Гуманитарная программа
по воссоединению народа Донбасса
Олег Хавич Руководитель Института Западно-Украинских исследований, Черновцы-Киев
  1 407 просмотров
21 сентября

Украинский закон об образовании: Почему молчит Польша


На фоне резких заявлений глав МИД Болгарии, Венгрии, Греции и Румынии относительно нового украинского закона об образовании позиция Польши выглядит на удивление мягкой.

Польша одной из последних среди заинтересованных стран ЕС отреагировала на недавно принятый парламентом Украины и уже отправленный на подпись президенту закон об образовании, которым ликвидируются общеобразовательные школы национальных меньшинств, а преподавание предметов на их языках ограничивается начальной школой.

19 сентября заместитель министра иностранных дел Польши по вопросам безопасности, консульских дел и восточной политики Бартош Чихоцкий, находясь с визитом в Киеве, отметил, что Польша получила ответ от Украины по вопросам, которые заинтересовали польскую сторону в связи с этим законом.

«Тем не менее со своей стороны мы хотели бы Украину также предостеречь, чтобы эти изменения не вызвали конфликта с международными обязательствами Украины о языках национальных меньшинств», —  сказал Чихоцкий.

Таким образом, польская дипломатия подтвердила свою новую линию относительно Украины, обозначенную 7 августа в развернутом интервью российской газете «Коммерсант» главы МИД этой страны Витольда Ващиковского.

В нём Ващиковский фактически дезавуировал свое недавнее заявление о том, что «с Бандерой и Шухевичем Украина в Европу не войдет», и подчеркнул, что «у нас нет информации о растущем национализме в Украине».

А продолжающуюся героизацию УПА руководитель польской дипломатии объяснил тем, что «Украина безотчетно пытается сформулировать, нащупать свою историческую идентичность, чтобы заложить основу для патриотизма — хотя кто-то может назвать его национализмом, и это нормальная тенденция».

Однако в МИД Польши недаром напомнили о  международных обязательствах Украины, которые определены Европейской хартией региональных языков или языков меньшинств, ратифицированной Киевом еще в мае 2003 года.

Согласно закону о ратификации, Украина обязывалась  обеспечивать доступность дошкольного, начального, среднего и профессионально-технического образования (или его существенной части) на соответствующих региональных языках или языках меньшинств, поощрять или допускать университетские или другие формы высшего образования на таких языках, создавать условия для изучения этих языков в качестве дисциплин высшего образования. Более того, обязательства касались и обеспечения преподавания истории и культуры, нашедших отражение в региональном языке или языке меньшинства.

Единственная оговорка, которую Украина внесла при ратификации Хартии — отказ исполнять ее в части «нетерриториальных языков» — которые, «несмотря на традиционное использование на территории государства, не могут связываться с каким-либо его определенным районом».

Уже тогда большинство аналитиков называли её направленной исключительно против русского языка, но администрация Кучмы успокаивала общество списком языков национальных меньшинств, приведённым в законе о ратификации Хартии: белорусский, болгарский, гагаузский, греческий, еврейский, крымскотатарский, молдавский, немецкий, польский, русский, румынский, словацкий и венгерский.

Украина регулярно отчитывалась перед Советом Европы о реализации этой Хартии. Более того, в третьем периодическом отчёте, направленном в Старсбург в сентябре 2015-го, уже нынешние украинские власти вынуждены были признать, что «русский язык традиционно использовался на всей территории Украины» (стр. 134 документа).

Еще два года назад по всей Украине функционировало 621 общеобразовательное учебное заведение с обучением на русском языке, 550 — с украинским и русским языками, 3 — с обучением на русском и молдавском языках, 1 — с обучением на украинском, на русском и румынском языках, 1 — с обучением на русском и польском языках, 1 — с обучением на русском и венгерском языках. Начальное образование на русском языке получали 157,642 ученика, среднее — 198,620, как предмет изучали русский язык в 8,636 общеобразовательных учебных заведениях, 325,074 учеников в начальной школе и 698,723 — в средней.

Для сравнения, в то же время работали только 5 общеобразовательных школ с польским языком обучения, и по одной — с польским и украинским/русским языками, причём локализованы они были в Ивано-Франковской, Львовской и Хмельницкой областях. В начальной школе на польском языке обучались 622 ученика (в средней — 972), изучали польский язык как предмет — 1,797 учеников в начальной школе и 24,504 в средней.

На данный момент, согласно официальной статистике, на Украине на языках национальных меньшинств обучается около 400 тысяч детей в 735 учебных заведениях. Понятно, что за два года резко сократилось количество изучающих русский язык, и чуть ли не каждый день СМИ публикуют информацию о том, что под давлением одного-двух националистически настроенных родителей в школах отказываются от изучения русского даже как второго иностранного.

Поэтому в заявления украинских чиновников от образования о том, что закрытие русских школ будет компенсировано возможностью создания классов с русским языком обучения, никто не верит — такая опция теоретически есть и сейчас, но реализовать ее невозможно, даже если собраны десятки заявлений родителей.

Подобная практика понемногу распространяется и на другие языки национальных меньшинств. К примеру, с нового учебного года в нескольких болгарских сёлах Одесской области отказались создавать первые классы с болгарским языком обучения.

Поэтому неудивительно, что министр иностранных дел Болгарии Екатерина Захариева 14 сентября заявила, что  главы МИД Болгарии, Венгрии, Греции и Румынии подписали письмо в адрес Украины, где выразили озабоченность в связи с новым законом об образовании, и подготовили аналогичные обращения в ОБСЕ и Совет Европы.

Среди упомянутых выше четырёх стран самую жёсткую позицию занимает Венгрия: 19 сентября парламент этой страны единогласно принял резолюцию с осуждением украинского закона об образовании, подчеркнув, что он грубо нарушает права венгров в Закарпатье, и призвал международное сообщество осудить закон.

«Украина вонзила Венгрии нож в спину, внеся изменения в закон об образовании, который сильно нарушает права венгерского меньшинства. Позорно, что страна, которая стремится развивать все более тесные отношения с Европейским Союзом, приняла решение, которое является полной оппозицией европейским ценностям. Это недопустимо, что Украина лишила венгров их права обучаться на родном языке в школах и университетах и оставила им такую возможность только в детских садах и начальных школах», — заявил на минувшей неделе глава венгерской дипломатии Петер Сийярто.

Венгрия официально пожаловалась на Украину в ОБСЕ, ООН и Евросоюз из-за нового закона об образовании, а глава МИД этой страны распорядился, чтобы венгерские дипломаты не поддерживали ни одной украинской инициативы в международных организациях, а также заявил, что Венгрия отныне не будет поддерживать важные для Украины решения.

Кстати, реакция России по сравнению с упомянутой Венгрией выглядит куда мягче. МИД РФ лишь призвал к «коллективным усилиям, в том числе на «площадках» международных организаций, с целью противодействия политике властных структур Украины, попирающих общепризнанные правочеловеческие стандарты».

Такая сдержанность Москвы, скорее всего, объясняется реализмом российской внешней политики, ведь рычагов влияния на Киев в Кремле сейчас практически нет — ни прямых, ни через Вашингтон, который новый украинский образовательный закон публично поддержал. В России явно надеются на консолидированную позицию европейских соседей Украины, которая может повлиять на скатывающийся в откровенный нацизм киевский режим. Ведь условием получения очередного гранта от Брюсселя в сумме 600 миллионов евро страны ЕС могут определить снятие запрета не только на экспорт леса-кругляка, но и на закрытие в Украине школ на языках своих национальных меньшинств.

В ответ украинские дипломаты используют на переговорах со своими европейскими коллегами следующий довод — мол, вы своими протестами льёте воду на мельницу России. Тем более — мы оставили для ваших нацменьшинств лазейку, и ограничения не распространяются на обучение на официальных языках Европейского Союза. То есть болгарам, венграм, грекам, полякам, румынам и даже словакам (у которых на Украине всего одна школа — поэтому, наверное, и протестов Братиславы до сих пор нет) беспокоиться не о чем.

Однако пока таким обещаниям верит только Польша — да и то не столько в связи небольшим количеством этнических поляков на Украине, сколько потому, что она «обманываться рада».

Публичные претензии Варшавы к Киеву прекратились после июльского визита Трампа в Польшу, которую явно удалось убедить в необходимости формировании единого антироссийского фронта в Восточной Европе, в котором Украина играет роль важнейшего форпоста.

Кроме этого, количество учеников, изучающих в украинских школах польский язык, и так стремительно растёт с каждым месяцем — поскольку Польша сейчас предлагает самое доступное трудоустройство и обучение в вузах для граждан Украины.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Комментарии для сайта Cackle
Все новости за сегодня
  • Октябрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031  
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.