Вторая задумывала… а казаки, они вообще только на велосипедах ездили. Вы погодите, ещё будет кандидат, который скажет: «Я верну одесским пляжам Delfi»!

Николай Пундик: Ну, я вам должен сказать…. Когда вытягивали Delfi, особенно тогда, когда вот эти неудавшиеся попытки под телевизионную камеру, вы ж знаете там этот склон, он высок, сверху все видно, разгар курортного сезона, август месяц … предприимчивые люди даже вынесли из дому или откуда я не знаю подзорные трубы. По 20 гривен на 3 минуты можно было взять, посмотреть, как проходят работы. А когда оборвался трос, я вас уверяю, я не все разы видел, но один раз я видел, это вызвало бурю восторга. Помните у Жванецкого Михал Михалыча есть интермедия «Горит пирожковая в Аркадии». И когда эти пожарники размотали шланги и оказалось, что нет воды, бурный восторг вызвало у зрителей, вот один к одному.

Валентин Филиппов: А потом люди плакали, наверное, платочками махали…

Николай Пундик: Валентин, на самом-то деле об этом, как я узнал, они собирались, там, договорился с ними о цене человек из ТрансШип, известная на все Средиземное море, на всю Атлантику компания, они сказали: «Ребята, без вопросов, мы решим это за две недели».

За две недели они это и сделали, утащили его потихоньку, сейчас где-то на окраинах Ильичесвского судоремонтного завода его вытащили так носом на берег. Скорее всего порежут на металлолом, потому что там варить … представьте себе, вот они рассказывали, что это танкер, что это что-то такое … я во всех эфирах, в которых был, общенациональных, я говорил: «Слушайте, мне стыдно это слушать. Ржавая посудина 1977 года дедвейтом 1600 тонн, а сама фактически весом 640 тонн.

По меркам, я не говорю океана, но даже моря – это даже не катер, это лодка, причем даже очень утлая лодка». 10 месяцев снимали с волнореза. Если, скажем так, после «злочинной» власти к власти пришли люди, поначалу, которые были профнепригодными, реально профнепригодными при той власти, то после, я имею ввиду Порошенко и его эту камарилью, то после этих пришли еще на порядок хуже. Вы не можете себе представить, ну, я здесь живу, я понимаю, о чем я говорю, и я не боюсь этого говорить – губернатор, он у нас не называется губернатор, он называется «голова Одеської державної адмiнiстрацiï», что он делает – не понимает никто.

Он приходит на работу, закрывается у себя в кабинете, в 4 часа дня ему приносят какую-то стопку бумаг, он их подписывает. Это считается, что он руководит областью. Есть главы администраций районных, которых он же и назначил, которые не могут к нему попасть по два, по три месяца. Никто их не собирает.

Я вам к чему это рассказываю, и как это связано с выборами? Что в таком случае развивается? В этом случае развивается полный местный анархизм. То есть, местные царьки, местные, там я не знаю, лидеры общественного мнения, они очень быстро поняли: «Ага, власти нет». Президент, который пообещал, приехал, «Убрать Delfi до 20-го». Не убрали до 20-го. Что бы было при злочинной власти у губернатора, если бы он не убрал до 20-го?

Валентин Филиппов: Был бы другой губернатор.

Николай Пундик: Нет. Поверьте, что так просто он бы не отделался. Как я говорю, его бы довели до ближайшей глухой стенки и расстреляли бы без суда и следствия.

Валентин Филиппов: Да нет, ну, ой-ой.

Николай Пундик: Я шучу.

Валентин Филиппов: Если бы Виктор Федорович умел доводить до стенок и расстреливать, то, может быть, всё и было бы хорошо.

Николай Пундик: Со своими он умел. Я повторяю, что при злочинной власти этот Delfi убрали бы в течении трех суток и только с помощью матерных слов со стороны власти.

Валентин Филиппов: Согласен. Вы мне скажите, тут вот мы вспомнили и ОПЗЖ, и Украинскую морскую партию, и «Доверяй делам», мы вспомнили о том, что, скорее всего, победят в основном региональные проекты…. «Нацкорпус», или как называется, кто они там, которые утверждают, что «Одэсе потрибен херой»? Вот националисты сейчас заявились на выборы в Одессе и очень активно себя ведут на улицах.

Николай Пундик: Я не знаю заявились ли они, честно, ну, потому что подавал наши документы и готовил все эти документы, поэтому не знаю подавались ли. Да, их наружная реклама висит, но у них нет своей избирательной базы в Одессе пока. Ну, может быть, там каких-то пару сотен приезжих, не более. Более умеренно себя на сегодня, я вам сейчас скажу, ваше право верить-не верить, но это действительно так, более умеренно ведет себя такая политическая партия как «Свобода». И они себя на сегодняшний день позиционируют как, прежде всего, экономические националисты.

Пока, конечно, это народом не воспринимается. Особенно здесь, на Юго-Востоке, это абсолютно не воспринимается. Но я повторяю, если будет дальше продолжаться экспансия… Молодое поколение, вы себе не можете представить, я сегодня вот у себя там в офисе разговаривал с очень, очень образованными по нынешним меркам молодыми людьми, я им начал рассказывать про Виктора Астафьева, они рот открыли: «А кто это? А что это прочитать?». А я, повторяю, среди местной молодежи это просто цвет. К сожалению, Россия абсолютно проиграла войну за эти умы.

Валентин Филиппов: А Россия проиграла войну за молодые умы у себя внутри. И вы знаете, ну на самом деле когда-то кто-то сказал такую вещь: «Если бы Пушкин жил в наши времена, то он был бы не поэтом, а каким-то бьюти-блогером», понимаете. То есть мы не знаем, может быть действительно отмирает бумажная литература, другие формы, сейчас кто-то напишет новую «Ромео и Джульетту», только в другом виде.

Николай Пундик: Один, к сожалению, ныне покойный, но очень выдающийся украинский политический деятель, политтехнолог когда-то сказал такую вещь: «Я очень хорошо понимаю людей, которые читают газеты, я думаю, что хорошо понимаю людей, которые смотрят телевизор, но я абсолютно не понимаю людей, которые живут в фейсбуке, вконтакте и что там в этом инстаграмме. Я не знаю, что у них в головах, к сожалению».

Валентин Филиппов: К сожалению, во многих регионах сегодня условная соцсеть какая-то, она является главным способом коммуникаций, главным СМИ. Это от региона зависит, от многих факторов. Потому что где-то телевидение потеряло свою актуальность, где-то печатные СМИ потеряли актуальность.

Николай Пундик: Валентин, вот у меня абсолютный, стопроцентный архив выборов в Одесской области начиная с 2006 года. 14 лет назад перед началом кампании, когда готовишь стратегию, то изучаешь свои возможности, изучаешь ресурсы, и в том числе ресурс информационный – как доставлять сигнал. 4% людей в 2006 году получали информацию из интернета. Сказать вам, сколько сейчас в Одессе?

Валентин Филиппов: Ну, сколько?

Николай Пундик: 64. Да. А из газет…

Валентин Филиппов: Ну, газеты в Одессе давно умерли.

Николай Пундик: Ну, я вам могу сказать тогда по области.

Валентин Филиппов: По области, наверно, больше с газетами связано.

Николай Пундик: Да, больше – 4% населения. 4% населения! Вот так. Вот я не знаю, хорошо это или плохо. Понимаете? Хорошо тому, у кого в руках или кто контролирует ту кнопку, которой все это можно включать и выключать. На самом-то деле да, вот кто владеет этой кнопкой… Наши враги с 1949-го года занимались тем, что скупали средства массовой информации по всему миру. Тот, кто владеет информационными потоками на сегодняшний день, тот владеет не только умами, он владеет всем. Тот может устроить эпидемию коронавируса.

Валентин Филиппов: Легко. Даже без коронавируса.

Николай Пундик: Валентин, официальные данные по украинскому, этому как он называется, министерство юстиции опубликовали, за август ещё нет, за первое полугодие, когда коронавирус уже бушевал: количество смертей в общем по Украине более чем на 2000 меньше, чем за аналогичный период в прошлом году. Вот и все, а эпидемия свирепствует. Я не знаю остальных данных, я не хочу сказать, что нет коронавируса, он есть.

Если говорить об эпидемии, то насколько я в курсе дела, то ни в Украине, ни в России, ни в одной европейской стране пределы эпидемии не достигнуты нигде, в Украине так точно. Эпидпорог не достигнут далеко, вот и все. Средства массовой информации, кнопка, вот эта вот кнопочка, которая на экране у меня горит, красненькая, вот кто её нажимает, кто имеет эту возможность, тот нами и управляет, по большому счету.

Валентин Филиппов: Понял, ну что ж я надеюсь, что у нас в Одессе выборы все равно являются эпидемией, которая приходит раз в 5 лет, и дай бог, чтобы она все плохое уносила максимально. И действительно, местные региональные проекты побеждали, потому что хочется, чтобы все вернулось как было.

Николай Пундик: Валентин, ну вы же понимаете к чему это путь, когда побеждают исключительно местные региональные проекты? Причем, чтоб вы понимали, есть местные региональные проекты, которые работают на уровне района…

Валентин Филиппов: Хорошо.

Николай Пундик: Да, это хорошо, это в конечном итоге приведет к полной анархии в этой стране.

Валентин Филиппов: А мне её не жалко, Вы уж извините, мне отсюда удобней говорить.

Николай Пундик: Вам не жалко, а я здесь живу, понимаете? Здесь живут мои дети, внуки, поэтому очень не хочется, чтоб нас здесь пожгли. А так как мы – Одесса, то есть порт и все остальное, то могут и пожечь.

Валентин Филиппов: А могут наоборот. Сохранить, защитить. Я все время на это рассчитываю.

Николай Пундик: Ну, я ни на кого уже не надеюсь и не рассчитываю. И достаточно давно, кроме как на себя. А вопрос «Почему я не участвую в выборах?» – какие-то глобальные вопросы какой-то власти – её нет, власти не существует в Украине на сегодняшний день. Центральные в Киеве, они думают, что они власть, а, как говорят в Одессе, «А в Одессе они еле-еле…», ну, продолжение вы знаете.

Валентин Филиппов: Знаю. Хорошо, спасибо за интересную беседу.

Николай Пундик: Звоните, обращайтесь, с удовольствием.

Валентин Филиппов: Обязательно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.