“Чтобы Россия ввела войска – это, конечно, желаемый сценарий”

Валентин Филиппов.  
06.08.2015 18:29
  (Мск) , Донецк
Просмотров: 1085
 
Вооруженные силы, Донбасс, Политика, Россия, Украина, Федерализация


Армия ДНР за последний год существенно укрепилась, выстроила вертикаль управления и обеспечена вооружениями. Минские соглашения – это не капитуляция, а вынужденное снижение активности боевых действий. Донбасс по-прежнему выступает за введение в регион российских войск. Об этом заявил один из инициаторов восстания в Донецке Павел Губарев в интервью обозревателю “ПолитНавигатора” Валентину Филиппову.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор – Киев»  в Facebook, Одноклассниках или Вконтакте

Армия ДНР за последний год существенно укрепилась, выстроила вертикаль управления и обеспечена вооружениями. Минские...

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Одноклассниках, Вконтакте, каналы YouTube, TikTok и Viber.


Валентин Филиппов: Мы приветствуем в нашей импровизированной студии Павла Губарева, народного губернатора. Полтора года прошло почти с тех пор, как мы узнали Ваше имя. Скажите, Павел, какой Ваш статус нынче?

Кто Вы сегодня в ДНР? Насколько принимаете участие в государственном строительстве? Ну и в войне, конечно…

Павел Губарев: Моя деятельность сосредоточенна на нескольких направлениях. Первое направление – это идеология. Идеология Новороссии, идеология народовластия, Русского Мира. То, что все так много говорят, и то, о чём так мало конкретики. Вот конкретикой мы занимаемся. Мы сотрудничаем со многими выдающимися интеллектуалами. По этим мотивам я написал книгу. Она называется «Факел Новороссии». Там, кроме того, что мы описываем события, как они были, от начала Русской Весны и до октября, до выборов легитимной власти, мы ещё даём очень мощный идеологический посыл. Что такое знамя Новороссии, какие сакральные символы в нём заложены. И заканчивая тем, какой экономически-общественный уклад является для нас желаемым. Собственно это и есть формулировка того, за что стоит умирать в войне за Новороссию.

Второе направление деятельности, оно практично. Это участие в законотворчестве. Дело в том, что мне удалось провести своих саратников в Народный Совет, как через движение «Свободный Донбасс», так и через движение «Донецкая Республика». То есть, это достаточно большое количество депутатов, около четверти. С которыми мы сотрудничаем, и которым мы даём на разработку наши законопроекты. Которые соответствуют нашим идеям.

Большинства у нас нет в Совете, но, тем не менее, мы стараемся и часто удаётся продавливать свои решения.

Следующая работа – это работа над мониторингом и фиксацией военных преступлений. Создана общественная группа, которая это делает, и мы системно занимаемся уже несколько месяцев этой работой. Мы сформировали штат очень классных специалистов, это новое направление в военной криминалистике. Оказалось, что никогда не стояла задача перед военной криминологией определить, с какой стороны наносился артиллерийский удар. И сегодня эту методику мы изобретаем на Донбассе. Это очень важная работа.

Вот на этой работе мы сосредоточенны.

И продолжаем действовать.

Валентин Филиппов: Как ваши организации, и конкретно Вы относитесь к Минским Соглашениям?

Это победа? Это капитуляция? Или просто мы выигрываем время, что бы укрепить государственность, укрепить армию? Что происходит?

Или это какие-то политические игры, которые не касаются непосредственно ДНР и происходят где-то очень наверху?

Сильно наверху…

Павел Губарев: Минский процесс очень сложно назвать победой. Но, по сути, капитуляцией он тоже не является. Для Донбасса Минский процесс – это всего лишь снижение активности боевых действий. Не их полное прекращение, как его декларируют, а только лишь снижение боевой активности. На фронтах. Уменьшение количества артобстрелов. Снижение числа жертв среди мирного населения.

Но, вот был день, когда восемь зданий многоэтажных было уничтожено. Вот умножьте на 365 дней.  И за год даже при Минском процессе город Донецк превратится в руины. Поэтому, очень сложно назвать победой.

Но и поражением мы тоже не считаем.

Мы понимаем, что Россия находится в той позиции, когда принять соответственное решение, которого мы так желаем, весной прошлого года и до сих пор желаем, быстро решить этот конфликт… Чтобы Россия ввела войска – это, конечно, желаемый сценарий. Но мы объективно видим и понимаем, что Россия не готова к нему.

Мы понимаем объективные причины, которые стоят за этим решением. И относимся к этому спокойно. Хоть нам и больно.

Конечно, когда мы теряем каждый день людские жизни, и разрушается инфраструктура, конечно, это печально.

Валентин Филиппов: В Минских соглашениях Донбасс – это часть Украины. С законодательством ДНР это в противоречие не вступает?

Павел Губарев: Нет, ну, если конечно по формальной букве…. Там написано об отдельных районах области, а у нас задекларирована независимая республика, а ещё и в составе бывших областей. Конечно, по всем формальным признакам они вступают в противоречие. Крыть тут нечем. Но формализованная идеальная конструкция – юридическая, а есть реальная политика. Мы сегодня заложники реальной политики. Которая поставила нас всех в ситуацию, когда мы – ОРДИЛОСОС – «отдельные районы донецкой и луганской области с особым статусом»…. И эти же Минские соглашения, там эта формулировка звучит – а с формальной точки зрения это совершенно не правильно. Но сегодня мы играем в реальную политику, и надо исходить прежде всего из неё.

Я историк по образованию, для меня это объективный исторический процесс. Он для меня субъективен лишь в том, что это моя Родина, и все происходит здесь, и все касается нас напрямую.

Валентин Филиппов: Вооруженные силы республики – они сейчас укрепляются? Есть какая-то тенденция? Я не прошу, чтобы Вы мне рассказывали цифры, сколько их там действительно на сегодняшний день. Но, есть ли тенденция к укреплению армии, к тому, что ей могут быть поставлены более решительные, более глобальные задачи, чем взятие Дебальцево?

Павел Губарев: Я понял вопрос. Ну, я думаю, что корректно этот вопрос можно поставить главе республики, его пресс-службе, министру обороны и они дадут на него официальный корректный ответ. Что касается меня, то я вынужден буду сослаться на то, что это государственная тайна, некие данные и представления конечно есть, но разглашать их я, конечно, не буду. Что касается того, что можно сказать, то сегодня то вооруженное формирование, которое создано – это конечно более боеспособная сила, чем-то народное ополчение образца весны-лета 2014 года. На порядок более хорошо вооруженное, обученное, оснащенное с жесткой вертикалью командования

Валентин Филиппов: Вы сравниваете с летом четырнадцатого. Вы не готовы сравнение провести с январем-февралем пятнадцатого года?

Павел Губарев: Процесс идет поступательно, и он в правильном направлении. Что касается боеспособности, то тут надо понимать, что это артиллерийская война образца семидесятых-восьмидесятых годов. И не так много прямых боестолкновений. То есть, это нельзя назвать полноценной современной войной. Полноценную современную войну могут вести пять стран в современном мире, каким мы его видим: США, Россия, может быть  Китай, Индия и может быть ряд ближневосточных богатых государств. Все остальное – это, в общем-то…..

А вот мы ведём артиллерийскую войну образца семидесятых-восьмидесятых годов. Армии старых формаций с обеих сторон, такие постсоветские вооруженные махины, ……..  я не являюсь военным экспертом, чтобы глубоко комментировать эти вопросы.

Валентин Филиппов: Чего в большей степени нужно опасаться республикам?  Скажите, там нет ли попыток, не пытаются ли олигархи бывшей нашей Партии регионов ну, как-то чуть всунуться на Донбасс и взять под контроль всё происходящее?

Павел Губарев: Ну, а как Вы думаете?

Валентин Филиппов: Ну, может и так, но, насколько успешно?

Павел Губарев: В общем-то, определенные усилия и устремления в этом направлении есть, безусловно. И тут, в общем-то, скрывать нечего, и это ни для кого не секрет. То, что этот процесс идет, и то, что он является очень опасным для республики процессом, это,  я думаю, тоже понимают в руководстве республики. Это четко понимают, что нельзя допустить обратного контрпереворота.

Валентин Филиппов: Может от них можно дождаться каких-то инвестиций, в конце концов, которых не хватает. Или же……

Павел Губарев: Об инвестициях речь не идет. Речь идет о попытках внедриться и продолжать грабить Донбасс. А вот об инвестициях речь совсем не идет.

Валентин Филиппов:Ну тогда я Вам желаю, чтобы Вы удачно отрубали эти конечности, которые тянутся….

Павел Губарев: Более того, у нас есть попытки политического перехвата оппозиционного движения «Свободный Донбасс», в руководство которого пробралась активистка донецкого «евромайдана». Представляете? И, более того, она совершила вербовку ряда политических деятелей, внедрилась в помощники одного из депутатов и рейдерским путем пыталась захватить это движение. И, в общем-то, МГБ не уследило за этим. Ну, сегодня реакция есть. Она объявлена в розыск, и угроза ликвидирована.

Валентин Филиппов – В общем, укры просачиваются, как могут, как первый президент между капельками.

Павел Губарев: Между капельками  – точная формулировка))))

Валентин Филиппов: Пройдут выборы опять осенью.  Пойдете ли Вы на эти выборы?  Не собираетесь ли претендовать на исполнительную власть?

Павел Губарев: Что касается исполнительной власти, то у нас есть Александр Захарченко, глава республики. Он назначает, снимает. Я простой политический солдат  Новороссии.

Вот где прикажут – там буду работать.

Валентин Филиппов: Как вы относитесь к заявлению Царева о закрытии проекта Новороссия?

Павел Губарев: Я комментировал это и говорил, что он имел в виду свой парламент Новороссии, который был делигитимизирован самим Царевым. Сегодня мы Царева увидели в проекте «Альтернатива».

Может быть, Царев распустил парламент Новороссии, чтобы вписаться в проект «Fльтернатива». Но это вопросы к ему.

Я прокомментирую, что для меня проект Новороссия. Проект – это чертеж, модель, скажем так. И Новороссия – это для нас такой проект государства будущего.

Новороссию никто не списывал, не сливал. Она сегодня в сердцах и умах множества людей.

И пока эти люди сердцем верят, Новороссия будет жить и никогда не умрёт.

Валентин Филиппов: Ну, у каждого своя Новороссия. У нас в Одессе тоже Новороссия.

Павел Губарев: Столица Новороссии, конечно!

Валентин Филиппов: Столица Новороссийского Края. У нас очень много памятных знаков, у нас губернатор Новороссии заседал.

И мне вот сейчас вспомнилось, что последнее время СБУ объявляя людей сепаратистами, вот Бессарабия в Одесской области есть. Так они пишут в протоколах не «Бессарабия», а «так называемая Бессарабия». То есть, если Новороссия на территории Украины не была обозначена, то Бессарабия там есть. Но они обо всём пишут «так называемая».

И я думаю, что скоро президент Украины будет куда-то приезжать и говорить: «Здравствуйте, я президент так называемой Украины».

Павел Губарев: Ну, у них же даже «так называемая» Львовская область есть. Она же так и не отменила свои постановления о том, что они не подчиняются Киеву и Украине.

Можно называть и Львовскую область «так называемой». И Ивано-Франковскую.

Это можно прокомментировать так, что Украина стагнирует. И она будет продолжать стагнировать. Проект Украина молодой, который имеет не большие исторические основания для существования. Но ожидать, что он рассыплется сейчас, на наших глазах, – наивно.

Валентин Филиппов: Настоящая война начинается вдруг. Настоящий развал тоже. Украинский проект исчерпал себя с экономической точки зрения, это известно не вчера и не позавчера. Это известный факт уже лет пять или семь. Другое дело, что с точки зрения мировой истории, это – только что. Но курица без головы, она может ещё бежать какое-то время.

Павел Губарев: И долго казаться живой.

Валентин Филиппов: Вот когда всё-всё закончится, мы победим, – вы в политике останетесь? Или в жизни нужно чем-то человеческим заниматься?

Павел Губарев: Я буду человеческим политиком)))

Политиком с сердцем, политиком народным.

Не так много осталось «народных». Вот тех, кто поднимали народ, которые вели за собой. Который говорили, что борьба эта священна. Что она определяет нашу судьбу на столетия вперёд.

А ведь правда.

Мы ведь больше не хотим жить рабами и скотами.

И сегодня идёт борьба между двумя формами общественного уклада.

Уклада, в котором эксплуатация, и люди рабы и скоты.

И уклада, при котором люди равны в своих возможностях.

Сегодняшний уклад себя изжил. Он не может больше существовать на планете Земля.

Поэтому мы строим новый общественный уклад.

Мы строим общество Справедливости.

Это очень большой путь.

Валентин Филиппов: Спасибо. Я понимаю, что Новороссия – это не государство, а, прежде всего, идея.

Павел Губарев: Идея. Новороссия – это идея.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , ,






Уважаемые читатели! По требованию Роскомнадзора ужесточаются правила публикации комментариев.

Запрещены к публикации комментарии с заведомо ложной информацией о проведении СВО ВС РФ на территории Украины, комментарии содержащие экстремистские высказывания, оскорбления, фейки.

Администрация Сайта вправе удалять комментарии и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!


  • Июнь 2024
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Май    
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
  • Подписка на новости Политнавигатора



  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.