26.10.2020, Москва, Валентин Филиппов
 
interview, Белоруссия, Казахстан, Молдова, Политика, Украина
Просмотров:

Поздно создавать русские партии – Денис Денисов


Идея создания на постсоветском пространстве русских партий запоздала на 25 лет. В бывших советских республиках сформировались антироссийские элиты. В борьбе с чередой цветных революций Россия занимает оборонительную позицию.

Об особенностях ситуаций в Белоруссии, Молдавии и Казахстане на печальном примере Украины обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии, политолог Денис Денисов.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber и Яндекс.Новости

Валентин Филиппов: Сейчас в Белоруссии начала организовываться партия «Союз». Пошли разговоры о том, что эта партия создается из Кремля, с одной стороны. С другой стороны – что ее создают русские националисты. А, с третьей стороны, – что ее создает сам лично Лукашенко. Кто все-таки её создает, откуда она такая вдруг взялась?

Денис Денисов: Вы знаете, Валентин, может же быть и, как вы говорите, что это такой дракон трехголовый, который создают и из Кремля, и Лукашенко, и русские националисты. А там, глядишь, еще и некоторые ушки депутатов Российской Государственной Думы будут торчать. Либо это будет вообще фикция и ни к чему серьезному и конкретному данная инициатива не приведет. К сожалению, у меня именно такое ощущение по поводу данной инициативы. Потому что уж слишком она искусственна, слишком она запоздала.  Ну, не думаю, что ко времени она создается сейчас в Беларуси.

То, что мы сейчас можем, то есть Российская Федерация может сейчас почти всё «предлагать» Александру Григорьевичу и он не будет против – это очевидно. Другое дело, насколько эти механизмы эффективны в нынешней ситуации и смогут ли они хоть как-то позитивно влиять на двусторонние отношения, на Союзное государство, на то, что в Беларуси будет стабильность.


Или это будет очередная вот такая глобальная фикция, с помощью которой освоят колоссальный бюджет, а потом отчитаются о том, что мы в очередной раз победили мировое зло на территории Белоруссии. И вот после этого отчета на следующий день, так называемый «Координационный Совет Беларуси» захватит власть?

Валентин Филиппов: Вы так описали всё это. Мне даже захотелось вступить в партию «Союз».

Денис Денисов: Для того, чтобы быть сопричастным к бюджету?

Валентин Филиппов: А что же тогда эффективно? Ну, надо же какую-то пророссийскую партию создать в Белоруссии. У нас в бывших союзных республиках есть какие угодно партии, какие угодно объединения, всё что угодно, кроме русских.

Денис Денисов: Не буду с вами, Валентин, соглашаться в этом отношении. Это немножечко так запоздало – лет на 25, а то и 30, русские партии в странах постсоветского пространства. Мы увидим, что их поддержка в некоторых странах не будет превышать трех-четырех-пяти процентов. Это преимущественно, а то будет эта поддержка еще меньше.

Валентин Филиппов: В бывших союзных республиках сформировались элиты. Надо срезать эти политические элиты, экономические элиты, убрать их, заменить их своими.

А с народом-то не придется спорить, у нас же главный враг – элиты, политические, экономические. Нет?

Денис Денисов: Ну, если такое… Я думаю, даже Наполеон бы вашим амбициям позавидовал бы.

Я преимущественно, естественно, разделяю те идеи, которые вы высказываете. Другое дело, что мы же должны реально оценивать наши возможности и механизмы влияния на эти процессы, а они говорят о том, что ваши идеи, они, безусловно, находятся в контексте национальных интересов Российской Федерации, но в данном конкретном историческом контексте и периоде времени они просто нереализуемы, и всё.

Лучший показатель этого всего то, что происходит в наших сопредельных странах, с чего мы и начали. Вот Беларусь. Киргизия. Ну, Армения с Азербайджаном там отдельный кейс, его можно долго рассматривать, не будем даже на нем останавливаться. Сейчас будут выборы в Молдове. Там будет огромная проблема, потому что, по-видимому, очередная цветная вот именно в этом месте должна случиться по логике наших «западных партнеров». А в конце года так еще и парламентские выборы в Казахстане, которые также могут стать элементом дестабилизации ситуации в регионе. И в этом отношении где мы?


Разве мы там что-то дестабилизируем или пытаемся через каких-то своих контрагентов, агентов влияния, переустроить системы этих государств и переформировать политические элиты, чтобы, как вы говорите, и политическое, и экономическое руководство государства ориентировалось на Россию? Продавить вхождение в ЕАЭС, ОДКБ, построение Союзного государства?

Так вот нет. Практика этих последних трех месяцев показала, что мы находимся в глубокой обороне. Но мы, конечно, еще держимся, и, дай Бог, чтобы это не менялось. Дело в том, что прочность российской политической системы достаточно высока, но возникновение на границе опять такого количества зон напряжения, конфликтных зон, они, конечно, будут очень значительно влиять в краткосрочной, ближайшей, перспективе, этот год, следующий год, на ситуацию в Российской Федерации. Мы же это прекрасно понимаем. И здесь не до жиру, быть бы живу.

Мы наши геополитические амбиции можем сколько угодно горланить на ток-шоу, по телевизору, в интернете, – только от этого не будет результата.

Валентин Филиппов: В Казахстане, выборы, парламентские. Вы говорите, что мы никак в этом не участвуем, никак на это не влияем. А почему? То есть, если туда уже зашли те, кто собирается влиять, кто пытается дестабилизировать, а мы смотрим издали, с достаточно безопасного расстояния, и рассуждаем: «Как плохо, что туда зашли, как плохо, что там дестабилизируют»?

Но это же сфера наших интересов, наша безопасность страдает. Почему?

Денис Денисов: Ну, мы очень деликатны.

Валентин Филиппов: Да ну, я не верю в деликатность в политике. Ну нету её.

Денис Денисов: Валентин, вот вам пример просто. Будучи недавно в Молдове, там в пуле экспертном, политическом, два посольства имеют наименования. Ну, до такой степени красиво звучащие, что вот с вами поделюсь. Там существуют два главных посольства: одно – «главное посольство», ну в скобочках называется, второе – «тихое посольство». Вот я думаю, вы сразу должны догадаться, какое «главное», а какое «тихое». Догадались? Я думаю, да.

Валентин Филиппов: Я понял, что «главное» – посольство США, «тихое» – это посольство Румынии. А скажите, а почему там нет посольства России?

Денис Денисов: «Тихое» – это как раз посольство России.


Валентин Филиппов: России – это «тишайшее».

Денис Денисов: Ну, знаете ли. Из песни слов не выкинешь, придумывать не собирался, но вот такая ситуация. Такая же ситуация, по-видимому, и в Казахстане. И здесь для меня лично ничего удивительного совершенно нет, потому что в угоду нормальным взаимоотношениям с политической элитой и экономической элитой этого государства мы долгие годы закрывали глаза на проблему наших соотечественников в этой стране. На проблему, связанную с тем цивилизационным сегментом Русского мира, Русской православной цивилизации, которые постоянно сужаются в Казахстане при непосредственном участии политической элиты. И это не единственный пример таких взаимоотношений России со своими соседями.

А когда Янукович был у власти на Украине, что, российская позиция была другая? Особенно в контексте социокультурного среза на Украине. Вот допустим, Николай Янович Азаров не один раз говорил и по телевизору, и мне лично говорил, про то, что он признает, что они не уделяли должного внимания этой сфере, а это оказалась одна из ключевых сфер. А Россия уделяла этому внимание на Украине, когда была возможность? Нет, не уделяла.

Вот точно так же мы сейчас находимся в аналогичной ситуации. И с Казахстаном, и отчасти с Беларусью, и с Азербайджаном и Арменией. Вот мы как бы за длинным рублем сильно уж устремились, а вот эти вопросы, связанные с цивилизациями, с социокультурными факторами, языковыми, мы почему-то… отбрасываем на второй-третий план, считая, что: «Ну, это само собой, останется, и без этого останется». А вы же знаете динамику по сокращению людей, которые себя называют этническими русскими в той же Украине.

Вот вы говорили про партию русских. Вот в 91-м году её электоральная база могла бы, там, составлять порядка 30%. А сейчас – меньше 10. Прикол? Ну классно же, да? В три раза она урезалась. И динамика, тенденция, по всем городам, по всем республикам постсоветского пространства вот такая, вниз идет, ну ничего мы с этим сейчас поделать не можем. А не можем, потому что, видимо, не хотим.

Валентин Филиппов: Потому что быть русским опасно и непрестижно.

Денис Денисов: Слушайте. Вот хорошо, тоже классно. Вот меня мои коллеги, опять-таки, из Молдовы, сейчас спрашивали: «А вообще Россия собирается что-то делать, какой-то проект, который бы способствовал тому, чтобы Россия становилась привлекательной нашей молодежи, нашим гражданам?». Да вот получается, как бы… по телевизору у нас часто что-то где-то даже чуть-чуть получается, но, я так понимаю, на внутреннюю территорию.

Валентин Филиппов: Да, на внутреннюю.

Денис Денисов: А вот с внешней аудиторией прямо беда. Прямо беда-беда-беда, потому что мы не сгенерировали идею, которую мы могли бы предложить нашим, в том числе, соседям по постсоветскому пространству. Мы не делаем никаких образов из Российской Федерации, которые бы действительно были притягательными и конкурентными с образами наших «западных партнеров»…

Валентин Филиппов: Я бы мог поспорить. Вот в меня можно плеваться, но я должен сказать, что российская эстрада, почему на Украине так борются с нею, российская эстрада – это то, что подтягивает молодежь к России ближе. То есть, телеканал ТНТ, к примеру. Я тоже об этом говорил очень давно, что главное, что объединяло общество на Украине и в России – это телеканал ТНТ.  Потому что, да, он бездумный, да, он смешной, да, он там ниже пояса шутки, все дела. Но там узнаваемые учительница из Воронежа, безработный из Таганрога, пацаны из Краснодара. То есть, это всё узнаваемо, оно такое же, как и на Украине. На Украине и в России оно одинаково. Люди смотрели, смеялись. И что самое интересное, когда начался майдан, первое что сделали – отрубили ТНТ.

Денис Денисов: Ну, слушайте, ну, или что, вы скажете сейчас, что в Одессе теперь слушают украинские радиостанции?

Валентин Филиппов: Нет, конечно. Нет, не слушают.

Денис Денисов: Так я вам больше скажу. Вот смотрите, Украина, Молдова, Беларусь. Из каждого чайника там всё равно звучит российская попса. Но трагедия этого всего ж в чем заключается? Что получается, образ России выражается теперь в таких вечных строках: «18 мне уже, ты целуй меня везде», да?

Валентин Филиппов: Помните, во время первого майдана в 2004-м году была такая фраза, что «Нам пора отказаться от языка блатника и попсы»? То есть, они русский язык называли «язык блатняка и попсы». Достоевский писал на «языке блатняка и попсы».

Денис Денисов: Вот знаете парадокс в чем? Достоевский, к счастью, не писал на этом языке. А вот нынешняя российская популярная культура – это как раз культура именно этого языка. И вот самая большая трагедия – то, что действительно Россия воспринимается в этих странах, особенно молодежью, через призму, через сито, именно этой масс-культуры, которая совершенно ничем не отличается от масс-культуры наших «западных партнеров». Ни Соединенных Штатов, ни Европы. Потому что мысли-то совершенно идентичные, одинаковые. И это – самая большая трагедия. То есть, 19-й век, 20-й век, мы могли предлагать миру вот эти совершенно фантастические, уникальные идеи и пути развития. То есть, православную цивилизацию, советскую цивилизацию. А теперь мы скатились до того, что стали одними из субъектов, которые просто продуцируют вот эту вот масс-культуру, которая ведет просто в бездну какую-то. Потому что она такая. Как бы она популярная, но она мне кажется очень мерзкой, очень поверхностной, очень несерьезной, ну, от которой, действительно, становится противно.

Валентин Филиппов: Мы просто состарились.

Денис Денисов: Нет.

Валентин Филиппов: Да-да-да.

Денис Денисов: Я не согласен. Не надо, там, в 15 лет наизусть знать «Братьев Карамазовых», но к 16-ти годам ты их обязан прочитать. Просто потому что там тебе предлагают взглянуть на мир глазами, которыми ты, наверное, никогда не смотрел до этого и вряд ли когда-то потом посмотришь. Это все-таки православные глаза. Но это удивительно и это вообще, наверное, отдельная тема. Но, возвращаясь к нашей основной теме, у России существенная проблема в том, чтобы продвигать свой позитивный образ в мире, потому что такой образ, который мы сейчас видим, и как говорили только что, продвигаем, он не может быть стратегическим.

Валентин Филиппов: Хорошо. Ну, это всё высокая байда, как говорят в Одессе, это замечательно, от нее штырит, но вот… на Донбассе, например, вообще всё просто. Там уже всё скатилось до войны семь лет назад. Просто тупо – кто сильнее, у кого танков больше, у кого солдаты более безбашенные? Да? А что же у нас с этим так не поперло?

Денис Денисов: Вы же сами прекрасно понимаете, это и вопросы сами по себе риторические, и какого-то ответа на них…

Валентин Филиппов: Нету.

Денис Денисов: Более-менее разумного, адекватного дать, наверное, не представляется возможным. Можно единственное что констатировать – то, что мы в очередной раз упустили шанс продемонстрировать то, что мы можем созидать и создавать не только иллюзии и образы, а вот действительно конкретные такие прикладные проекты для людей.

Вот могли ж, и начиная с 14-ого года из Донбасса сделать такой регион, несмотря даже на и обстрелы и продолжающуюся войну, глядя на который представители Украины бы слюнками захлебывались. Могли? Могли. Можем – можем, не делаем – не делаем. Почему?

Мы опять будем возвращаться к этим пресловутым Минским соглашениям. Какой предусмотрен формат для Донбасса, для ДНР и ЛНР – совершенно прозрачно и понятно: формат якоря, который находится в составе Украины, и который не дает Украине максимально интегрироваться в евроатлантическую структуру.

Валентин Филиппов: Ну, она уже интегрировалась настолько, насколько это было нужно западным структурам. То есть на её территории уже находятся вражеские войска, летают самолеты…

Денис Денисов: Строятся базы… Да, совершенно верно. Я, кстати, более чем уверен – если бы, допустим, для Соединенных Штатов с точки зрения их геостратегии была бы страшная заинтересованность в том, чтобы Украина присоединилась к НАТО, то, в конце концов, были бы изменены критерии, по которым принимаются в НАТО, и они были бы переписаны таким образом, что и Украину в нынешнем варианте можно было бы интегрировать. Всё происходит в интересах глобальной политики Соединенных Штатов и не более того.

Валентин Филиппов: Ну на этой оптимистической ноте я предлагаю завершить наше обсуждение.

Денис Денисов: Очень «оптимистично», да.

Валентин Филиппов: Посмотрим к чему приведут переговоры, неужели к чему-то другому, чем раньше. А вдруг. Ладно, хорошо, огромное спасибо.

Денис Денисов: Спасибо, взаимно. Вроде нормально получилось. По-человечески.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки:




За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

Размещение ссылок на сторонние ресурсы запрещено!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]


Все новости за сегодня
  • Декабрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Ноябрь    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Subscribe2



  • WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com

    Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.