05.10.2020, Киев, Александр Ростовцев
 
Авторская колонка, Д.Б., Киев, Киевский хронограф, Украина
Просмотров:

Киев: «Напетлюрили», а теперь весь день «болботунят»


Как известно, установка памятников политическим лузерам, фрикам и упырям является неотъемлемой частью процесса переписывания истории и создания собственной мифологии политическими украинцами.

В процессе с корнем выкорчевываются памятники титанам советского и русско-имперского периода, а освободившееся поле зачищается до блеска, чтобы на освободившееся место можно было натащить фигурки каких-то исторических мокриц, чьи деяния с трудом различимы даже в самый сильный микроскоп.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber и Яндекс.Новости

И это не удивительно. На фоне маршала Жукова, светлейшего князя Потёмкина или фельдмаршала Голенищева – Кутузова идолище какого-нибудь «видного деятеля» УНР или УПА будет выглядеть смешно и нелепо, как творчество папуасов из тряпок и мусора у подножия монумента покорителям космоса.

Тем не менее, на Украине продолжают позориться и тратить бронзу на увековечивание мух и тараканов.

4 октября из Киева пришла новость об открытии памятника «полковнику УНР» Болбочану в одноименном сквере по улице Сечевых стрельцов.

Почему коренных киевлян не коробит оккупационная топонимика – отдельный вопрос, но факт остаётся фактом – последние 30 лет Киев находится под галичанской оккупацией.


Как сообщается, бронзовый бюстик Болбочану был установлен в рамках проекта «Украинская история в камне», а средства на него пожертвовали украинские диаспоряне из Швейцарии, США, Польши и России.

Уточняют, что в рамках проекта в Киеве планируется установить ещё два памятника – княгине Ольге и утилизированному в Донбассе певуну-правосеку Василию Слипаку.

Глава Института национальной памяти Дробович не удержался и вылез с заявлением, из коего следует, что бюстик Болбочану возник не на пустом месте. Ранее, в том же сквере был установлен памятник одному из руководителей УССР – Станиславу Косиору. Но, поскольку, Косиора «свидомые» считают одним из организаторов «голодомора», сквер был приведён в соответствие с новой политкорректностью.

Как явствует из таблички к бюсту, он установлен «вызволителю Крыма» в память о походе на полуостров армии квазигосударства УНР 22 апреля 1918 года, что само по себе звучит как плохой анекдот.

Собственно, подобные пояснения выдают с головой цели и задачи организаторов проекта «истории Украины» из бронзовых камней, когда из кармана шароваров явственно торчит фига с надписью: «присоединили Крым к Украине в 1918 году, и когда-нибудь снова присоединим».

Проблема, однако, в том, что важные с точки зрения новой украинской мифологии исторические события в Киеве принято рассматривать исключительно сквозь призму сумеречного сознания, раздувая жаб в дирижабли и демонстративно игнорируя неудобные факты и противоречия.

Суть в том, что никакого «освободительного похода» в Крым армии УНР во главе с Болбочаном не было и быть не могло. Посылая в Крым «полковника» с войском, власти УНР всего лишь попытались заявить свои претензии на полуостров, не входивший территориально в украинское квазигосударство, но сильно будораживший геополитические амбиции «самостийников», жаждавших поживиться хотя бы шматочком Черноморского флота, раз уж в стране царит смута.

Однако хозяева Болбочана были не одиноки в проявлении аппетитов. Крымским полуостровом и Черноморским флотом активно заинтересовались и германские интервенты.


Следует напомнить, что Брестскому миру, подписанному большевиками с немцами, предшествовало подписание сепаратных соглашений с Германией Центральной Радой, заранее согласной на любые условия. Заметим, что более дееспособное харьковское правительство  «самостийниками» и немцами из соглашений было исключено, как неудобное и не готовое торговать Украиной.

По сути, правительство Советской России было поставлено в безвыходные условия, когда мир с Германией был остро необходим, а дорога немцам на юг уже была открыта услужливыми «самостийниками».

Для сравнения: Центральная Рада заключила сепаратный договор с немцами 8 февраля 1918 года, большевики – только 3 марта 1918 года.

За обещанную помощь в восстановлении своей власти Центральная Рада обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года 60 миллионов пудов хлеба, 3 миллиона пудов живого веса скота, 400 миллионов яиц, а также сотни тысяч пудов сала, масла, сахара и других продуктов. А отпечатанный на украинских деньгах бородатый деятель Грушевский призвал Германию ввести на Украину войска «для обеспечения порядка».

Де-факто, с момента заключения кабального договора с кайзером Центральная Рада была отстранена от принятия решений и вся власть в УНР перешла к интервентам. При том, что за пределами Киевской губернии власти УНР и до этого почти не контролировали ситуацию.

Всего, чего добились своими уступками перед немцами деятели ЦР, это продления видимости своих властных полномочий сроком на три месяца.

Впоследствии немцы, пользуясь тем, что власть ЦР держалась на их штыках, заставляли Грушевского и его подручных подписывать всё более кабальные договоры о снабжении Германии продовольствием, рудой и другими ресурсами за счёт Украины.

Единственную функцию, которую интервенты передоверили своим «шестёркам» из ЦР – отнимать добро и гасить недовольство украинских крестьян и рабочих.

Таким образом, «крымский поход» Болбочана, инспирированный марионеточным правительством УНР 20 апреля 1918 года, был детской попыткой обогнать германские войска и застолбить крымскую полянку по принципу «чур, я в танке, ко мне не соваться!», не имея для этого ни сил, ни возможностей.

Поэтому заявления некоторых украинских историков о том, что Болбочан в Крыму давал мощный отпор как войскам красных, так и немцам, не лезут ни в какие ворота, поскольку уже 28 апреля 1918 года, всего через шесть дней после начала «беспримерного крымского похода» Болбочана, германские интервенты упразднили за ненадобностью марионеточное правительство ЦР, чтобы уже на следующий день объявить диктатором гетмана Скоропадского на экстренно собранном «съезде хлеборобов».


Тем самым, стоило немцам погромче цыкнуть и придать пинком ускорение «освободителям Крыма» во главе с Болбочаном, как те пересекли Перекоп в северном направлении впереди собственного визга.

Уже летом, примкнув к националистической «партии хлеборобов», Болбочан возглавил дивизию, отправленную на усиление границ украинского квазигосударства в районе Славянска, но в начале 1919 года дела «Украинской Державы» становились всё хуже и хуже – её били на всех фронтах, да и внутри квазигосударства назревало народное восстание.

Посоветовавшись, «хлеборобы» пришли к выводу, что им следует собрать в единый кулак наиболее лояльные и боеспособные части – Запорожскую дивизию Болбочана и корпус сичевых стрельцов Коновальца, чтобы установить на Украине военную диктатуру.

Весьма характерно содержание писем, которыми Болбочан в то время (зима 1919 года) бомбардировал Директорию УНР:

«Бедная Украина, мы боремся с большевизмом, весь культурный мир поднимается на борьбу с ним, а украинская новопоставленная власть УНР идет навстречу большевизму и большевикам! Вы не можете разобраться в самых простых жизненных вопросах, лезете в министры, атаманы, лезете в руководители целого государства, лезете в законодатели вместо того, чтобы быть самыми обычными чиновниками и писцами».

Всё это привело к тому, что в конце мая 1919 года Болбочан был арестован в Кременчуге по приказу Петлюры, обвинен в «беспричинной сдаче» большевикам Полтавы и Харькова, в подстрекательстве населения против власти Директории, в казнокрадстве, и был сослан в город Станислав (Ивано-Франковск), входивший на тот момент в состав «братской» ЗУНР.

Однако Болбочан продолжал бушевать и в Станиславе, клеймя оттуда Петлюру с подручными «марскистскими изменниками» и требуя немедленной смены власти Директории.

При попытке вернуть себе командование Запорожским корпусом (соединение выросло благодаря мобилизационным усилиям «хлеборобов»), Болбочан был арестован и передан военно-полевому суду. 28 июня 1919 года «полковник УНР» и «вызволитель Крыма» был расстрелян петлюровскими «побратимами» на станции Балин.

Глядя на фото свеженького памятника Болбочану на киевской улице Сичевых стрельцов, приходит на ум, что никто не способен увековечить «полковника УНР» лучше русского писателя Михаила Булгакова.

В пьесе «Дни Турбиных» и романе «Белая гвардия» Булгаков вывел «вызволителя Крыма» под фамилией Болботун и в крылатой фразе «Да жена напетлюрила. С самого утра сегодня болботунит».

Так что вся культур-мультурно-историческая деятельность современных последователей УНР, как и сто лет назад, сводится к «напетлюрить» и потом «весь день болботунить». Или «болбочанить» – это уж кому как угодно…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , ,





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Ноябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Октябрь    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.