24.09.2020, Москва, Александр Ростовцев
 
Авторская колонка, История, Литва, Политика, Польша, Россия, СССР
Просмотров:

«Парад в Бресте» и Литва. Вспомнить все


22 сентября глава литовского МИД Линас Линкявичюс вылез в Твиттер, чтобы обжечь читателя «правдой» и напомнить, что 81 год назад в Брест-Литовске во исполнение Пакта Молотова – Риббентропа прошёл «советско – нацистский парад двух союзников, вероломно вторгшихся в Польшу».

Министр призвал «никогда не забывать этого события» и в качестве доказательства своих слов разместил в сообщении видеоматериал, на котором комбриг советский Кривошеин что-то обсуждает с представителями германского военного командования, участвует в процедуре снятия германского флага, затем стоит с Гудерианом на трибуне и мимо них организованно движутся войска с бронетехникой.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Инфоповодом тут же воспользовались украинские СМИ, радостно подхрюкнувшие литовскому чиновнику, мол, «России напомнили неудобную правду Второй Мировой войны».

Как говорится, шах и мат, «вата». Есть обличающее фото – теперь не отвертитесь.

Мы, в общем, никогда не против выслушать «всю правду» про удобные и не очень исторические события, но именно всю, а не склеротические выжимки в стиле «здесь помню, здесь не помню».


Начать надо, видимо, с того, что глава литовского МИД пользуется недостоверными сведениями и повторяет давно опровергнутую историками нацистскую фальшивку о «совместном советско – германском параде в оккупированном Брест-Литовске».

Господин Линкявичус, как и большинство представителей тенденциозной полтитоты, не понимает (или делает вид, что не понимает), что действия военных строжайшим образом регламентированы.

Комбриг Кривошеин обсуждает с немецкими офицерами порядок смены гарнизона Брест-Литовска, сентябрь 1939 года.

В сентябре 1939 года, в Брест-Литовске, происходила смена городского гарнизона: из города уходили части германской армии, а вместо них входили советские войска. У военных с обеих сторон имелась авто- и бронетехника и, во избежание ненужных инцидентов, процесс происходил организованно, что, по-видимому, и обсуждал комбриг Кривошеин с немецкими офицерами.

Скажем больше: со стороны немцев Кривошеину поступило предложение пройтись по улицам Бреста совместным парадом, однако советский офицер от подобной «чести» отказался. Но позже, «боевой листок» гитлеровской пропаганды «Дойче вохеншау» смонтировал кадры хроники таким образом, чтобы создать у зрителей ощущение совместного парада. Однако фото с места события показывает замершие советские танки и бронемашины, терпеливо ждущие, пока немцы не очистят Брест-Литовск.

На этом фото хорошо видно, что немцы ждут прохождения советского танка.

Здесь советские танки ждут прохождения колонны немецких мотоциклистов.

И вообще, о каком совместном параде может идти речь, если в природе не существует ни одного кадра, где бы мимо трибуны с Кривошеиным и Гудерианом шли части РККА под развёрнутыми знамёнами. Мимо трибуны зафиксировано прохождение только немецкой военной колонны. Какой же это «совместный парад»?

Кстати, Линкявичюс не побрезговал, и прикрепил к своему сообщению нацистскую агитку «Дойче вохеншау». Ну, и кто он такой после этого?

Поднимая свою поганую лапку, чтобы испачкать Россию, глава литовского МИД забыл два золотых правила: «кто старое помянет, тому глаз вон, а кто его забудет – тому оба вон» и «не буди лихо, пока оно тихо». И раз уж нам какая-то засохшая «шпротина» решила предъявить некие исторические претензии, мы, в свою очередь, играючи докажем, что мамкиным разоблачителям стоит быть сдержаннее, дабы самим не сесть в лужу.

Ведь всё дело в том, что Литва тоже приняла участие в разделе санационной Польши и приросла в результате обширными территориями. А именно, обрела заветную «исконно-посконную» столицу Вильнюс и 20% Виленского края, чего никак не могла получить без горячего одобрения пунктов «молотого Риббентропа». Просто в современной Литве об этом очень не любят вспоминать.


Как известно, Вильненский край до 1939 года входил в состав Польши. Речи Посполитой эта территория досталась по результатам польско-литовской войны 1919 – 1920 годов и мятежа генерала Желиговского. Проводить границы между Литвой и Польшей взялась Антанта, но амбиции сторон не позволяли признать новые границы.

В ходе советско-польской войны 1920 года, когда поляки при поддержке петлюровцев вторглись на Украину, советское правительство подписало с литовцами Московский договор, признающий независимую Литву со столицей в Вильнюсе и обширными территориями к юго-востоку от города, куда входили города Лида, Гродно, Ошмяны.

Далее, Красная Армия перешла в контрнаступление и погнала на запад польских интервентов, а её части заняли Вильнюс и Гродно во второй половине июля 1920 года. Вскоре советские войска по договору покинули эту территорию, и 28 августа в Вильнюс вступили части литовской армии.

Однако под Варшавой Пилсудскому удалось остановить и отразить советское наступление, так что поляки вскоре вновь заняли часть территории Литвы.

Вскоре, под контролем Лиги наций Литва и Польша подписали договор о прекращении боевых действий, обмене пленными и демаркации границы, чтобы большая часть Виленского края отошла к Литве. Договор должен был вступить в силу 10 октября 1920 года, но за день до этого начался мятеж 1-й белорусско-литовской дивизия генерала Желиговского, занявшей Вильно. 12 октября Желиговский провозгласил себя верховным правителем «Серединной Литвы».

Марионеточное государство просуществовало до конца марта 1922 года, пока не было включено в одностороннем порядке в состав Польши согласно «Акту о воссоединении», принятом Учредительным сеймом, чтобы в 1926 году быть преобразованным в Виленское воеводство.

В Литве пытались не мытьём так катаньем добиться от Польши территориальных уступок, включая «План Гиманса», по которому оба государства заключали федеративный договор, но всё было напрасно: Польша на правах победителя наплевала на хотелки Литвы, а Литва, неспособная на равных воевать с Польшей, отказалась признавать за Польшей Вильно и Виленский край.

Во всех довоенных литовских конституциях было прописано «Вильюнснаш!», как временно оккупированная войсками государства-агрессора, столица, а духоподъёмная песня со строкой «Эй, мир, мы без Вильнюса не успокоимся!» стала вторым гимном довоенной Литвы.

Без преувеличения скажем, что тема возвращения Вильнюса стала для Литвы и литовцев национальной идеей и основой государственности, и поэтому выглядит крайне нелепо ситуация, когда в современной Литве в день долгожданного воссоединения республики со столицей уделяется буквально пара скупых официальных фраз, хотя 81 год назад и в последующие годы возвращение Вильнюса стало настоящим национальным триумфом.


Впрочем, понять, откуда растут ноги столь скромного поведения литовских лидеров и общественных деятелей, несложно: 10 октября 1939 года СССР в лице Иосифа Сталина и Литва в лице диктатора Антанаса Сметоны подписали договор о взаимопомощи, согласно которому Литве передавались город Вильно и Вильненская область в обмен на размещение на её территории двадцатитысячного советского военного контингента.

И, надо сказать, ради исполнения мечты литовские власти устремились навстречу товарищу Сталину сшибая углы. По воспоминаниям очевидцев, сообщение о новом советско-литовском договоре вызвало в литовском обществе безудержную эйфорию с салютами, танцами, народными гуляниями и! – военным парадом в честь победы над Польшей.

Не следует удивляться, что у солдат литовской армии, входящих в Вильнюс в октябре 1939 года немецкие каски и оружие. Довоенная Литва на 80% была экономически зависима от Германии.

Литовские войска торжественным маршем входят в Вильно, 15 октября 1939 года.

А для радости у литовцев были очень веские причины. Уж больно свеж был в памяти германский ультиматум, на основании коего Гитлер в марте 1939 года «отжал» у Литвы единственный порт Мемель (Клайпеду) на основании «несоблюдения на её территории прав человека».

Не забыли в прибалтийской республике и постоянные угрозы Польши развязать войну, если Литва не признает её в нынешних границах, включая принадлежность Вильно. Новый раздел Речи Посполитой избавил Литву от этой угрозы и вернул желаемое, хотя и частично. Львиная доля Виленского края советским правительством была присоединена к Белоруссии, поскольку Московский договор от 1920 года потерял актуальность.

Литовские солдаты пилят шлагбаум на бывшей границе с Польшей, октябрь 1939 года.

Как известно, в современной Литве режим Сметоны рисуется эдакой несчастной овцой, божьей коровой, несчастным терпилой, раздираемым агрессивными соседями. Так вот, режим Сметоны как раз был похож на злобную крысу и Гитлер не был так уж неправ, обвиняя диктатора и его окружение в «нарушении прав человека», когда это касалось дискриминации немецкой диаспоры литовскими националистами.

Как только Вильнюс и кусок Виленской области вернулись под контроль Литвы, режим Сметоны развернул на их территории репрессии в отместку за годы пребывания в составе Польши.

Собственно, цель репрессий была прозрачной: изменить национальный состав столицы, поскольку литовцев в ней жило исчезающе мало – всего около 2%. Большинство жителей городов составляли поляки, евреи и белорусы, а литовцы жили преимущественно в деревнях.

Практика литовских нациков на вновь обретенных землях могла бы заставить побледнеть от зависти украинских необандеровцев и львовскую нацистку Фарион в частности.

Старожилы Вильно были моментально поражены в правах новой властью: их лишили свободы передвижения, права владения недвижимостью, права на работу и права на политическую деятельность.

Поляков десятками тысяч выгоняли с работы, а польские школы упразднены до единой. Литовские полицейские на улицах Вильнюса имели полное право избивать людей за польскую речь. Поляков, бежавших на Виленщину от гитлеровской оккупации, власти помещали в концлагеря, а участников сопротивления выдавали нацистам.

«Такие лагеря, как в Жагаре, стали предметом, компрометирующим Литву. У правительства возникла обеспокоенность из-за того, что, например, английское радио сообщило, что Литва обещает запихнуть всех польских беженцев в концентрационные лагеря», – писал научный сотрудник университета Ноттингема Томас Балкелис в статье «Война, этнический конфликт и кризис беженцев в Литве; 1939–1940», вышедшей в 2007 году в журнале «Современная европейская история» Кембриджского университета.

И кто же прекратил «торжество национальной демократии»? Правильно, «кровавый диктатор» Сталин И. В., сделав из Литвы Литовскую ССР в составе Союза ССР. И, как известно из недавно рассекреченных предвоенных документов, ветер перемен возник по вине Сметоны, задумавшего лечь под Гитлера и поиграть с тов. Сталиным в геополитические игры.

Таким образом, если бы не СССР, современная Литва представляла бы собой жалкий огрызок без Вильнюса, Клайпеды, Друскининкая, Ниды, Тракая и многих других примечательных городов и весей. Эти территории принадлежали бы Германии или Польше, но уж точно не Литве. Однако, как и на Украине, в современной Литве считают, что всё это прилетело к ним само по себе, за красивые глаза, как галушка в сметане в пасть гоголевскому Пацюку.

Вот и получается, что, прежде чем кидать России свои тупые предъявы, Литве следует сначала вспомнить своё далеко небезупречное прошлое и вернуть всё подаренное «оккупантами» назад, и только потом начать разевать рот.

Церемония поднятия литовского флага на башне Гедимина в Вильнюсе, октябрь 1939 года.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: ,




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Октябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сентябрь    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.