Выборы
//exit;
03.09.2018, Севастополь, Елена Острякова
 
Выборы, Крым, Местная власть, Политика, Россия, Севастополь, Строительство, Экономика
Просмотров:

«Передел сфер влияния в Севастополе происходит по самому жесткому сценарию»

Сенатор РФ от Севастополя Ольга Тимофеева рассказала в интервью «ПолитНавигатору», почему губернатор Дмитрий Овсянников подал в суд на спикера городского Заксобрания,  кто стоит за массовым закрытием торговых центров в городе, и какова судьба новых знаковых строек в рамках Федерально-целевой программы развития Крыма и Севастополя.

В апреле губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников удивил всю Россию, подав в суд на спикера Законодательного собрания Севастополя Екатерину Алтабаеву. Тогда вы заявляли, что за этим странным иском могут стоять севастопольские застройщики, которые хотят провести досрочные выборы и сменить состав городского парламента. Даже после замечания спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко Овсянников не отозвал иск. Это значит, что интерес к досрочным выборам сохраняется? 

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Даже если интерес и сохраняется, теперь раньше 19-го года выборы не могут состояться. Это плановое окончание каденции первого созыва и избрание нового законодательного собрания. Если в мае еще была возможность распустить Заксобрание и провести выборы на год раньше, то теперь это уже невозможно

Почему же тогда Овсянников не отзывает свой иск?

Я полагаю, что эта конфликтная ситуация была искусственно создана пиар-технологами правительства. Губернатор стал фактически заложником той схемы, которую расписали его консультанты, и теперь он отказаться от нее не может. Отозвать иск – значит признать его необоснованность. Это требует мужества, пересмотра позиции, изменения отношений, начала конструктивной работы с Заксобранием и признания полномочий Контрольно-счетной палаты. Ведь камнем преткновения во многом является она, и ее основная функция – контроль бюджетных средств.

Почему так получилось, что оба российских губернатора Севастополя вступали в должность  с критическим настроем в отношении бездумной застройки украинских лет, а потом что-то менялось, и они начинали «конструктивно сотрудничать» с девелоперами? Это связано с местным влиянием или за наших застройщиков кто-то замолвил слово из столицы?

Все, что я скажу, будет из сферы предположений. Да, может, имеют место определенные связи в Москве, некий пакет доверия. Может, все происходит на уровне города.  Предположений много, но мы видим факт: действительно это происходит. Приходят на одних позициях, а потом от них отказываются. Это может быть связано с тем, что обоим губернаторам нужно было, например, реализовывать программу расселения из аварийного жилья. Если у нас жилье в основном строят Лебедев и Кабанов, а программу нужно было выполнить еще вчера, то губернатор вынужден идти на компромисс и выстраивать отношения.

Застройщики еще в украинские времена говорили о том, что строительство – это единственная отрасль, которая дает Севастополю хоть какой-то рост. Это действительно так?

Все остальные отрасли были загнаны фактически в никуда. Попытки возродить Севморзавод силами города показали абсолютную неэффективность этой идеи. Сейчас запущен процесс федерализации. Документы направлены в Москву и находятся на согласовании в Росреестре. Завод станет официальной частью Объединенной судостроительной корпорации и поглотит 13-й завод. Начнет финансироваться восстановление всей инфраструктуры. Появятся заказы и рабочие места. Я надеюсь,  что под патронат завода будут взяты профтехучилища. Мне кажется, возрождение Севморзавода может стать хорошим толчком в различных сферах, важных для города.

Пока не заработают промышленные предприятия, не будут активны наши университет и НИИ, экономика не будет развиваться. В 14-м году казалось, что все это произойдет быстрее. Но восстанавливать сложнее, чем разрушать.

Что происходит в сфере мелкого и среднего бизнеса? Массово закрываются торговые центры и рынки, сносятся ларьки. Последнее, вроде как и красит город, но куда деваются люди, которые там работали?

В Севастополе происходит передел сфер влияния по самому жесткому сценарию. Если бы не санкции, то материковые акулы в виде торговых сетей уже бы город накрыли. Наше спасение в режиме санкций. Но есть определенные интересанты в виде материковых компаний, которые пытаются порешать здесь свои вопросы. Я обратилась в прокуратуру по поводу закрытия ТЦ «Муссон», идет проверка. Я надеюсь, что городские власти будут исходить из целесообразности. Людей нельзя так просто выкидывать. Если бы правительство создало 50 тыс рабочих мест с достойной зарплатой, все бы просто перешли из одной сферы в другую. Но это утопия. А если этого нет, то нельзя так распоряжаться жизнями людей.

Помимо жилья город строит объекты в рамках федерально-целевой программы (ФЦП) развития Крыма – и не очень успешно. Средства освоены всего на 5%. При этом более 2 млрд рублей, выделенных на строительство очистных сооружений КОС «Южные», по вине чиновников перевели в банк, который чуть ли не на следующий день был лишен лицензии.

Мы приближаемся к запуску строительства объектов для здравоохранения в рамках федерально-целевой программы. А у нас уже есть печальный пример очистных сооружений КОС «Южные» и Парка Победы, которые показывают, что при неправильном выборе подрядчика, мы можем получить фактически срыв программы. Я взяла на себя смелость и обратилась к вице-премьеру, который курирует ФЦП по Севастополю, Дмитрию Козаку с просьбой ходатайствовать перед президентом о назначении сюда единого подрядчика. Закон позволяет это сделать, так как объекты здравоохранения социально значимы для города.

А кто выступит заказчиком?

Городское управление капитального строительства.

А вдруг оно деньги опять в сомнительный банк переведет?

Если будет контроль на уровне федерального правительства, это исключит подобные ляпы. Для города крайне важно, чтобы зашел серьезный подрядчик, который будет обладать определенным финансовым ресурсом. Это позволит исключить сбои, связанные с недофинансированием. Тогда мы реально через три года получим и больницу «скорой помощи», и онкодиспансер, и практически восстановленную инфекционную больницу, и новые корпуса психиатрической больницы. Общая стоимость объектов составит 12-14 млрд руб. Мы получим совершенно перестроенный медицинский кластер. А город может пока строить районные поликлиники, которые тоже необходимы.

Самое страшное для меня, когда выплывают такие аферы как Парк Победы и КОС «Южные», – даже не то, что мы не получаем объекты. Мы получаем сильное разочарование в городе. Доверие к федеральному центру огромнейшее. И то, что происходит на уровне субъекта, когда исполнительная власть действует непонятным образом, вызывает разочарование, и в результате  – отторжение. Как этого не понимают люди, ответственные за контроль происходящего в субъекте…

Может, это Россия такая?

Нет, не такая. Да, есть субъекты сложные, а есть такие, где работа идет на подъем. Все зависит от личности губернатора, от команды, которую он собирает, задач, которые он ставит. Тот же Краснодарский край или Белгородская область по-другому живут. Значит это возможно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , , , ,








За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]

Просьба к читателям поддержать работу модератора:
Карта «СБ России»: 5469380053262415, Кошелёк WebMoney: R521060319296



Все новости за сегодня
  • Март 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.