Выборы
31.01.2018, Харьков, Дмитрий Губин
 
Авторская колонка, История, Общество, Россия, Украина, Харьков
Просмотров:

Сто лет «переобуваний»

Сто лет назад два видных харьковских ученых и политика впали в украинство. Сто лет спустя там же ряд заметных людей пошли их же путем. Почему так случилось и случается снова?

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, FacebookОдноклассниках или Вконтакте

Дмитрий Иванович Багалей (1859—1932) и Николай Федорович Сумцов (1854—1922) были уважаемыми профессорами, очень добросовестными исследователями. Они сделали максимум того, что мог сделать историк и этнограф из провинциального университета, и довели свою муниципальную карьеру также до максимума. Первый из них стал ректором университета, членом Государственного Совета и вполне успешным харьковским городским головой.

Сумцов был бессменным гласным городской думы. Один из основателей украинского национального движения киевский профессор Владимир Антонович считал, что преждевременно создавать обобщающие труды по истории Украины, а надо изучать каждый регион во всем его своеобразии. Именно по этому пути и пошел его ученик, харьковский профессор Дмитрий Багалей.

Он создал капитальные труды (сам и совместно с Д. Миллером) по истории Харькова, Слобожанщины и Харьковского университета, которые до сих пор являются основополагающими в изучении этого региона. История края, созданная Дмитрием Ивановичем, вышла пестрым ковром, впитавшим все этническое многообразие Слободской Украины без всяких «вечных врагов» и «несчастной судьбы». Н. Сумцов тщательно изучил этнографию своего родного края — Слобожанщины.

Другой ученик Антоновича — Михаил Грушевский — попытался в своей «Истории Украины-Руси» объяснить землякам по обе стороны русско-австрийской границы «кто кому Вася». То есть создать историю борьбы хлеборобов-украинцев со всевозможными угнетателями и пришельцами. Главный принцип своей концепции он назвал «відрубністю» от России и Польши. Именно из его построений и выползла та самая националистическая парадигма, которой сейчас начиняют головы украинским школьникам и студентам.

Казалось бы, их возраст уже по тем временам преклонный, пора бы и покой, однако вдруг выяснилось, что есть ещё одна ниша — создателей смыслов. А где ее можно занять? У красных своих смыслов хватало, более того, сами эти смыслы были угрозы жизни и самоуважению Багалея и Сумцова, а также почти всего их окружения. Максимум, что они смогли получить от большевиков — это гарантии от уплотнений жилья, что в общем тоже немало. Белые ещё себя как следует не проявили, но, как покажет дальнейшая история, никаких других новых смыслов, кроме борьбы за самих себя и за право оставаться самими собой у себя дома, они не предложили. Так что оставались жовто-блакитний во главе с давним оппонентом Багалея Михаилом Грушевским, а это значит, что тот самый смысл можно придумать или усовершенствовать, тем более, что глупость и ограниченность первоначального украинства была видна невооружённым взглядом любому взрослому состоявшемуся человеку. Вот они и решили приспособить украинство к местным реалиям.

 

А что значит быть носителем смыслов? Это значит — иметь свою аудиторию,возможность выступать, быть услышанным и читаемым, то есть, как бы теперь сказали, иметь свой фан-клуб. А это сообщество, в свою очередь, как известно, разогревает определенные амбиции сильнее, чем любой другой стимул к деятельности. Тем более что все остальные виды научной и общественной работы уже у этих людей достигли максимума. Они успели побывать и близкими к кадетам либералами, и верноподданными-оборонцами. Профессор Сумцов в ответ на шовинистическую, про-вильгельмовскую декларацию известного немецкого драматурга, нобелевского лауреата Герхардта Гауптмана подал заявление в городскую театральную комиссию, с предложением изъять из репертуара харьковского драматического театра пьесы Гауптмана.

И вот они в 1918 году стали изобретать те самые смыслы.

У каждого из них вышла книга, непохожая на все предыдущие и похожая на них одновременно. Багалей издает «Историю Слободской Украины», а Сумцов — книгу «Слобожане». В них можно увидеть обличение предыдущей власти, особенности украинцев и желание вернуть украинство людям, которые его потеряли якобы.

Кого мне напоминают Багалей и Сумцов в 1918 году? Тех, кто стал своего рода властителем дум киевской тусовки на рубеже нашего века и ошивался около газеты «День» и канала «1+1». Людей, которые прекрасно понимали, что стать «первыми парнями на селе» они могут только в новоназначенный столице, а не в губернском или уездном городе. Более того, открою их страшный секрет: больше всего на свете они боятся что Киев вдруг станет таким же обычным областным центром, как другие, и из «деятелей смысла» им придется переквалифицироваться в скучные учёные или мелкотравчатые краеведы. А тут можно жить по принципу «как я придумал, значит, так оно и есть» А если кто опровергает меня, тот москаль и ненавидит Украину!

Одна лишь существенная разница между людьми из прошлого и настоящего имеется: ни Багалей, ни Сумцов, ни даже Грушевский не были кровожадны в отличие от всяких цаплиенок, поярковых и мухарских. Деятели прошлого не опускались до законченного людоедства. Да, они не смогли совладать с людоедской стихией, а их спасло только быстрое банкротство первой версии украинства. Нынешних же не оправдывает и не спасет ничто. Ведь они не пытаются, как их предшественники, приспособить присоседиться к скотству — они есть создатели и неотъемлемая часть современного зверства.

Да, в наше время есть в Харькове достаточное количество статусных людей, которые пытаются вписаться в современный украинской контекст. Большинство из них громогласно осуждают «российскую агрессию» или просто обвешивают вверенные им предприятия и вузы национальной символикой. Редко от кого из них можно услышать людоедскую лексику и фразеологию. Только вот нет у них в активе ни основополагающих научных трудов, ни такой полезной общественной деятельности. В общем, нет никаких причин, чтобы любая новая власть их не «уплотняла».

А для полноты картины того времени скажу лишь о судьбе коллеги Багалея и Сумцова — первой в России женщины — почётного доктора истории Александры Яковлевны Ефименко (1848—1918).

Она тоже исследовала малороссийскую и слобожанскую историю и этнографию. Её труды, как и труды ее коллег, до сих пор имеют научную ценность. В 1918 году, спасаясь от голода в Петрограде, Александра Яковлевна с дочерью Татьяной Петровной переехала к родственникам на хутор Любочка Волчанского уезда Харьковской губернии. Там в декабре 1918 года обе женщины были убиты бандитами из разбегающиеся во все стороны петлюровских частей. Увы, никакие заслуги в деле национального возрождения не спасают от обезумевших скотов!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,








За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Апрель 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.