Гуманитарная программа
по воссоединению народа Донбасса
18.09.2017, Москва, Елена Острякова
  5 951 просмотров
Авторская колонка, История, Крым, Общество, Россия, Севастополь

Бухнуть на памятнике или умереть


Врачи говорят, что люди заболевают не во время стресса, а наоборот, когда напряжение спадает. Севастополь 23 года отчаянно сопротивлялся навязываемым ему Украиной сценариям собственного будущего. То тогдашний министр иностранных дел Владимир Огрызко увидел базу Черноморского флота как конгломерат «отельчиков и ресторанчиков», то киевская журналистка Любовь Богданова поставила под вопрос основание города Екатериной Второй и предложила вести его историю от античного Херсонеса, от которого к 1783 году остались одни развалины. Наконец, меджлисовцы в своей специальной прессе именовали город русских моряков исключительно Ак-Яром – так называлась маленькая деревушка на берегу бухты до захода в нее русских кораблей.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в Telegram, FacebookОдноклассниках или Вконтакте

Смысл этих поисков новых символов понятен и оправдан. Нужно было вычеркнуть из памяти русских на Украине образ и даже само имя города, при упоминании которого, как писал Толстой, «кровь начинает быстрее оборачиваться в жилах». Севастополь – для русского человека на подсознательном уровне является символом героической истории. Поэтому украинские публицисты с каким-то злобным исступлением напоминали, что обе обороны города, несмотря на великие подвиги его защитников, оканчивались сдачей.

В этом враждебном окружении севастопольцы упорно продолжали хранить старые традиции и создавать новые. С размахом и особым подъемом каждый год проходили парады на День Победы и День флота. Создавались новые музеи (на 35-й береговой батарее) и устанавливались памятники (основательнице города Екатерине Второй). Дети на линейках чествовали ветеранов, учились в школах «Севастополеведению» по специальным учебникам  и возлагали венки на воду в память о погибших.

Город боролся за свою идентичность, понимая, что с утратой ее само имя Севастополя станет пустым и бессмысленным. Даже в соседней Республике Крыму на севастопольцев ворчали за гордость и снобизм. Гордимся мы, действительно, всем подряд. Но это чувство и помогало нам выжить в агрессивной среде, и дало амбиции на тот знаменитый митинг, с которого началась Русская весна.

И вот все счастливо переменилось, Севастополь вернулся на Родину, которая его особый статус не оспаривает, а наоборот, постоянно устами президента сравнивает то с Иерусалимом, то с Меккой. Новые туристы, хлынувшие на патриотической волне, спрашивали у местных исключительно про памятники и достопримечательности, а не про пляжи и столовые, как когда-то приезжие с Украины. Едва ли не каждый день на площади Нахимова финишировал автопробег из какой-нибудь отдаленной части России. Общественники соревновались, придумывая новые патриотические акции, связанные с Севастополем.

Казалось бы, можно расслабиться. Горожане и расслабились, не заметив, как старые украинские идеи стали вползать в образ будущего российского Севастополя.

В этом году День Исторического бульвара (еще одна неизменная городская традиция), можно сказать, что был отменен. Главным событием этого праздника обычно был марш униформистов, приезжавших со всего СНГ, которые затем разыгрывали во рву Четвертого бастиона бой, в котором русские побеждали французов. Поглазеть именно на это шли тысячи людей. Однако новый директор Музея обороны города Николай Мусиенко, присланный из Волгограда, решил патриотические мероприятия не проводить. Зато оставил выставку национально-культурных обществ, идея которой зародилась как раз в украинские времена, чтобы музыкой татар, грузин и молдаван заглушить пророссийский пафос праздника.

Не свойственные Севастополю ярмарки продажи всего-всего появились на площади Нахимова и площадках Приморского бульвара. Не то, чтобы этого совсем при Украине не было. Было, конечно. Ответственный за благоустройство чиновник из Донецка устроил в 2011 году на Приморском форменный шанхайский рынок. Но недовольство горожан заставило тогдашнего губернатора Владимира Яцубу распорядиться убрать безобразие.

Последние три года безобразия регулярно устраивали российские чиновники-патриоты. Братская Белоруссия торговала на площади, на которой началась Русская весна, и мясом, и одеждой. Тут же продавался мед с Алтая и много еще чего. Горожане поворчали, да и смирились. Умные люди называют такое «окном Овертона».

После того, как ярмарки прижились, власти решили увеличить масштаб, и провести целый фестиваль «Вкус Крыма». На площади под бодрую музыку наливали вино, жарили шашлыки и заворачивали бутерброды. Ближе к вечеру все это поедали прямо на газонах под памятником Нахимову. Сопротивления это уже не вызывало. Так бы и прошел фестиваль, если бы организаторы не перешли красную черту, когда устроили дегустационную площадку на Графской пристани.

Это белая колоннада, одно из первых строений Севастополя, от которой гранитная лестница спускается к дощатой набережной. Именно здесь начинается военный парад на День флота. С одной стороны на пристани памятная доска, посвященная гибели крейсера «Червона Украина» в 1941, с другой – табличка в память Русского Исхода, который в 1920 году начинался здесь.

Каждый год в ночь на 22 июня сюда приходят молодые люди, чтобы зажечь свечи и пустить бумажные кораблики на воду. Это особенная севастопольская акция, посвященная выпускникам 1941 года, по легенде именно здесь услыхавших грохот первых бомб Великой Отечественной войны, сброшенных на Севастополь.

Особая история Графской пристани связана с пророссийским сопротивлением украинских времен. В 2008 году командование ВМС Украины попыталось установить здесь мемориальную табличку, посвященную позорному эпизоду Гражданской войны, когда незначительная часть Черноморского флота подняла украинские флаги, чтобы избежать затопления.

Узнав об этом, несколько сотен севастопольцев съехались в центр, прорвали оцепление раскололи табличку, а потом утопили посреди бухты. Семеро участников тех событий почти десять лет находились под следствием и украинским судом. Обвинения были с них сняты только после воссоединения с Россией.

Этих людей организация дегустационной площадки на памятнике федерального значения просто потрясла. «Как можно было смешать бухалово с исторической памятью?! За это мы дрались на Графской? Такие праздники обычно проводятся на виноградниках. А у нас — на площади Нахимова. Я так и сказала: прости, Павел Степанович, не доглядели», — поделилась своими эмоциями с «ПолитНавигатором» лидер Русской общины Севастополя Татьяна Ермакова.

А вот известный общественник, а ныне глава Корпорации развития Севастополя Олег Николаев никакого нонсенса в распитии спиртного на Графской пристани не увидел, поскольку она — «отличная арт-площадка».

«Вот некоторые думают, что концерт памяти на 35 Береговой батарее — это плохо, а другие против алкоголя на патриотическом байк-шоу «Ночных волков», третьи не хотят, чтобы здесь выступал «Ленинград», четвертые вообще призывают обнести город колючей проволокой и никого сюда не пускать. Нужно уважать мнение каждого. И в этом общественном дискурсе досталось фестивалю «Вкус Крыма», до которого развлекательных заведений в районе Графской пристани всегда было достаточно. Кто-то увидел на фестивале одно, другие отметили отличную арт-площадку. Отзывы абсолютно разные. Главное — воспитание и умение культурно отдыхать, будь то фестиваль или встреча давних друзей», — сказал Николаев «ПолитНавигатору».

Сам он уроженец Краснодара и приехал в Севастополь в 2010 году. Как оказалось, это очень важно. В жарких дискуссиях в соцсетях горожане поделились на коренных и приезжих. Последних пьянка на Графской не смутила.

«Люди всерьез возмущаются из-за того, что кто-то посмел присесть на травку рядом с памятником Нахимову. Севастополь — город мертвых», — написала у себя в «Фейсбуке» журналистка, уроженка Керчи Нина Авдеенко.

Действительно, коренные севастопольцы, фигурально выражаясь, умрут, но пить на памятнике не согласятся. Одна из таких патриоток города Янина Вербицкая направила возмущенное письмо губернатору Севастополю Дмитрию Овсянникову.

«Вызывает недоумение тот факт, что среди перечня подразделений Правительства, ответственных за подготовку и проведение фестиваля «Вкус Крыма», не указано Управление охраны объектов культурного наследия — ведь одной из площадок, выбранных руководством города для проведения фестиваля, является Графская пристань, являющаяся, согласно Распоряжения Правительства Российской Федерации от 17 октября 2015 года, № 2073-р памятником культурного наследия федерального значения.

Не секрет, что население города за последние несколько лет, в силу известных обстоятельств, увеличилось почти в два раза. К нам едут все: от рядовых граждан нашей страны (и не только её) до чиновников-назначенцев различных рангов — но, к сожалению, для многих из них история нашего города, культурные его особенности ещё не стали неотъемлемой частью их жизни», — пишет Вербицкая.

Ответ на это эмоциональной письмо, копией которого располагает «ПолитНавигатор», пока не получено. Справедливости ради – отведенный законом срок пока не истек. Но если деление на местных и приезжих действительно так важно, то выходец из Удмуртии Дмитрий Овсяников, возможно, просто не поймет, что так оскорбило этих странных севастопольцев.

И фестиваль «Вкус Крыма» станет ежегодным, а Графская пристань превратится в «арт-площадку» с распитием алкоголя. Да что там, весь Севастополь, расслабившийся на Родине, осуществит мечту украинского министра, став городом «отельчиков и ресторанчиков».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.





За мат, оскорбления, Администрация Сайта вправе удалять сообщения и блокировать аккаунты без предварительного уведомления. Спасибо за понимание!
Комментарии для сайта Cackle
Все новости за сегодня
  • Декабрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    «    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
  • Спасибо!

    Теперь редакторы в курсе.