14.07.2019, Киев, Сергей Устинов
 
Авторская колонка, Война, Донбасс, Политика, Преследования журналистов, Россия, Украина
Просмотров:

Зеленский ни мычит, ни телится. Почему?

Конец недели с 8 по 14 июля был отмечен сразу двумя значимыми инцидентами. Один из них – на Донбассе, где, начиная с позднего вечера 10 июля, массированным артобстрелам подверглись  окрестности контролируемой ДНР Горловки. Причем, в этот раз сам факт обстрелов подтвердили обе стороны. Да и местные жители в соцсетях сообщали, что временами обстрелы были настолько сильными, что в буквальном смысле дрожали окна домов. «Диван дрожит, как в тракторе», «Такой пипец, ужас», «Гольма так сильно и страшно, наверное, еще не было!!!», «Калиновка – полный пипец»,  «Давно такого не было, не знаешь, чего ждать. Вот тебе и перемирие», «Готовимся к обострению», – писали в соцсетях.

По данным ДНР, за это время по окрестностям Горловки с позиций ВСУ было выпущено 112 мин калибром 82 и 120 мм и снарядов калибром 122 мм. Мины и снаряды повредили дом в посёлке Зайцево, а соседний посёлок шахты им. Гагарина в результате обстрела остался без газа. Там, к счастью, обошлось без жертв, однако в Гольмовском – пригороде Горловки, по сообщению главы городской администрации Ивана Приходько, обстрелом убило женщину 1949 года рождения.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Мир Тесен, Яндекс.Дзен, Telegram, FacebookОдноклассниках, Вконтакте, канал YouTube и Яндекс.Новости

Еще один резонансный инцидент – правда, без жертв, имел место в Киеве. Там из гранатомета было обстрелян фасад здания, в котором размещается редакция телеканала «112-Украина», входящего в медиагруппу, связанную с одним из лидеров Оппоплатформы «За жизнь» Виктора Медведчука. В этом случае никто не пострадал. Однако вновь возник повод заявить о давлении на свободу СМИ в Украине. Тем более, что обстрел 112-го возник не на пустом месте, а явился продолжением скандальной истории с отменой анонсированного телемоста между российским госканалом «Россия-1» и еще одним каналом из пула Медвечука – «Newsone».

Тогда, напомню, идея телемоста заставила отреагировать высшее руководство страны, включая президента Владимира Зеленского и его выдвиженца Ивана Баканова – и.о. главы СБУ. Это не считая привычного ора крайне правых всех мастей – от Нацкорпуса до Порошенко и Парубия.

Реакция Зеленского была жесткой на грани истерики. И многие из умеренного лагеря поспешили обвинить президента в том, что он «прогнулся» перед агрессивным меньшинством, фактически ситуативно встав по одну сторону баррикад с националистами.

Формальные основания для таких упреков были – ведь риторика видеообращения Зеленского была выдержана в тональности, близкой к той, что демонстрировал последние годы Порошенко.

Однако нынешнее обострение на Донбассе и обстрел телеканала остались без реакции Зеленского. Не было никаких заявлений, видеообращений, поручений разобраться и чего-то в таком же духе.

Почему же молчит президент?

Причин несколько. И первая – выборы. В истории с несостоявшимся телемостом, а затем обстрелом телеканала любая реакция власти была бы бесплатным подарком партии «За життя», а Зеленскому объективно незачем накручивать рейтинги конкурентам. Поэтому истерика по поводу телемоста плавно трансформировалась в деловое предложение Путину – встретиться в Минске в компании представителей ведущих западных держав. Мол, раз «надо поговорить» – так давайте поговорим. Всячески отругав и заклеймив инициативы канала Медведчука, а заодно обвинив в «дешевом пиаре» и «провокациях» своих оппонентов из «За життя» и «Европейской солидарности» Порошенко, Зеленский фактически предложил то же самое. Только уже не в формате телемоста, а в формате политического саммита. И с собой в главной роли от Украины.

Со стороны это выглядело как перехват инициативы у Медведчука и Бойко, перетягивание «российской повестки» на себя.

Не забываем, до выборов остаются считанные дни, и Зеленский, основной избиратель которого живет на юго-востоке и в центре, просто не может себе позволить, чтобы блок вопросов, связанных с отношениями с Россией и обещанной перед выборами миротворчеством, ассоциировался с Медведчуком.

Зеленскому кровь из носу важно выглядеть в глазах электората большим миротворцем, нежели традиционная «промосковская партия».

Но, опять-таки, есть нюанс: в отличие от Медведчука, на сегодняшнюю демонизацию которого правые работали последние 18 лет, Зеленский не может себе позволить и показаться слабым в глазах той части электората, которую на Украине принято называть «патриотической».

Значительная часть этих людей тоже устала от войны и не против нормализации с Москвой, но они ждут от Зеленского того, что он проявит «твердость» и «не прогнется».

Иначе говоря, от Зеленского, как говорил Кравчук, требуется «пройти между капельками», одновременно угодив и юго-востоку с его запросом на мир, и сохранив лицо перед «патриотами», которые не простят ему «зрады», если решат, что он, как любят писать в националистических СМИ, «встал на колени перед Путиным».

Именно этим комплексом обстоятельств и объясняется то ощущение двойственности и половинчатости, которое производит Зеленский.

Желание как-то поладить с Кремлем у него имеется, но вот представления о том, с какого конца за это взяться, очевидно, довольно туманное.

С одной стороны – жесткая риторика в духе Порошенко. С другой – попытки выйти на прямой контакт с Москвой и куча явных и неявных «позитивных сигналов», посылаемых в Москву его окружением. Начиная от русского языка для Донбасса, заканчивая деблокадой ЛДНР и началом выполнения минских договоренностей.

Все вместе со стороны выглядит несколько шизофренически – компромиссный характер предложений заглушается агрессивной риторикой, как горькая пилюля запиваемая стаканом сладкой газированной воды.

Но таковы уж правила игры в постмайданной Украине. Перещеголять Медведчука в пророссийской риторике Зеленский не может, да и, судя по всему, не хочет, и не ставит перед собой такой задачи.

А вот задача вернуть монополию на выработку внешней политики Зеленским явно осознается. Особенно после недавнего скандала с Климкиным, славшим в Москву хамские ноты за спиной своего формального начальника.

И дело тут не в любви Зеленского к России. На кону – станет ли он президентом не просто по должности, но и по сути, или останется никем.

Если такие тенденции не пресечь в зародыше, может оказаться, что в стране сформируется параллельное министерство иностранных дел, курируемое вовсе не с Банковой. И уже неважно, кто будет куратор – Медведчук ли или Порошенко. Важно, что Зеленского фактически  отодвинут от власти в этом вопросе, и все реальные решения будут приниматься за его спиной, оставляя ему лишь представительские функции и зачитывание с бумажки чужих речей.

Кстати говоря, в оборонной сфере сейчас именно такая ситуация и сложилась. Перед уходом с должности Порошенко практически поменял всю военную верхушку, включая руководителя ООС на Донбассе и командующего Нацгвардией.

Если к этому добавить продолжающего исполнять обязанности министра обороны Степана Полторака и действующего главкома Сил Специальных операций ВСУ, баллотирующегося в Раду по списку Порошенко, под командованием Зеленского остается разве что назначенный им глава Генштаба.

Вырисовывается вполне определенная картина: главковерх из Зеленского пока что больше номинальный, и контроль над войсками остается достаточно условным – отсюда и инициативы с отменой парада и массовыми раздачами денег военным в расчете купить лояльность.

Пространство для маневра не то чтобы узкое – его просто нет. Зеленский не может «топнуть ножкой» и обвинить своих военных в том, что они действуют перпендикулярно его планам как-то  договориться с Москвой. Иначе завтра под его окнами будут подзуживаемые штатскими «ястребами» разъяренные «ветераны АТО» с криками о том, что «на фронте гибнут хлопцы, а в тылу – реванш».

А, как мы видим по множеству других примеров, готовность не пасовать перед толпой, даже понимая, что толпа представляет меньшинство общества, – явно не в числе добродетелей Зеленского.

До путча, которым грезят некоторые правые, конечно, не дойдет, но говорить о том, что Зеленский полностью владеет ситуацией, как минимум до начала осени, когда новый парламент утвердит замену Полтораку, не придется. Отсюда и нежелание ссориться с военными, постоянные заигрывания с «ястребиными» настроениями в армейской среде – все равно как-то повлиять на это у Зеленского сейчас нет никакой возможности. Остается лишь плыть по течению.

В целом, до окончания выборов, формирования нового правительства и окончательной комплектации верхушки силовых ведомств вряд ли стоит ожидать каких-то серьезных подвижек.

«Корова» новой украинской власти не будет ни мычать, ни телиться. И то, и другое чревато потерей рейтинга и проблемами с небольшими, но сплоченными и агрессивными общественными группами выгодоприобретателей прошедшей пятилетки, которые без боя свои позиции не сдадут.

Зеленский, возможно, и открыл бы фронт против этой публики, но без заградотряда за спиной, с правом расстрела на месте, его бой вряд ли будет по-настоящему эффективен.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Метки: , , , ,










За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!

По вопросам разбана обращаться на [email protected]



Все новости за сегодня
  • Август 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.