//exit;
09.11.2018, Севастополь, Валентин Филиппов
 
Война, Выборы, Донбасс, Политика, Россия, Украина, Экономика
Просмотров:

«Убийство Порошенко ничего не изменит»

Убийство лидера Донбасса Александра Захарченко было совершено спецслужбами украинских олигархов или СБУ в нарушение негласных договорённостей. Выборы в ДНР пройдут, несмотря на протесты Запада. Новым ответственным за экономику республики становится беглый украинский олигарх Сергей Курченко, бывший в республике персоной нон-грата при Захарченко. Об этом обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал бывший участник ополчения Вадим Погодин (позывной – «Керчь»), экс-командир военной разведки.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Вадим Погодин:  Пользуясь случаем, хочу поздравить со столетием Военной Разведки всех, кто к этому как-то причастен.

Валентин Филиппов: Действительно, только настоящий разведчик знает о курьёзных вариантах крымской географии. Мало кто знает, что Керчь находится в Севастополе.                              

Вадим, скажите, грядут выборы на Донбассе. ООН – против, Украина – против, Евросоюз – против.  Может, прямое президентское правление сразу ввести?                         

Вадим Погодин: ООН – против, ОБСЕ – против, США – против. И ярые патриоты Донбасса против. Вам не кажется, что эти ярые патриоты, которые сами не знают, что хотят, они против всего, но за ООН, ОБСЕ и США?

Давай поймём, Валентин, одну ситуацию. Когда-то мне один мудрый человек сказал: –  Я в твоих интеллектуальных способностях не сомневаюсь. (польстил). Но сидит твой солдат в окопе. Видит одну клеточку. Позиции перед собой. Командир роты ходит в штаб, ездит, он видит две клеточки. Ты, говорит, три. Может, пять даже.   Я – может быть, двенадцать. А вся шахматная доска, и то, с некоторыми затемнениями, видна только на самом верху. Ты просто не обладаешь всей информацией, чтобы правильно принять решение. Как надо делать, и как не надо.

Вот что я вижу.

А вопли ООН, ОБСЕ и всего остального, для меня самый лучший показатель, что Россия действует правильно.

Вот пойми, какой бы ни был Захарченко, хороший, плохой, не вспоминать его в разных ракурсах невозможно. Сорок дней прошло. Но его взорвали. Взорвали против воли России. Я в этом уверен на 100%. По моему мнению, это или спецслужбы олигархов украинских, или СБУ под кураторством ЦРУ.

То есть, были нарушены какие-то договорённости. Я уверен – они существовали между спецслужбами, где-то в МИДе, ещё где-то.

И, собственно, в пику этому, и происходят выборы.

Валентин Филиппов: С моей точки зрения, всегда в этих ситуациях было так – условно, Кадырова-старшего убили – в ответ сразу Масхадова грохнули. Понимаете? Я считаю так. Если грохнули Захарченко, то надо грохнуть Порошенко. И возвращаться к статус-кво. И говорить – ну, что, ребята? Дальше будем пробовать? Или вам ещё кого-то грохнуть?

Вообще, всегда так поступали. Вот как высылают дипломата, так сразу зеркально. Там выслали, и там выслали.

Здесь руководителя грохнули, там руководителя грохнули. И тогда статус-кво. И ни у кого не появляется желания кого-то грохнуть. Да?

В данном случае, Порошенко до сих пор жив. Захарченко мы уже похоронили, а Порошенко до сих пор жив.

Мы сейчас изберём Пушилина. К примеру. Я не знаю, я не могу предсказать результата этих выборов. Они очень не предсказуемые. Ну, вот, выберут вдруг, к примеру, Пушилина. Ну и, не дай Бог, грохнут Пушилина завтра?        

Вадим Погодин:  Ну, давайте, во-первых, поймём одну простую ситуацию. Вы предлагаете – грохнем в ответ Порошенко.

Да он этим «великим мира сего», которые принимают эти решения в США, им Порох никто. Вообще никто. Ну, грохнут Пороха, они скажут – спасибо, мы и так хотели от него избавиться. И поставят кого-то ещё более радикального. Там же есть Аваков, Саакашвили, ещё кто-то.

Ну, стоит Порох, пусть себе стоит. Есть всякие методы воздействия. Мы же не знаем, может, сейчас загорится какая-то нефтяная платформа в Карибском море. И мы даже не будем связывать эти два события. Это где-то наверху свяжут.

Я не считаю, что, грохнув Пороха, мы отомстим и наведём паритет. Порох – песчинка. Он не принимает никаких решений. Он сидит, пьёт водку с горя. От того, что попал в такую переделку. И стал козлом отпущения. Он негодяй. Негодяй – однозначно и изначально. Но не он эту войну сделал. Его разыграли, как лоха. И он сидит, головой махает. А вокруг него яценюки, турчиновы, и ещё все остальные агенты влияния.

Надо понимать, что Украина с 1991 года находится под управлением другого государства. Как и Россия до определённого момента. И сейчас где-то осталось. Хоть развернули, хоть по чуть-чуть вытягивали-вытягивали. Вы это знаете, все знают, сколько сидит агентов влияния в министерствах, в правительствах. Огромное количество.

Только здесь, если есть какая-то вертикаль, которая борется с этим, которая проводит, несмотря на это, свою политику, хорошая-плохая, в основном – хорошая, нельзя сравнить Россию-2000  с Россией-2018,  а на Украине даже никто не борется. Там этим агентам вся власть принадлежит.

Валентин Филиппов:  Так они гордятся этим.                             

Вадим Погодин: Так вот – поставьте вас президентом. Будет то же самое. Меня поставь президентом. И будет то же самое. Вокруг будут разыгрываться игры…

Валентин Филиппов:  Если бы я был президентом Украины, у меня была бы возможность в администрацию президента пронести пулемёт.                               

Вадим Погодин: Согласен. Героически погибнуть. Забрав с собой пару десятков человек, и на этом, в глобальном масштабе, ничего не решив.

Факт, что убрали Захара. Убрали. Вместо него, чтобы разговаривать, должен быть народно-избранный. Как он избирается – это наши догадки. Народно-избранный человек. Который дальше будет сидеть в Минске и приблизительно на равных пытаться общаться со всякой швалью, типа, Кучмы, который Украину сдал и довёл до такого состояния.

На самом деле, критикуя выборы, какими бы они ни были, мы действуем на руку врагу. Мы делаем менее легитимным представительство Донбасса, а, соответственно, и России, которая напрямую не вмешивается.

Валентин Филиппов:  Я согласен. А по поводу кандидатур?                             

Вадим Погодин: Я не вижу ни одной кандидатуры, вообще, в принципе. Если вы видели, я через пару часов после того, как Захар отлетел в мир иной, сказал, что единственная кандидатура, которая годится, – это Пушилин. Не потому, что у меня с ним хорошие отношения. Все, кто в теме, знают, что у нас своё есть…

И охрану я ему арестовывал. Было такое. И помощников. И Ричарда, которого взорвали, к сожалению, он от меня убежал. Я его арестовать собирался. Он уехал, буквально через 10 минут его взорвали. Не стал со мной общаться, тем бы жизнь спас.

То есть, у нас свои есть напряжённые отношения. Просто, если абстрагироваться от личного, надо говорить, как есть на самом деле.

Вот вы говорите – ввести прямое президентское правление.

Валентин Филиппов:   Я провоцирую.                            

Вадим Погодин: Да. Провоцируешь.  И я за прямое президентское правление. Но прямое президентское правление происходит через определённых людей. Эти люди должны делать то, что говорят им вверху. Может быть, не напрямую, но, по крайней мере, между строк должны прочитать. Прочитать точно.  И не делать ни шага вправо, ни шага влево. А именно то, что положено.

И вот именно Пушилин, по моему мнению, единственный, кто подходит. Выбирайте его, уже официально отвечает администрация президента за то, что будет делать дальше наш уважаемый, как его, Денис Владимирович.

Так вот, давайте сконцентрируем наше внимание на том, чтоб они потом не забыли обещания, что за нынешнее состояние Донбасса, которое произойдёт с часа икс и дальше, уже отвечает президент Российской Федерации.

Валентин Филиппов:  А как мы это сделаем? Нам потом скажут – да нет, вы не так поняли.                               

Вадим Погодин: Так давайте не будем концентрировать внимание, что выборы не нужны. Играть на руку Америке.

Я вижу того же самого Дениса. Он взялся сейчас за работу. Кто-то кричал – «это предвыборные игры». Но реально идёт продуктивная работа.

Более того, – экономику у него забрали. Давайте реально посмотрим на вещи, её забрали. Ею занимаются нормальные специалисты. Из команды Курченко. Грубо говоря, отодвинули всех старых олигархов. Вот тех самых старых олигархов отодвинули.

Валентин Филиппов:  То есть, Курченко – это хорошо?                             

Вадим Погодин:  Можно говорить «Курченко – это плохо».  Можно говорить «Курченко – это хорошо». Я знаю одно – у нас капитализм. От этого не деться никуда.

Но есть олигархи, которые работают на Запад, Западом созданные и выпестованные. Их деньги там, и так далее. Это практически все украинские олигархи. Точно так были все российские к 2000 году. До 2005.

А Курченко – это отдельная история. Он создан уже здесь. Он создан Яныком. Он сотрудничает. Я понимаю это так, как он, вообще, возник в теме Донбасса.   До сих пор кричат «грабит Донбасс Курченко».  Давайте вспомним, как он, вообще, появился на Донбассе. Металлургические заводы, когда была введена блокада Донбасса национальными батальонами, на заводы перестала поступать руда. В тот момент и появился Курченко.

Я понимаю, Курченко, это человек, который отвечает за свои слова и умеет отчитываться. Не зря он работал с Яныком – младшим. Значит человек, если ему положено 10% от прибыли, значит, он получает не 10,01, а ровно 10. По-другому его бы просто выкинули оттуда.  Вот человек и запустил эти заводы.

Да, по минимуму они работают. Они в минуса работают, когда переключились на поставки с России. Но работают. Люди получают какие-то зарплаты. Они работают.

Потом возникла ситуация с углём. Как торговал наш прекрасный «Торговый Дом», цена донецкого угля на сайте там 2,5 тысячи рублей. «Торговому Дому» надо отдать 500 рублей. В 500 рублей входило налогообложение, таможенная пошлина и ж/д транспорт. Итого цена 3 тысячи рублей. Там ещё пошлина 5% и НДС 18%, итого 3700 стоимость в самой России.

При том, что цена его в Ростове 7 тысяч рублей. То есть, 3300 рублей  на тонне ложились в карманы бизнесменов. Каких-то определённых. Да, попадали под этот золотой дождь  и просто левые бизнесмены обычные. Но, грубо говоря, половина стоимости угля ложилось в карманы.

И тут появляется Курченко, который говорит: – «Давайте я всю эту разницу заберу себе».  То есть, монополизирует. И 3300 пошло не в карман куда-то, а в карман определённо Курченко.

Как дальше распределяется этот «карман»? Какая-то сумма остаётся у него, а всё остальное идёт на возврат, который идёт от России – помощь на Донбасс. И просто давно ставили эту задачу. И ещё оставались деньги, которые шли на закрытие убытков по металлургии. И возвращались на Донбасс. Вот и всё.

Я себе вижу картинку так. То есть, создана структура. Рабочая экономическая структура. Да, она создана в Москве украинцем по национальности. Но работала с доходом.

Вот пришло время что-то менять. Кому отдать? С кем ещё экспериментировать?   Если такая структура уже создана. И, судя по всему, порядочная структура. Которая не хочет играться. Ну, или рано или поздно закроют Курченко, – аж бегом. Вы знаете, как в России губернаторов садят и гинекологов.

Вот готовая структура, которая может заняться. Берут человека, который поработал в этой структуре, ставят премьер-министром. Человек с опытом, с образованием, который знает, как строить корпорацию.

А что надо сделать в Донецке сейчас? Какие министерства? Что за клоунада, реально? Там два с половиной миллиона население. Надо создать рабочеспособную корпорацию.  И всё. И вот она и создаваться будет.

Валентин Филиппов:  Ну, у меня всего два ещё вопроса. Паспорт ДНР есть? Голосовать поедешь?                               

Вадим Погодин:  Я? Нет!

Валентин Филиппов: Нет?                              

Вадим Погодин: Я скажу честно и откровенно. Если возникнет ситуация, что надо будет воевать, то пойми, Валя, я уже считаю, что я достаточно немало сделал в 2014 году, но и без меня бы справились. Но большой кусок фронта я тянул на себе в самые сложные моменты. И никому не выносил мозг – а мне вот этого не хватает, или вот этого, или у меня 100 человек на 50 километров. Я их набирал, больше-больше, делал, отбивался, реально, но не в этом дело.

2014 год – это близко не сравнить с 2015, с 2016, 17, 18. Той войны уже даже нет, как бы ни говорили. Сделал я достаточно много. У меня, как у любого, есть ещё 150-200 миллионов населения, знают, что надо заниматься, кроме всего прочего, своей личной жизнью. Пока есть там молодёжь, которая может воевать, пока есть воины, я не буду.

Но если любой крайний момент, все знают – я на месте не усижу. Если без меня не будут обходиться, или, не дай Бог, начнётся Большая Война – вообще, ни одного вопроса.

Валентин Филиппов:  Хорошо, огромное спасибо, я надеюсь, что вы правы, и всё идёт так, как надо. Потому, что давно уже не верится.                           

Вадим Погодин: А время покажет. Вот через полгода поговорим и посмотрим – 200 дней правления Пуха. Всё.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , , ,




Загрузка...
За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Все новости за сегодня
  • Ноябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    2627282930  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.